Земля — главный ресурс для России

Дата: 30 мая 2018 в 13:36

По сообщению сайта Информационный портал «ЧЕСТНОЕ СЛОВО»

Земельный вопрос для России — один из ключевых. И один из самых острых. От его решения во многом зависит будущее нашей страны, уклад жизни на селе, развитие сельских территорий Сегодня к разговору на эту тему мы пригласили профессионального эксперта, много лет работавшего заместителем главы администрации Новосибирской области и одновременно — руководителем департамента агропромышленного комплекса, Виктора  Гергерта — Виктор Александрович, ранее земля была государственной или колхозно-кооперативной. Земельная реформа привела к тому, что земли, которыми владели совхозы и колхозы, трансформировались в паи, фонды перераспределения, государственные фонды. Однако лозунг «Земля— крестьянам!» так и остался лозунгом. Где они, эти счастливые крестьяне, наделенные землей?! Началась массовая скупка крестьянских паев, которая привела к  «обезземеливанию» крестьян и концентрации земельных участков в руках отдельных собственников. Вместе с тем появилось огромное количество пустующих, заброшенных земель, на которые сельхозпроизводители не могут зайти. Что же делать с этим «наследием» земельной реформы? — На самом деле, вопрос этот далеко не простой, иначе он был бы уже решен. От того, как используется мощнейший земельный ресурс, зависит многое в стране. Я был хорошо знаком с Александром Ивановичем Лебедем, когда он работал губернатором Красноярского края, и, чтобы подчеркнуть масштабность, объем, он всегда говорил так: «На территории  Красноярского края могут разместиться 82 Швейцарии». И, немножко помолчав, добавлял: «Могут. Но не хотят». Земля непростая, сложная, «неочеловеченная», необустроенная. А ведь Красноярский край — лишь один из 83 субъектов Российской Федерации. Конечно, такой стране, как Россия, нужна особая стратегия развития этих территорий, использования земель, их очеловечивания. Это ж богатые земли! Неслучайно, как я помню, госпожа Олбрайт говорила: это несправедливо, что в России столько земли, и она плохо используется, надо ее перераспределить. Поэтому для России необычайно важно, как эта земля используется. Необходимо иметь хорошую стратегию развития территорий.   К сожалению, на рубеже 90-х годов, когда шла реформа, как мне кажется — и жизнь это подтверждает, — была использована одна из самых неэффективных форм распределения земли. Я помню, как сам, будучи председателем колхоза, не имея никакого опыта, писал по ночам устав акционерного общества, хотя, по сути, не понимал, что такое акционерное общество, как оно устроено и как должно работать. А потом распределял колхозную землю на паи с учетом того, кто сколько проработал, у кого какие трудодни. Это ужасно было! Мне кажется, что на российском уровне с землей пытались поступить так же, как поступили со всей собственностью. Помните Гайдара, ваучеры? А потом возник рынок, и эти ваучеры скупали в массовом порядке. Появились собственники — мелкие, крупные. Вводя паи на землю, кто-то, вероятно, думал о том, что возникнет рынок, и земля определится со своим собственником. К сожалению, в деревне этого не произошло. И до сих пор в стране остается много земли в паевой собственности.  — На публичных слушаниях, проходивших недавно в Россельхознадзоре, фермер из Искитимского района поднимал эту проблему и говорил о том, что много брошенных пустующих земель образовалось из-за невостребованных паев. Кто-то переехал, кого-то уже нет в живых. Также очень остро стоит вопрос по землям обанкротившегося «САХО»: уже 30 процентов земель, принадлежавших холдингу, заросло бурьяном. А сельхозпредприятия не могут зайти на эти участки. Аналогичная картина по землям «САХО» в Кочковском и Ордынском районах. Кто-то же должен следить за эффективным использованием земли?! — Я не знаю ни одной страны в мире, где бы земля была разделена так, как у нас! Например, в Нидерландах вся земля находится в государственной собственности. Государство отдает ее пользователям в аренду и следит, как они ее используют. В Германии  земля —  в частной собственности. Есть механизмы ее купли-продажи как способа перехода от менее эффективной к более эффективной форме собственности. А государство имеет функцию надзора и следит за эффективным использованием земли. Только в нашей стране, когда распределили землю, почти вся она осталась в призрачно-долевой паевой собственности. Когда нарезали паи, многие крестьяне просто не понимали, что с ними делать? Помню, как одна доярка из Краснозерского района, когда я заехал на ферму и мы разговорились на эту тему, сказала: вот куда везти перегной, чтобы получить  хорошие огурцы и помидоры, я знаю, а что делать с этим паем — ума не приложу! Словом, собственник был какой-то «виртуальный».  