Facebook | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Содержание принципа независимости судьи в гражданском судопроизводстве (Мамонтов Н.И., судья Верховного Суда Казахстана в почетной отставке, член Высшего Судебного Совета Казахстана)

Дата: 29 мая 2018 в 10:29 Категория: Новости политики

Содержание принципа независимости
судьи в гражданском судопроизводстве

 

Уважение народа к своим законам и судьям — самая верная гарантия его послушания и прочности общественного порядка

Васьковский Е.В. [10. С. 38]

 

Единственным источником государственной власти в Казахстане является народ, который осуществляет ее в соответствии с принципом разделения на законодательную, исполнительную и судебную ветви, взаимодействующие между собой с использованием системы сдержек и противовесов [1. п.п. 1 и 4 ст. 3].

Под судебной властью понимается самостоятельная ветвь государственной власти, которая осуществляет исключительные полномочия по применению закона к частным или публичным материально-правовым отношениям в формах гражданского, уголовного, административно-деликтного судопроизводства.

Судебная власть осуществляется судами судебной системы от имени Республики Казахстан. Эта власть распространяется на все дела и споры, возникающие на основе Конституции и законов, подзаконных правовых актов или ратифицированных Казахстаном международных договоров. Судьи не вправе применять законы, ущемляющие конституционные права и свободы человека и гражданина, а также подзаконные правовые акты, регулирующие правосубъектность физических и юридических лиц, гражданские права и свободы, обязательства и ответственность физических и юридических лиц [1. ст. ст. 75, 76, пп. 1) п. 3 ст. 61; 2. ст. ст. 1, 4].

Судебную систему Казахстана образуют Верховный Суд, местные и другие суды, учреждаемые Конституцией и Конституционным законом. [1. ст. ст. 75, 76; 2. ст. ст. 1, 3, 4].

В судебную систему Казахстана не включается суд Международного финансового центра Астана», к подведомственности которого отнесены инвестиционные споры между участниками Центра и иными юридическими лицами, аккредитованными Центром. Суд Центра независим в своей деятельности, а его решения исполняются в соответствии с законодательством Казахстана [3. пп. 5) с. 1, ст. 13].

Категории «судебная власть» и «судебная система» не тождественны между собой, находясь во взаимодействии общего и частного. Судебную власть реализуют судьи судов судебной системы, обладающие конституционным статусом.

Специфика статуса всех судей судебной системы Казахстана выражается в том, что они являются должностными лицами государства, наделенными в установленном Конституцией и Конституционным законом порядке полномочиями по осуществлению правосудия, выполняющие свои обязанности на постоянной основе как носители судебной власти. Судьи всех судов судебной системы Казахстана обладают единым статусом и различаются только процессуальными полномочиями [2. ст. 22].

Судьям предусмотрены законом правовые гарантии, обеспечивающие их статус и свободную реализацию предусмотренных законом полномочий по применению закона и разрешению спорных частных или публичных материально-правовых отношений, восстановлению нарушенных субъективных прав и свобод, законных интересов физических лиц, а также законных интересов государства и центральных и местных органов исполнительной власти или коммерческих либо некоммерческих юридических лиц.

Одним из элементов конституционного статуса судьи является принцип его процессуальной независимости при отправлении правосудия, то есть отсутствие какой-либо внешней или внутренней зависимости от любых государственных органов и их должностных лиц, от вышестоящих судебных инстанций и судей, от юридических и физических лиц при рассмотрении и разрешении конкретных материально-правовых отношений на основании норм материального и процессуального закона. Применение закона к отнесенным к подведомственности судов дел и материалов, конкретизация субъективных прав и обязанностей участников частных или публичных материально-правовых отношений отражает существо судопроизводства, предназначение судебной власти и независимость судьи при оценке исследованных в судебном заседании доказательств, толковании подлежащих применению норм закона и «наложение» диспозиции нормы закона на эти обстоятельства.

Правосудие включает в себя не только рассмотрение споров и деликтов по конкретным частным или публичным материально-правовым отношениям в судебном заседании, но и их разрешение путем применения к этим отношениям норм Конституции и материального или процессуального закона, а также ратифицированных Казахстаном соответствующих международных договоров. К разрешаемым судом субъективным правам и обязанностям физических и юридических лиц подзаконные правовые акты применению не подлежат.

В общем правовом и политическом аспектах независимость означает политическую самостоятельность, отсутствие подчиненности, суверенитет [14. С. 393].

Под независимостью судьи понимается свобода его волеизъявления при осуществлении правосудия по конкретным частным или публичным материально-правовым отношениям (гражданским, уголовным, административным в области государственного управления, административно-деликтным), когда в судебном заседании исследуются доказательства, раскрывающие фактические обстоятельства такого правоотношения, а в совещательной комнате исследованные доказательства оцениваются в совокупности с учетом критериев относимости, допустимости, достоверности и достаточности для применения диспозиции (гипотезы) соответствующей нормы материального или процессуального закона.

