Facebook | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

«Воры в законе» и «решала» Асада. Кто владеет недвижимостью в Дубае?

Дата: 13 июня 2018 в 22:52 Категория: Происшествия

В среду Центр по исследованию коррупции и организованной преступности (Organised Crime and Corruption Reporting Project, OCCRP) опубликовал расследование об инвестициях в недвижимость эмирата Дубай. В отличие от многих стран мира, реестры владельцев недвижимости в Объединенных Арабских Эмиратах полностью закрыты для широкой публики. Как и в случае с нашумевшими «Панамскими бумагами», помогла утечка: в распоряжении OCCRP и ее партнеров оказалась частная база данных владельцев недвижимости в Дубае, составленная профессиональными риэлторами. В ней фигурируют политики, бизнесмены, футболисты, а также люди, ранее замеченные в связях с организованной преступностью.

В списке владельцев элитной недвижимости значится сын президента Азербайджана Ильхама Алиева Гейдар и его дочь Арзу. О наличии у них собственности в Объединенных Арабских Эмиратах говорилось и ранее. Упомянуты также несколько россиян. Среди них – фигурант американского «Списка Магнитского» Владлен Степанов. В 2011 году оппозиционер Алексей Навальный обвинил его в приобретении недвижимости в Дубае на деньги, украденные из федерального бюджета России. В ответ Степанов подал в суд иск о защите чести и достоинства и отсудил у оппозиционера 100 тысяч рублей.

«Золотые пески Дубая» – так называется серия публикаций OCCRP, основанная на утечке и подготовленная в рамках проекта «Глобальный антикоррупционный консорциум» совместно с международной антикоррупционной организацией Transparency International. Заместитель генерального директора российского отделения Transparency International Илья Шуманов рассказал Радио Свобода, на что стоит обратить внимание в новой порции разоблачительных материалов OCCRP:

SoundCloud

– Что из себя представляет новая публикация OCCRP, на каких данных она базируется и какие сферы охватывает?

– Речь идет о реестре недвижимости в Дубаях, Объединенные Арабские Эмираты. Это утечка, которая – уже, наверное, можно сказать «как водится» – попала в руки OCCRP. Это организация, которая занималась исследованием «Панамских бумаг» и «Райского досье». Партнерами OCCRP в этом расследовании была американская некоммерческая группа C4ADS, которая занимается расследованиями, и Finance Uncovered, британская группа, занимающаяся исследованиями проявлений клептократий.

– Фигурируют ли в «дубайском досье» россияне или российские компании? Если да, то кто и в каком качестве?

– Российских бенефициаров эта утечка зацепила лишь отчасти. В отчете, который опубликован OCCRP, речь идет о пяти россиянах, которые уже ранее упоминались в контексте владения недвижимостью в Дубае. Но я думаю, что это не все персонажи, которые были упомянуты [в реестре]. В дальнейшем мы, возможно, увидим еще какие-то новые фамилии.

Речь, например, идет об Андрее Чернякове. Это бывший директор НПО «Космос», его обвиняют в России в том, что он присвоил кредит, полученный в Банке Москвы в 2011 году. В прошлом году следствие и суды арестовали банковские счета и имущество, в том числе, недвижимость в Дубае, после введенной в отношении него процедуры банкротства (подробнее об истории Андрея Чернякова читайте, например, здесь).

Также в списке владельцев недвижимости в Дубае упомянут Владлен Степанов. В 2012 году он был включен в «список Магнитского» как один из соорганизаторов хищения налоговых денег в легендарном «деле о возврате НДС», которое расследовал Сергей Магнитский.

Сергей Магнитский

Владлен Степанов является бывшим мужем Ольги Степановой, которая занимала в тот момент должность руководителя налоговой инспекции, осуществлявшей возврат этих денег.

Помимо этого в «дубайском досье» есть еще несколько россиян, это Василий Христофоров, Вадим Лялин и Владимир Вагин. Эти три человека были включены в американский санкционный список в 2012 году как представители организованного преступного сообщества, которое в США именуют «Brothers’ circle», то есть «Братский круг». В России, наверное, это было бы корректно перевести просто как «братва». Это некий прообраз русской мафии, которая, используя свои рычаги влияния, свои связи, действует по всему миру (самым известным россиянином, попавшим под американские санкции из-за дела «Братского круга» стал певец Григорий Лепс. Подробнее об этом деле читайте здесь).

Григорий Лепс

Это пять фигурантов, которые известны, действующих или бывших чиновников наши коллеги из OCCRP пока не раскрыли, подождем, может быть, чуть позже что-то появится.

– Кто из фигурантов «дубайского досье» не из числа граждан России достоин отдельного упоминания? Некоторые фамилии бросаются в глаза, например, Гейдар Алиев, сын нынешнего президента Азербайджана Ильхама Алиева.

– В этом досье, например, фигурирует несколько представителей Нигерии, чиновники, которые участвовали в добыче нефти, даже местный нефтяной министр. Про нигерийских владельцев или участников схем с нефтью уже давным-давно пишут иностранные группы расследователей – другое дело, что не было понятно, где они отмывали деньги, через какие схемы эта недвижимость покупалась. Сейчас стало понятно, что сделки по приобретению недвижимости в Дубае касались не одного нигерийского чиновника, а целой группы.

Что касается других лиц, вы совершенно справедливо упомянули родственников президента Азербайджана. Это схема, которая, я думаю, находится под пристальным вниманием после гигантского скандала в ПАСЕ, когда представители Азербайджана участвовали в подкупе или пытались подкупать парламентариев из разных стран в так называемом деле об «икорной дипломатии».

Президент Азербайджана Ильхам Алиев

Понятно, почему мусульманские диаспоры со всего мира приобретают недвижимость именно в Дубае: среда для мусульман там более комфортная. В досье OCCRP упоминаются лица, которые находятся в санкционных списках США и участвовали в разработке иранской программы баллистических ракет. Каждая история интересна. Например, история Сулеймана Маруфа, которого называют личным помощником, «решалой» сирийского президента Башара Асада. Он использовался для того, чтобы приобретать по всему миру для жены Асада дорогую недвижимость. Он был своего рода «фронтмэном» у семьи Башара Асада, его использовали для того, чтобы скрыть персональное владение семьей президента Сирии недвижимостью и активами по всему миру. Сам Маруф, насколько я понимаю, находится под целым рядом санкций в разных странах, но формально он оказался в числе владельцев недвижимости в Дубае и расследователи говорят, что, скорее всего, эта недвижимость могла принадлежать не лично ему, а как раз семье Асада, – рассказывает Илья Шуманов.

Комментариев от лиц, чьи имена названы в расследовании, пока нет. Авторы «дубайского досье» не утверждают, что все упомянутые инвестиции и недвижимость эмирата были сделаны на деньги, заработанные нелегально. В то же время, наличие элитного имущества у политиков, чиновников и «воров в законе» должно привлечь внимание общественности и подвергнуться детальному изучению, говорится на сайте OCCRP. Расследователи также отмечают, что власти Объединенных Арабских Эмиратов уделяют недостаточно внимания выяснению происхождения средств, которые поступают в страну в качестве инвестиций.

Facebook krutovmark

 

Виджет для Сноба

Реклама вертикальная

По сообщению сайта Радио Свобода