Доклад РСМД о перспективах развития санкций против России

Дата: 29 марта 2018 в 11:16

По сообщению сайта Газета.ru

В 2014 году США, Евросоюз и ряд других стран ввели санкции против России. Их цель проста — нанести российской экономике ущерб, который заставил бы руководство страны кардинально изменить внешнеполитический курс.

Как минимум в ближайшие шесть лет следует ожидать развития санкционной политики против России.

Основная задача для Москвы в текущих условиях — предотвратить санкционную эскалацию против России, создать условия, при которых санкции не принесут ожидаемого результата для их инициаторов, а социально-экономическое развитие и интеграция в глобальную экономику сохранится для России на выгодных условиях.

Всего на сегодняшний день действуют антироссийские санкции, принятые 37 государствами. Ключевые из них — США и страны ЕС. При этом они обладают подавляющим экономическим превосходством над Россией.

США занимают доминирующую роль в мировой финансовой системе, что позволяет навязывать политику санкций даже тем странам, которые формально их не поддерживают.

Однако подходы США и ЕС к антироссийским санкциям существенно отличаются.

Прежде всего, ЕС и США, вводя ограничения против Москвы, преследуют разные цели. Санкции ЕС сфокусированы на украинском вопросе и привязаны к реализации Минских соглашений. Они используют санкции как механизм принуждения России к тому, чтобы повлиять на прекращение огня и выполнение других пунктов соглашения.

Однако эта позиция противоречива, так как выполнение Минских договоренностей, в основном, зависит от Украины, а Киев может намеренно стопорить их реализацию в своих внутриполитических интересах, а также с целью сохранения давления.

Кроме того, с точки зрения принятия решений по санкциям — ЕС каждые полгода ставит вопрос о продлении санкций, то есть политика ЕС в этом плане обратима и обладает пространством для маневра, или же — расширения и сокращения их объема.

Цели США значительно более широкие — дискредитация и изоляция политического руководства России, подрыв авторитета Москвы на международной арене, подрыв доверия инвесторов к России, укрепление американского влияния в Европе на фоне мнимой «российской угрозы».

По крайней мере, именно о таких целях можно сделать вывод, исходя из принятого конгрессом США законопроекта 3364, предусматривающий ограничительные меры в отношении России в финансовой и нефтегазовой сферах.

Американские санкции в большей степени базируются на идеологических установках (демократизация, права человека). Принятие решений по санкциям кардинально иное — оперативное изменение санкционного режима практически невозможно. Даже если допустить подвижки по украинскому вопросу, это может дать возможность только для частичных изменений или приостановки действия закона, но не его отмены, так как в законе собраны все возможные «грехи» России.

Данные российских аналитиков об экономическом ущербе от санкций расходятся как по количественным оценкам, так и по анализируемым параметрам. Помощник президента России Сергей Глазьев в марте 2016 года оценил потери в $250 млрд за два года. Евсей Гурвич и Илья Прилепский дают цифру потерь непосредственно от санкций в $170 млрд за 2014-2017 годы. Они же указывают на потери валового притока капитала в Россию — $280 млрд за 3,5 года существования санкций.

Западные оценки отличаются от российских как в большую, так и в меньшую сторону. Так, в подготовленном группой австрийских и немецких ученых для Европарламента отчете 2017 года есть информация, что

ущерб российской экономике был нанесен совокупностью факторов — санкциями, падением цен на нефть и девальвацией рубля.

Также убытки понесла не только Россия, но и ЕС. Экспорт из ЕС и Россию сокращался на более чем на 20% ежегодно в период с 2013 по 2016 годы, тогда как в 2009-2012 годах этот же показатель ежегодно рос на 20%.

В долях экспорта ущерб в большей степени понесли соседи России в Центральной и Восточной Европе — Чехия, Австрия, Венгрия, балтийские и другие государства. С учетом всех потерь,

ущерб от санкций для ЕС оценивался в €40 млрд (0,3% ВВП) в 2014 году и €50 млрд (0,4% ВВП) в 2015-м. Для сравнения, российский ущерб оценивался в 8-10% от ВВП в 2015 году, то есть в долевом отношении был гораздо более болезненным.

Экономические потери США от санкций против России значительно меньшие в сравнении с потерями ЕС. На Россию приходится менее 1% торговли США. С учетом уверенного экономического роста в США, ущерб от санкций для американской экономики оказался фактически незаметным.

