«Внешние силы уже разделили Сирию на сферы влияния» // Израильский эксперт — о переговорах в Москве и сирийском кризисе

Дата: 01 июня 2018 в 04:48 Категория: Новости стран мира

По сообщению сайта Коммерсантъ

Ситуацию на юге Сирии, а также действия, которые предпринимает Израиль, чтобы соседняя с ним страна не превратилась в иранский плацдарм, обсудили вчера в Москве министры обороны РФ и Израиля Сергей Шойгу и Авигдор Либерман. По данным израильских журналистов, стороны договорились, что Дамаск предостережет Тегеран от строительства постоянных военных баз на территории Сирии и попросит отвести иранские силы более чем на 20 км от границы с Израилем. Израильтяне также, по данным СМИ, не против того, чтобы президент Сирии Башар Асад оставался у власти, если иранцы уйдут из этой страны. Как переговоры между политиками и военными РФ и Израиля влияют на ситуацию в Сирии, корреспонденту «Ъ» Марианне Беленькой рассказал полковник израильской военной разведки АМАН в отставке, профессор Университета Бар-Илан Мордехай Кейдар.

— Возможна ли сейчас большая война между Израилем и Ираном?

— Иран всегда воюет чужими руками. Так, базой для иранских ракет у израильской границы стал Ливан, где всем управляет группировка «Хезболла». Израиль и «Хезболла» живут в состоянии «баланса страха». Война никому не нужна. Единственная сторона, которая может нарушить баланс,— это Иран. По мнению Тегерана, «Хезболла» должна действовать в иранских интересах, то есть сохранить ракеты до того дня, когда будет прямая угроза Ирану.

— Когда настанет этот день?

— Когда Израиль нанесет удар по ядерным объектам Ирана.

— Удары Израиля по иранским базам в Сирии Тегеран не счел прямой угрозой?

— Сначала Израиль боялся, что его удары по целям в Сирии могут стать casus belli, причиной начала войны. Поэтому он наносил небольшие удары, как укусы комара. Но постепенно увеличивал масштаб. В итоге 10 мая ударил по 50 иранским военным объектам в Сирии. Похоже, это стало возможным благодаря договоренности между премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху и российским президентом Владимиром Путиным. Они встречаются несколько раз за год, разговаривают часами. Это не просто так. И иранцы очень злы на Россию. Они рассуждают так: «Для чего мы проливали кровь в Сирии, делали всю тяжелую работу на земле вместе с «Хезболлой» и другими шиитскими группировками, чтобы израильтяне сидели с русскими и решали, что делать с нами?» В глазах Тегерана это предательство.

— Что могли обсуждать министры обороны России и Израиля?

— Предполагаю, что технические вопросы, «красные линии» для каждой из сторон, вопрос о том, какие цели можно атаковать, а какие нет.

— Есть ли у Израиля стратегия в Сирии?

— Единой точки зрения на происходящее в Сирии нет. В целом неважно, какой там будет режим. Главное, чтобы у Израиля остались Голанские высоты и было спокойствие на границе.

— Правда ли, что Израиль поддерживает контакты не только с сирийской вооруженной оппозицией, но и с «Джебхат ан-Нусрой» и «Исламским государством» (запрещены в РФ)?

— С «Исламским государством» — нет. «Джебхат ан-Нусра», как и вооруженная сирийская оппозиция, подкидывала своих раненых Израилю. Когда человек истекал кровью, никто не спрашивал — откуда ты. Брали и лечили. Речь идет только о гуманитарных вопросах, никакой военной поддержки Израиль в Сирии никому не оказывал. Через помощь раненым возникли какие-то связи, и Израиль смог оказать влияние на «Нусру», когда она угрожала друзским деревням на юге Сирии. Для Израиля это очень важный вопрос. У нас в стране большая община друзов, они служат в армии. И они беспокоились за своих братьев.

— Приемлемо ли для Израиля, если в районе Голанских высот на территории Сирии будет размещена российская военная полиция?

— Да. Это приемлемо. И без того между военными двух стран существует прямая линия связи для координации в Сирии.

— Как, вы думаете, будут развиваться события в Сирии?

— Внешние силы уже разделили Сирию на сферы влияния. И это останется неизменным. Сейчас обсуждается ситуация на юге. Там будет достигнуто взаимопонимание между Россией, США, Иорданией и Израилем.

— Иранцы согласятся с таким раскладом?

— У них нет выбора. В Иране очень тяжелая экономическая ситуация, много внутренних проблем, проблема санкций. Перестает Иран себя чувствовать комфортно и в Сирии. Против него США и Израиль, Россия тоже не с ним. Это пугает Тегеран. На этой неделе Иран спровоцировал палестинские движения «Хамас» и «Исламский джихад» на выступление против Израиля в секторе Газа. Это была однодневная демонстрация возможностей Ирана. Мол, «осторожно, если вы в Сирии перейдете границу, то мы устроим хаос в секторе Газа». Иран понимает только явно выраженную угрозу, когда осознает, что наказание неотвратимо. И именно так с Ираном и нужно себя вести.