Независимость судьи является предпосылкой обеспечения правопорядка и основной гарантией справедливого разрешения дела в суде.

Специфика содержания принципа независимости судьи распространяется не только на его процессуальную деятельность, связанную непосредственно с осуществлением функции правосудия, но всегда вытекает из того, находится или не находится в производстве суда конкретное судебное дело.

Судья не при исполнении процессуальных полномочий по рассмотрению и разрешению конкретного спорного частного или публичного материально-правового отношения вступает в многочисленные отношения с иными лицами, которые могут как иметь, так и не иметь интерес к процессуальной деятельности судьи. И такие отношения квалифицируются как не процессуальные отношения. Характер таких отношений будет выражаться в отсутствии или наличии обстоятельств, могущих влиять на беспристрастность судьи, на наличие личной или иной заинтересованности в результатах рассматриваемого материально-правого отношения.

Вот почему на судью возлагается обязанность избегать любых действий, которые могут привести к умалению авторитета судебной власти и причинить ущерб репутации судьи, создавать мнение об отсутствии у судьи беспристрастности и независимости [4. ст. 12; 9. ст. 1].

Независимость судьи при рассмотрении в судебном заседании и разрешении в совещательной комнате материально-правового отношения будет выражаться в свободе его волеизъявления, в отсутствии подчиненности его воли интересам другого лица, в отсутствии прямой или косвенной заинтересованности в результатах рассмотрения судебного дела.

Поэтому фактическая независимость судьи будет проявляться в его беспристрастности как в быту, выборе друзей, круга общения, так и при осуществлении правосудия.

Независимость судьи как правовая категории приобретает значение одного из принципов, на которых основано судопроизводство и процессуальная деятельность судьи по реализации функций правосудия, присущих судебной системе.

Под принципом (от лат. principium — начало) обычно понимается основное, базовое понимание, начало, на котором построено что-нибудь (какая-нибудь научная теория, политика, устройство и т.п.) [15. С. 593].

В теории права под принципами понимаются основы права, сложные многогранные основные исходные положения, юридически закрепляющие в нормах права объективные закономерности общественной жизни [17. С. 206].

В основе любого принципа гражданского процессуального права лежит определенная идея относительно порядка правового регулирования определенного круга общественных отношений [11. С. 32].

Для правового принципа, в отличии от принципа доктринального, характерно то, что он обладает признаком нормативности, то есть всегда закреплен в одной или нескольких нормах права и определяет содержание значительной части норм отрасли права [12. С.48-49].

Принципы права — это ведущие начала его формирования, развития и функционирования. Принципы права имеют общеобязательный для всех характер и пронизывают не только всю правовую систему и систему прав субъектов общественных отношений, но и правовую реальность страны в целом. Принципы права призваны обеспечивать органичное взаимодействие объективного и субъективного права, норм права и правовых отношений, единство действующих в стране правовых норм, институтов и отраслей права. Они характеризуют содержание права в концентрированном виде и показывают, на каких началах в нем отражаются экономические, политические и нравственные отношения; характеризуют структуру права и соотношение между источниками права, законодательством и правосудием, законом и государственной властью, принуждением и убеждением в правовом регулировании [18. С. 151].

Принцип независимости судьи при отправлении правосудия означает самостоятельность, отсутствие подчиненности и подотчетности судьи при рассмотрении конкретного спорного частного или публичного материально-правового отношения от какого-бы то ни было постороннего воздействия на него со стороны любых физических лиц, должностных лиц государственных органов, в том числе вышестоящих судебных инстанций и судей. Существо содержания правового принципа независимости императивно выражается в том, что при отправлении правосудия судья подчиняется только Конституции и закону. И через принцип независимости судьи реализуются такие принципы правосудия как законность судебных актов и беспристрастность, неприкосновенность судьи [1, п. п. 1 и 2 ст.77, ст. 79; 4. ст. 5, 12; 17. С. 426-427; 13. С. 69].

Такое понимание содержания принципа независимости судьи при отправлении правосудия ограничивает сферу его действия, но позволяет понять те процессуальные права и обязанности судьи, общие требования к судье, а также запреты на вмешательство в процессуальную деятельность судьи, на содержание его конституционного статуса.

Принцип независимости судей при отправлении правосудия является принципом конституционным, закрепленным Конституцией Казахстана и получившим конкретизацию содержания в законах, регулирующих процедуры судопроизводства, характер процессуальных отношений судей судов разных инстанций судебной системы Казахстана [1. п. 1 ст. 77].