Представленные оценки отличаются друг от друга, но они говорят о важных тенденциях. Во-первых, санкции нанесли заметный экономический ущерб России. Пострадала ее внешняя торговля, конкурентоспособность ее компаний, а также ее инвестиционная привлекательность. Санкции усилили негативное влияние сырьевой конъюнктуры на экономику, затормозили и без того вялый экономический рост. Во-вторых, санкции ударили по самому Европейскому союзу как основному торговому партнеру России.

Однако общий объем экономики ЕС позволяет переносить эти потери значительно легче.

Ущерб экономике ЕС оценивается в доли процента, тогда как экономике России — в единицы процентов.

Что касается политических эффектов, то внутренняя политика на фоне санкций привела к консолидации политической системы и общества в России перед лицом внешних вызовов. Это порождает «санкционный парадокс», когда усиление санкций против страны не приводит к политическим уступкам. Чем хуже политические отношения с такой страной, тем меньше вероятность, что санкции сработают даже в случае их наращивания. Тем не менее, экономический ущерб от санкций бьет по качеству жизни и сужает возможности для экономического развития. В долгосрочной перспективе это может создавать дополнительные риски для страны, особенно в условиях технологического отставания.

Санкции также усложняют и внешнюю политику. Введенные санкции сами по себе оказывают негативное влияние на перспективы международного сотрудничества даже в тех областях, где интересы стран-инициаторов и стран-целей объективно совпадают. Важны также имиджевые и репутационные издержки. Репутационные потери сохраняются или растут по мере усиления санкционного давления, но при этом соображения престижа страны диктуют необходимость «держаться до конца». В итоге страна и ее компании все равно несут потери.

Во-первых, Евросоюз может расширить санкции — например, из-за «вмешательства в выборы». Однако явная натянутость обвинений, отсутствие фактов не приводит к «вирусному» распространению сюжетной линии о вмешательстве.

Кроме того, ЕС может расширить списки подсанкционных лиц и компаний по украинской теме.

Также ЕС будет использовать нормы ВТО для противодействия российским торговым санкциям и ограничениям продовольственного импорта.

Второе направление — экстерриториальное применение американских санкций. Они могут затронуть партнеров России из третьих стран, особенно в энергетическом и оборонном секторах. Государственный департамент США по линии посольств уже предупредил правительства зарубежных государств о возможности применения санкций в случае оборонного сотрудничества с Россией. Однако применение санкций против компаний из экономически сильных государства может вызвать серьезный протест и откровенный саботаж, что ударит по репутации США.

В-третьих, «не так» может пойти и развитие американского санкционного законодательства. Здесь США могут готовить и предоставлять конгрессу различные доклады о России. Пример такого документа — так называемый «Кремлевский доклад». Готовится следующий отчет, который касается любых незаконных финансовых операций связанных с Россией или осуществляемых россиянами. Каждый новый отчет может стать поводом для дальнейшего отчуждения России и США и эскалации санкций «вглубь» — то есть в рамках уже существующего законодательства.

Первой принципиально важной задачей для минимизации ущерба от санкций становится «поворот на Восток», развитие торговых связей со странами АТР. Тем не менее, наращивание торговых связей с незападными странами не решает проблему санкций, так как наиболее чувствительными остаются финансовые санкции, а не торговые.

России следует сотрудничать со своими партнерами по БРИКС по вопросам создания альтернативных платежных и финансовых систем. Это соответствует их интересам, так как все страны БРИКС исторически подвергались санкциям США и могут стать их жертвами в будущем.

Второй рекомендацией является выделение отношений с ЕС в качестве безусловного приоритета, так как санкции США и ЕС носят разноскоростной характер. В этой связи необходимо избегать обострения отношений с ЕС, поддерживать открытый и откровенный диалог по сложным темам и общим вызовам.

Также важно сохранение связей с США на уровне бизнеса, университетов, НКО, исследовательских центров и экспертных организаций. Нужно восстановить межпарламентское связи. Но это все не отменяет четких, последовательных и тщательно спланированных ответов на конкретные враждебные действия против России в рамках санкционного законодательства США.

Кроме того, необходимо поднять вопрос о незаконности односторонних санкций в институтах ООН.

В 2014 году 134 страны высказались о незаконности односторонних санкций, при 53 голосах против и одном воздержавшемся. Это говорит о серьезном росте озабоченности возможностью применения односторонних санкций.

Наконец, самое важное — развитие российской экономики, ее диверсификация, углубление связей с мировым рынком и глобальным бизнесом. Санкции работают против экономически слабых и изолированных государств. России необходимо концентрироваться на вопросах собственного развития. Экономическое и технологическое отставание — главная угроза российскому суверенитету сегодня.

Автор доклада — Иван Тимофеев, программный директор Российского совета по международным делам (РСМД). Статья представлена в качестве авторской экспертной оценки. Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.