А сама паевая схема была идеальной схемой для продажи, спекуляции, незаконных операций. Причем, как правило, паевые земли не входили в основной капитал, не являлись чьей-то собственностью и не могли использоваться акционерными обществами как диверсификационный ресурс — его нельзя было заложить в банк, взять под него кредиты. Получалось, что акционерные общества, которые имели трактора, комбайны, были оторваны от земли. Земля была паевая, они арендовали ее. Не имея земли, они не имели фундамента для своей деятельности. Не могли использовать землю как ресурс для своего развития, получения кредитов. В то же время земля все более становилась предметом для спекуляции. Потом пошли рейдерские захваты, «черные переделы» земли. К сожалению, ситуация с землей остается весьма напряженной до сих пор. Земля, являющаяся основным средством производства крестьян, основным источником для развития, таковым инструментом у нас не является. — Как же поправить эту ситуацию? — Во-первых, нужна государственная стратегия развития сельских территорий, использования огромного земельного ресурса. Ее сегодня не только нет, но ситуация даже ухудшается. Когда я работал заместителем главы администрации Новосибирской области, то являлся еще и руководителем  департамента агропромышленного комплекса. Сейчас такого вице-губернатора нет. А министерство сельского хозяйства в отрыве от других ведомств работает неэффективно. Когда губернатором был Виктор Александрович Толоконский, мы очень много летали, ездили по районам. И в этих поездках, наряду с фермами и полями, посещали школы, детсады, клубы, больницы. И если видели где-то непорядок, то, вернувшись из командировки, я как заместитель губернатора мог сказать министру образования или здравоохранения: слушай, наведи там у себя порядок! Сейчас таких полномочий нет. А развитие территории — это не только земля, сфера производства, но и вся инфраструктура — дороги, транспорт, энергетика, социальные объекты. Я вспоминаю, как с течением времени в нашем регионе формировалась комплексная агропродовольственная политика. Начиналось все с различных антикризисных постановлений губернатора — о кадровой подготовке специалистов для села, развитии племенной работы и т. д. А потом пришли к тому, чтобы принять региональный закон о поддержке сельского хозяйства, в котором были определены основные приоритеты развития агропромышленного комплекса. Его принятие проходило очень демократично, закон широко обсуждали — в районах области, на заседаниях правительства, аграрного комитета в Заксобрании. И мы были первыми в России, кто принял такой закон о поддержке сельского хозяйства. А потом по нашему пути пошли уже и другие регионы. А на уровне Федерации появились национальные приоритеты, в числе которых, наряду со здравоохранением, образованием, было и сельское хозяйство. И в государственной программе тогда были и льготные кредиты, и ресурсы, и инструменты развития АПК. Крестьянам выдавались льготные кредиты для приобретения скота. И уже в 2009—2010 годах губернатором была поставлена задача комплексного развития сельских территорий. В нее входило строительство жилья,  развитие культуры, медицины и другое. Концепцию такой программы мы разрабатывали вместе с учеными Института экономики СО РАН, сельскохозяйственной академии, специалистами-аграриями. Дважды обсуждали эту концепцию на заседании правительства, затем утвердили  программу комплексного развития сельских территорий на заседании правительства. Она предполагала формирование координационного органа — межправительственной комиссии, куда входили представители различных министерств и ведомств. К сожалению, когда Виктор Александрович Толоконский, считавший АПК важнейшим приоритетом, являвшийся идеологом сохранения сельского образа жизни, ушел с поста губернатора, ситуация изменилась. Земельные отношения стали приобретать еще более сложный характер, что характерно, впрочем, не только для региона, но и для всей страны. — Председатель Новосибирского отделения Общероссийской  общественной организации  «Опора России» Сергей Соколов на публичных слушаниях в Управлении Россельхознадзора, подчеркнул, что АПК — это драйвер экономики. Поэтому земля должна иметь своего хозяина. И отношение к землям сельскохозяйственного назначения должно быть чрезвычайно ответственным. — Каждый регион должен иметь стратегию развития. Сейчас она разрабатывается и в Новосибирской области до 2030 года. Будет ли в ней полновесный аграрный компонент, пока не ясно. Конечно же,  земельный вопрос должен найти свое решение. Земля, безусловно, должна иметь своего хозяина — эффективного собственника. Если закон позволяет землям пустовать в течение трех лет, а дальше они могут перейти к другому собственнику и вновь пустовать еще такой же срок, то, на мой взгляд, такой закон неэффективен. Сейчас невозможно ни получить землю, ни продать ее. Земельные отношения сегодня крайне запутанны, имеют множество бюрократических препон к тому, чтобы кто-то мог приобрести землю, стать ее полноправным собственником. Нашему государству все же нужно сделать окончательный выбор:  либо национализировать землю и сдавать ее в аренду, либо отдать ее в частную собственность, когда земля продается, покупается, передается в залог, используется как инвестиционный ресурс. Но при этом — с колоссальным контролем государства за использованием этого важного для нашей страны  стратегического ресурса. Иного пути нет. Поэтому закон о земле, который замораживает этот ресурс,  надо менять. Приведение в порядок земельных отношений — невероятно трудная, но чрезвычайно важная задача для развития сельских территорий. И в целом для развития страны. Хотелось бы надеяться, что смена руководства в Министерстве сельского хозяйства РФ приведет к новым подходам в формировании аграрной политики в России. Как подчеркивал Президент РФ Владимир Путин в своем Послании Федеральному Собранию, ближайшие годы будут решающими для будущего страны. Сегодняшние решения определяют судьбу России на десятилетия вперед. «Нам нужно принять давно назревшие, непростые, но крайне необходимые решения, — считает Президент РФ. — Отсечь все ненужное, что тормозит наше движение, мешает людям раскрыться в полную силу, реализовать себя. Нам нужно обеспечить такую созидательную мощь, такую динамику развития, чтобы никакие преграды не помешали нам уверенно, самостоятельно идти вперед».  

Александра ПОПОВА,

«ЧЕСТНОЕ СЛОВО»