Следует учитывать, что предусмотренные Конституцией и законами Казахстана процедуры назначения кандидата на должность судьи на постоянной основе, его карьерного роста, прекращения полномочий, привлечения к юридической ответственности, материального и социального обеспечения также раскрывают содержание принципа независимости судьи, но не в процедурах отправления правосудия по конкретным делам.

Принцип независимости судьи вне осуществления процессуальной деятельности по отправлению правосудия реализуется в иных правилах поведения судьи в быту, в общении с другими гражданам, в недопустимости совершения таких действий, которые противоречат нормам судейской этики.

Привлечение судьи к юридической (уголовной, административной, дисциплинарной) ответственности происходит с соблюдением предусмотренных законом специальных процедур, образующих содержание принципа неприкосновенности. Но через содержание принципа неприкосновенности судьи, его имущества, а также через принципы материального и социального обеспечения судьи раскрывается и содержание принципа независимости судьи.

Отправление правосудия представляет сложную интеллектуальную деятельность судьи по установлению в рассматриваемом спорном частном или публичном материально-правовом отношении фактических обстоятельств, которые имеют правовое значение и регулируются диспозицией (гипотезой) соответствующей нормы материального или процессуального закона, соотнесении этих обстоятельств с подлежащей применению нормой закона, анализа представленных сторонами доказательств на их соответствие критериям относимости, допустимости, достаточности, достоверности с изложением в судебном акте правовых выводов об объеме правовой защиты и способах восстановления нарушенных субъективных прав стороны участника таких отношений [5. п.п. І, 3-5 ст. 9].

«Законы не всегда составлены удовлетворительно; фактические обстоятельства каждого отдельного случая тоже зачастую не легко установить; вследствие этого задача проведения законов в жизнь является весьма трудной, сложной и требует от судей целого ряда специальных качеств» [10. С. 35].

Вот в таких ситуациях решающее значение приобретает независимость и профессионализм судьи, его способность толковать нормы закона в соответствии с его «буквой и духом».

Важно понимать, что принцип независимости судьи не является правовой привилегией или правовой индульгенцией против допускаемых отдельными судьями нарушений закона при отправлении правосудия, а обеспечивает всеобщее право на независимое отправление правосудия. Принцип независимости судьи в совокупности с другими организационно-функциональными принципами обеспечивает реальное правовое восстановлений нарушенных субъективных прав участника частного или публичного материально-правового отношения независимо от его происхождения, социального, должностного и имущественного положения, пола, расы, национальности и по любым другим обстоятельствам [1. п. 2 ст. 14].

Принцип независимости судьи важен для каждого участника частного или публичного материально-правового отношения, поскольку позволяет в условиях действительной, а не мнимой состязательности, исследовать представленные участниками института доказывания доказательства с позиции допустимости, достоверности, относимости и достаточности, реализовать правовые позиции защиты и профессиональных процессуальных представителей на независимое и беспристрастное судопроизводство. Принцип независимости судьи наполняется конкретным содержанием в период нахождения судьи единолично или коллегиального состава судей в совещательной комнате при вынесении законного и обоснованного, аргументированного судебного акта.

Исходя из принципа независимости судья по своему внутреннему убеждению оценивает исследованные в судебном заседании доказательства, анализирует и толкует диспозицию (гипотезу) примененной нормы закона в целях вынесения законного и обоснованного (аргументированного) судебного акта, которым конкретизирует юридическую ответственность подсудимого, субъективные права и обязанности участников частного или публичного материально-правового отношения на основании примененных норм материального и процессуального закона.

Принцип независимости судьи распространяется на каждого действующего судью любого суда судебной системы Казахстана и в отношении любого дела, которое принято судьей в производство с соблюдением правил подведомственности и подсудности. Независимость судьи выражается в его беспристрастности, в способности исследовать обстоятельства дела и выносить судебный акт без какого-либо воздействия на его правосознание и свободу волеизъявления.

Судья не должен зависеть по любым основаниям от участника рассматриваемого частного или публичного материально-правового отношения как непосредственно, так и опосредствованными способами. К таким основаниям могут относиться родственные или дружеские связи судьи с участником рассматриваемых материально-правовых отношений, с процессуальным представителем либо с нахождением в подчинении стороны родственника или члена судьи, а также наличие личной или иной заинтересованности в результатах рассмотрения дела, в том числе в связи с вступлением в не процессуальные контакты со стороной или ее доверенным лицом (процессуальным представителем).

В указанных ситуациях для обеспечения принципа независимости судьи предусмотрены институты самоотвода судьи или отвода судьи по предусмотренным процессуальным законом основаниям, которые позволяют устранить от рассмотрения дела судью, не отвечающего принципу независимости и беспристрастности.

Следует сразу же отметить, что законодательством не допускается заявление отвода всему составу судей конкретного суда по мотивам «общего недоверия» в честность, объективность, беспристрастность судей. Отвод может заявляться только конкретному судье, в производстве которого находится судебное дело.

Отвод или самоотвод судьи от участия в рассмотрении и разрешении судебного дела является правовым механизмом, обеспечивающим независимость судьи от конкретных обстоятельств, которые могут повлиять на его независимость или беспристрастность и создать условиям для отмены в будущем судебного акта вышестоящим судом.

Основания для самоотвода и отвода судьи от судебного разбирательства конкретного частного или публичного материально-правового отношения можно подразделить на две категории:

1) абсолютные, основанные на предыдущем участии судьи в рассмотрении этого же дела в суде любой судебной инстанции, и основанные на факте родства, свойства с участником частного или публичного материально-правового отношения или его процессуальным представителем;

2) относительные, которые выражаются в личной, прямой или косвенной заинтересованности судьи в исходе дела или в наличии обоснованных сомнений в его беспристрастности. Последние основания для отвода судьи требуют аргументированного обоснования и соответствующих доказательств, Участник процесса (истец, ответчик, третье лицо, законный представитель или процессуальный представитель стороны) без соответствующей аргументации не вправе заявить, что судья заинтересован в результатах рассмотрения дела.

В то же время судья по этическим соображениям, не будучи уверенным в своей беспристрастности или объективности, без каких-либо обоснований вправе заявить самоотвод от участия в рассмотрении судебного дела. Представляется, что такой самоотвод подлежит обязательному удовлетворению.

В целях расширения содержания принципа независимости судьи следовало бы расширить, увеличить виды оснований как для самоотвода, так и для отвода судьи [4. ст. 38].

Например, независимость судьи должна основываться на его профессиональных знаниях того закона, который ранее им применялся при рассмотрении конкретных гражданских дел. Если ранее вынесенные судьей судебные акты были отменены или изменены в апелляционном или кассационном порядке, то независимость судьи, основанная на профессионализме, в применении закона ставиться под сомнение. В силу утраты доверия к судье в его способности вынести законное решение по тому материально-правовому отношению, которое находится в производстве судьи, судье может быть заявлен отвод по мотивам его неспособности применять закон, обеспечивающий, предусматривающий защиту нарушенных субъективных прав стороны материально-правового отношения.

Было бы целесообразно проработать вопрос об изменении действующей процедуры рассмотрения заявления об отводе судьи [4. ч. ч. 2 и 4 ст. 41].

В настоящее время заявление об отводе судьи рассматривает другой судья этого же суда либо председатель суда, а при их отсутствии — судья вышестоящего суда. Отвод, заявленный судье коллегиального состава суда рассматривает состав суда без участия судьи, которому заявлен отвод, либо всем коллегиальным составом суда, если отвод заявлен нескольким или всем судьям коллегиального состава суда.

Предлагается заявленный судье отвод удовлетворять автоматически. Это может повлечь некоторое увеличение сроков рассмотрения судебного дела, но обеспечит доверие и уверенность участников процесса в рассмотрении судебного дела независимым, беспристрастным и профессионально подготовленным судьей. При этом будет повышаться доверие общества к судебной системе и законности судебных актов.

Содержание принципа независимости судьи при отправлении правосудия выражается и в том, что любое должностное лицо или государственный орган не вправе брать на «контроль» рассмотрение судебного дела, находящегося в производстве судьи, давать по делу какие-либо указания или высказывать «пожелания» о возможном содержании судебного акта.

Данный аспект принципа независимости судьи зафиксирован на конституционном уровне путем запрета в императивной форме вмешиваться кому-либо в деятельность суда по отправлению правосудия, высказывать советы, рекомендации о том, какой судебный акт будет предпочтительным [1. п. 2 ст. 77].

Содержание принципа независимости судьи в этом аспекте выражается в том, что судья обязан пресекать любое постороннее воздействие, противостоять давлению и неправовому влиянию, прямому или косвенному вмешательству в судебный процесс по рассмотрению конкретного судебного дела, от кого бы они ни исходили [9. ст. 2].

За воспрепятствование судье осуществлять правосудие по конкретным судебным делам предусмотрена уголовная ответственность. [6. ст. ст. 407-411].

Содержание принципа независимости судьи раскрывается также через право судьи коллегиального состава суда на особое мнение [4. ч. 3 ст. 36].

Право судьи на особое мнение, то есть на правовую позицию и вариант правового решения по рассмотренному материально-правовому отношению, возникает тогда, когда дело рассматривается коллегиальным составом суда, а судья, оставшийся в меньшинстве, не соглашается с правовой позицией большинства судей коллегиального состава суда. Дело коллегиальным составом суда в количестве трех судей рассматривается судом апелляционной инстанции, а в количестве не менее пяти судей — судом кассационной инстанции. Категории таких дел предусмотрены процессуальным законом [4. ч. ч. 3-5 ст. 35, ч. 3 ст. 434, ч. 6 ст. 438].

Любой судебный акт суда, вынесенный коллегиальным составом суда, представляет собой правовой консенсунс правовой позиции всех судей состава этого суда. Через такой механизм обеспечивается независимость каждого судьи коллегиального состава суда в формировании правовой позиции по делу. Если судья не согласен с правовой позицией большинства судей коллегиального состава суда он в силу принципа независимости:

1) высказывает в письменной форме свое особое мнение, которое приобщается к материалам дела, но о вынесении судьей особого мнения в судебном заседании не объявляется. При этом судья вопреки свободе волеизъявления обязан подписать судебный акт;

2) вправе не подписывать судебный акт, с которым он не согласен, не аргументируя свое несогласие через институт особого мнения. Но в этой ситуации будет считаться, что в совещательной комнате судьи коллегиального состава суда апелляционной инстанции не приняли процессуальное решение по рассмотренному в судебном заседании материально-правовому отношению.

По выходе из совещательной комнаты председательствующий объявляет о возобновлении рассмотрения дела в судебном заседании, судьи уточняют те обстоятельства, по которым не был достигнут консенсус в их оценке. После восполнения пробелов могут вновь удалиться в совещательную комнату для вынесения судебного акта либо председательствующий объявит об отложении разбирательства дела, назначив новую дату разбирательства дела [4. ч. І ст. 198, ст. 220].

Независимость судьи проявляется в его внутренней убежденности в правильности установления имеющих правовое значение обстоятельств дела и применении того закона, который регулирует вытекающие их этих обстоятельств субъективные права и обязанности участников материально-правового отношения. Но в случае отмены или изменения судебного акта в апелляционном порядке судья суда первой инстанции лишен правовой возможности «отстоять» правильность избранной им правовой позиции при разрешении указанного отношения.

Действующий процессуальный закон ориентирован на односторонность процессуальных отношений между нижестоящим и вышестоящим судом: процессуальные решения суда апелляционной инстанции во всех случаях обязательны для суда первой инстанции. Представляется, что такими отношениями умаляется независимость судьи суда первой инстанции. Было бы крайне полезно изменить такой характер отношений, наделив судью суда первой инстанции правом внесения в суд кассационной инстанции представления о проверке законности судебного акта суда апелляционной инстанции. В таком представлении судья суда первой инстанции мог бы излагать правовые доводы о несогласии с правовыми выводами суда апелляционной инстанции, отстаивая тем самым свой профессионализм и независимость при оценке доказательств и профессионализм в применении закона. Одновременно такой правовой механизм понуждал бы судей судов апелляционной инстанции более вдумчиво относиться к формированию своей правовой позиции и аргументированности правовых выводов о наличии или отсутствии оснований для корректировки судебного акта суда первой инстанции. Изменение характера процессуальных отношений судов потребует модернизации процедур кассационного производства, повлечет стабилизацию качества судебных актов.

Содержание принципа независимости судьи выражается и в том, что судья никому не подотчетен при рассмотрении конкретного дела, не может давать письменные или устные пояснения о мотивах принятого им процессуального решения в совещательной комнате. Тайну совещательной комнаты никто не может нарушить, в том числе путем истребования у судьи пояснений о мотивах избранной им правовой позиции при вынесении судебного акта.

В этом аспекте возникают вопросы о возможности привлечения судьи к дисциплинарной ответственности за допущенные нарушения законности при рассмотрении дела и вынесении судебного акта. Как правило, подразумевается, что дисциплинарной ответственности могут подвергаться судьи судов первой инстанции. Но специфика гражданского судопроизводства предусматривает возможность изменения или отмены судебных актов, вынесенных не только судьями судов апелляционной инстанции, но и судьями судов кассационной инстанции. Законность судебных актов, вынесенных судьями кассационной инстанции, проверяется по представлению Председателя Верховного Суда или по надзорному протесту Генерального Прокурора Казахстана по основаниям, предусмотренным ч. 6 ст. 438 ГПК.

Законодатель предусмотрел, что при осуществлении процессуальной деятельности судья может быть привлечен к дисциплинарной ответственности только за грубые нарушения закона, о которых указано в судебном акте вышестоящей судебной инстанции [2. абз. первый п. 3 ст. 39].

Представляется, что деление оснований нарушения закона на «грубые» или «не грубые» носит оценочный характер и не наделяет вынесенный незаконный судебный акт с признаками «не грубых нарушений» признаками законности. Вынесение незаконного судебного акта в результате умышленного нарушения норм закона или в результате их незнания должно влечь единую квалификацию нарушения судьей закона — профессиональная непригодность.

Но во всех случаях судья при отправлении правосудия не вправе совершать умышленные действия, преднамеренно, заведомо, очевидно нарушающие нормы материального или процессуального закона по мотивам, основанным на вмешательстве иных лиц в отправление правосудия или на любой (процессуальной или не процессуальной) зависимости судьи от третьих лиц.

Обеспечение процессуальной независимости прежде всего зависит от самого судьи, который днем и ночью обязан помнить нравственно-правовой запрет: судья должен избегать любых действий, которые могут привести к умалению авторитета судебной власти, независимости судьи и причинить ущерб репутации судьи.

Весьма актуальным в содержании принципа процессуальной независимости судьи представляется институт периодической оценки профессиональных знаний судьи как правового механизма улучшения качественного состава судейского корпуса. Такой оценке подлежат судьи судов первой инстанции, впервые назначенные на должность судьи, — по результатам работы по истечении одного года в должности судьи, а также судьи по результатам работы через каждые пять лет. Оценка профессиональной деятельности не проводится в отношении судей, имеющих 20 и более лет судейского стажа. Оценка профессиональной деятельности судьи также проводится, независимо от срока периодической оценки, если судья подает заявление на участие в конкурсе на занятие вышестоящей должности судьи, а также должности председателя суда, председателя судебной коллегии [2. п. 1 ст. 30-1].

Институт оценки профессиональной деятельности судьи направлен на поддержание профессионального уровня судьи, а через профессионализм обеспечивается и независимость судьи.

Содержание принципа независимости судьи раскрывается также через установленные законом процедуры назначения или избрание судьи на конкретную должность судьи в конкретном суде на постоянной основе. Судьи местных и других судов, председатели местных судов, судьи областных судов, председатели судебных коллегий областных судов и Верховного Суда Казахстана назначаются на должность Указом Президента Казахстана, а судьи Верховного Суда избираются Сенатом Парламента на основании представления Президента Казахстана, основанных на рекомендациях Высшего Судебного Совета Казахстана [1.п. 2 ст. 82].

Под постоянной основой назначения на должность судьи местных и других судов, избранием судей Верховного Суда Казахстана понимается не прекращающаяся, неизменяемая и одинаковая на все время, твердая деятельность [14. с. 558-559].

Такое назначение означает, что судья наделяется статусом судьи в конкретном суде фактически до достижения предельного возраста пребывания в должности либо досрочного освобождения от должности по предусмотренным законом основаниям.

Независимость судьи гарантируется правом судьи по собственному желанию прекратить полномочия путем выхода в почетную отставку при наличии стажа судейской работы в должности судьи не менее 20 лет и достижения установленного законом пенсионного возраста. При этом судье в отставке выплачивается в установленном законом размере ежемесячно пожизненное содержание, но пенсионные выплаты по возрасту или пенсионные выплаты за выслугу лет не назначаются [2. п. 2-1 ст. 35; 8. ст. 11].

Специфика содержания принципа независимости судьи выражается в том, что он наделяется в установленном законом порядке полномочиями должностного лица государства по отправлению правосудия, получая содержание в виде должностного оклада из республиканского бюджета независимо от того, в каком суде он отправляет правосудие [2. абз. второй п. 1 ст. 23, п. 4 ст. 25].

Независимость судьи обеспечивается тем, что он оправляет правосудие на основании процессуального закона, который устанавливает только процессуальные отношения между судьями разных уровней судов судебной системы. При этом отношения вертикальной соподчиненное отсутствуют. Законность вынесенных судьями судебных актов исследуется в апелляционном или кассационном порядке на основании принципов диспозитивности и состязательности в пределах правовых доводов, излагаемых в апелляционной жалобе или кассационном ходатайстве.

Независимость судей обеспечивается и тем, что Конституцией и конституционным законом устанавливаются гарантии неприкосновенности судьи.

Неприкосновенность судьи является не личной привилегией гражданина, занимающего должность судьи, а средством защиты публичных интересов правосудия. Неприкосновенность судьи распространяется не только на неприкосновенность его личности, но и на неприкосновенность занимаемых им жилых и служебных помещений, служебных и личных транспортных средств, документов, имущества, на тайну переписки иную личную тайну.

Независимость судьи обеспечивается особыми процедурами привлечения судьи к уголовной ответственности. Судья не может быть задержан, подвергнут содержанию под стражей, домашнему аресту, приводу, административному наказанию, налагаемому в судебном порядке, без согласия Президента Казахстана, основанному на заключении Высшего Судебного Совета Казахстана [1. п. 2 ст. 79; 2. п.1 ст. 27; 7. ст. 3].

Принцип независимости и принцип неприкосновенности судей не являются тождественными по своему содержанию и распространяются на разные области статуса судей, поэтому в рамках данной статьи содержание принципа неприкосновенности судей специально не анализируется.

Принцип независимости судьи при отправлении правосудия основывается на процедурах участия претендента в конкурсе на занятие вакантной должности судьи районного и приравненного к нему суда, должности председателя суда или председателя судебной коллегии соответствующего суда, а равно судьи областного суда или судьи Верховного Суда Казахстана.

В конкурсе на занятие впервые вакантной должности судьи суда первой (районного суда и приравненного к нему суда) инстанции могут принимать участие, независимо от пола, национальности, имущественного положения и других критериев, граждане Казахстана, имеющие высшее юридическое образование, достигшие возраста 30 лет, имеющие стаж работы по любой юридической профессии не менее десяти лет, успешно сдавшие квалификационный экзамен, прошедшие медицинское освидетельствование, годичную оплачиваемую стажировку в районном суде, психологическое тестирование и полиграфологическое исследование, а также имеющие безупречную репутацию.

Эти достаточно жесткие и многоступенчатые требования к кандидатам на занятие впервые вакантной должности судьи районного суда не гарантируют того, что впервые назначенный на должность судья будет успешно и квалифицированно рассматривать дела и выносить законные судебные акты. В этом аспекте требуется выработка новых критериев проверки способности кандидата к независимому и профессиональному отправлению правосудия и изготовлению судебных актов, отвечающих требованиям материального и процессуального закона.

Представляется также, что в плане независимости судей нуждается в пересмотре участие в отборе кандидатов на должность судьи такого органа суда как пленарное заседание. В настоящее время пленарные заседания областных судов и Верховного Суда обладают полномочиями по участию в формировании кадров судей, хотя эти полномочия не относятся к функции отправления правосудия.

Пленарное заседание судей Верховного Суда рассматривает кандидатуры на вакантные должности председателя судебной коллегии и председателя областного суда, судьи Верховного Суда и председателя судебной коллегии Верховного Суда, а также утверждает список кандидатов для включения в кадровый резерв, который представляет Высшему Судебному Совету Казахстана для утверждения [2. пп. пп. 6), 6-2) п. 1 ст. 22].

Пленарное заседание областного и приравненного к нему суда рассматривает итоги стажировки кандидатов на вакантную должность судьи районного суда, кандидатуры судей на занятие вакантных должностей председателей районных судов, судей областных и приравненных к ним судов [2. пп. п. 7), 9) п. І ст. 16].

Поскольку отбор кандидатов впервые на должность судьи районного суда и в порядке карьерного роста проводится Высшим Судебным Советом Казахстана, было бы более логичным усилить роль Советов по взаимодействию с судами области. Эти Советы могли бы на своих заседаниях давать объективную рекомендацию о результатах прохождения стажерами годичной стажировки в районном суде, а также подробные рекомендации судьям, изъявившим желание участвовать в конкурсе на занятие вакантной должности судьи «по горизонтали» или в порядке карьерного роста. Совершенствованием деятельности и усилением роли Советов по взаимодействию с областными судами изначально бы исключалась любая кадровая зависимость кандидатов в судьи и действующих судей от вышестоящих судов.

Вышестоящие суды и их органы осуществляют процессуальную деятельность по проверке законности судебных актов, вынесенных судами первой инстанции, а участие в формировании кадров судебной системы означает участие вышестоящих судов в не процессуальной деятельности.

В плане совершенствования содержания принципа независимости судей целесообразно было бы обсудить целесообразность существования президиумов пленарных заседаний областных судов и Верховного Суда Казахстана, поскольку этот орган не выполняет функцию отправления правосудия по конкретным делам, а наделен административными полномочиями в судебной системе.

Важно помнить, что независимость судей обеспечивается также запретом на возложение на них внесудебных функций и обязанностей, не предусмотренных процессуальным законом, а также запретом на включение судей в составы государственных структур по борьбе с преступностью, соблюдением законности и правопорядка. Должность судьи несовместима с депутатским мандатом, с занятием иной оплачиваемой должности, кроме преподавательской, научной или иной творческой деятельности, с осуществлением предпринимательской деятельности, вхождением в состав руководящего органа или наблюдательного совета коммерческой организации [1. п. 4 ст. 79; 2. п. 2 ст. 23].

Важным элементом независимости судей является запрет на уменьшение материального содержания судьи, которое должно соответствовать его статусу и обеспечивать возможность полного и независимого осуществления правосудия [2. п. 1 ст. 47, абз. четвертый п. 1 ст. 1].

Поскольку статус судей всех судов судебной системы един, а они различаются только объемом процессуальных прав, предоставленных судам первой, апелляционной или кассационной инстанций, то и размер должностного оклада всех судей должен быть един, независимо от вида судебной инстанции.

Резюмируя содержание принципа независимости судей, можно констатировать, что в этот принцип включаются такие элементы как:

а) предусмотренные законом специальные процедуры наделения гражданина Казахстана статусом судьи, карьерного роста судьи;

б) назначение судьи на постоянной основе;

в) осуществление правосудия в соответствии с правилами, установленными процессуальным законом, и правом оценки исследованных в судебном заседании доказательств в совокупности с учетом критериев относимости, допустимости, достоверности;

г) запрет на вмешательство кого бы то ни было в процессуальную деятельность судьи по осуществлению правосудия и наступление юридической ответственности за нарушение указанного запрета;

д) установленные законом основания и порядок приостановления или прекращения полномочий судьи, привлечения судьи к дисциплинарной ответственности;

е) право судьи на отставку;

ж) неприкосновенность судьи, в том числе специальный порядок и процедуры привлечения судьи к уголовной или административной ответственности;

з) предоставление судье за счет государства материального и социального обеспечения, соответствующего его высокому статусу;

и) наличие особой защиты государством не только судьи, но и членов его семьи, а также его имущества;

к) запрет на принятие законов, отменяющих или уменьшающих независимость и статус судей, а также объем материального и социального содержания.

 

Список использованных источников

Правовые акты

1. Конституция Республики Казахстан, принята на республиканском референдуме 30 августа 1995 года, по состоянию на 10 марта 2017 года

2. Конституционный закон Республики Казахстан «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан» от 25 декабря 2000 года, по состоянию на 22 декабря 2017 года

3. Конституционный закон Республики Казахстан «О Международном финансовом центре «Астана» от 7 декабря 2015 года», по состоянию на 22 декабря 2017 года

4. Гражданский процессуальный кодекс Республики Казахстан от 31 октября 2015 года, по состоянию на 12 декабря 2017 года

5. Гражданский кодекс Республики Казахстан (Общая часть) от 27 декабря 1994 года, по состоянию на 1 января 2018 года

6. Уголовный кодекс Республики Казахстан от 3 июля 2014 года, по состоянию на 10 января 2010 года

7. Закон Республики Казахстан «О Высшем Судебном Совете Республики Казахстан» от 4 декабря 2015 года, по состоянию на 11 июля 2017 года

8. Закон Республики Казахстан «О пенсионном обеспечении в Республике Казахстан» от 21 июня 2013 года, по состоянию на 1 января 2018 года

9. Кодекс судейской этики, принят 7 съездом судей Республики Казахстан 21 ноября 2016 года

 

Учебники, словари, монографии

10. Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса /Е.В. Васьковский: МГУ им. М.В. Ломоносова, юрид. фак., каф. гражд. процесса, КубГУ, юрид. фак., каф. гражд. процесса и трудового права. — Краснодар, 2002. С. 38 (классика российской процессуальной науки)

11. Гражданский процесс. Учебник. Изд. 2-е, перераб. и доп. /Под ред. В.А. Мусина, Н.А. Чечиной, Д.М. Чечота. — М.: «ПРОСПЕКТ», 1999. С. 32

12. Гражданский процесс: учебник /Н.М. Коршунов, Ю.Л. Мареев. — 2-е изд., перераб. — М.: Норма, 2008. С. 48-49

13. Гражданский процесс: Учебник /под ред. М.К. Треушникова. — 5-е изд., перераб. и доп. — М.: Статут, 2014. С. 69

14. Словарь русского языка /СИ. Ожегов; Под общ. ред. проф. Л.С. Скворцова. — 24-е изд., испр. -М.: ООО «Издательский дом «ОНИКС 21 век»: ООО «Издательство «Мир и Образование», 2005. С.393

15. Толковый словарь русского языка /под ред. Д.Н. Ушакова. — М.: Астрель: ACT: Хратитель, 2007. С. 593

16. Теория государства и права: учебник для высших учебных заведений /В.Н. Хропанюк: под ред. В.Г. Стрекозова. — 5-е изд., стер. — М.: Издательство «Омега-Л», 2011. С. 206

17. Тихомирова Л.В., Тихомиров М.Ю. Краткий юридический словарь /Под ред. М.Ю. Тихомирова. — М.: Изд. Тихомирова М.Ю., 2012. С.426-427;

18. Явич Л. С. Общая теория права. — Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С. 151

 

 

Мамонтов Николай Иванович, судья Верховного Суда Казахстана

в почетной отставке, член Высшего Судебного Совета Казахстана

28 мая 2018 года

По сообщению сайта Zakon.kz