Facebook | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Петр Великий и Иоанн, совсем не грозный

Дата: 28 марта 2018 в 11:26

Петр Великий и Иоанн, совсем не грозный
Многие годы жизни святителя Иоанна пришлись на времена перемен. Прежняя Русь усилиями Петра Великого становилась европейской Россией. Бояре брили бороды, надевали парики и заморские кафтаны. Вместо греко-славянских школ открывались школы «латинские». После смерти в 1700 году Патриарха Адриана Русская Православная Церковь другого Патриарха так и не обрела. А в 1721 году высшая церковная власть была передана Святейшему Синоду. В это время перемен особенно трудно приходилось церковным иерархам. Многие из них понимали необходимость развития страны, но понимали и другое — очень важно не растерять те великие духовные традиции, которые были заложены на Руси их предшественниками

Настолько был велик авторитет!

Одним из особо почитаемых сибирских святых является святитель Иоанн (Максимович), занимавший Тобольскую кафедру всего четыре года, с 1711-го по 1715-й, однако успевший сделать очень много для прославления имени Божия. Не случайно празднование Собора Сибирских святых приходится на день его памяти. О детстве святителя сохранилось мало сведений. Известно, что родился он в декабре 1651 года в Нежине, в известной дворянской малороссийской семье. У его отца Максима Васильевича было семеро сыновей. В истории России Максимовичи оставили заметный след ревностным служением на благо Отчизне и государю. Родители Иоанна были людьми небедными и щедро жертвовали средства на возведение храмов. Своему сыну они старались дать лучшее по тому времени образование. Дома он воспитывался в духе благочестия, послушания и любви к слову Божьему, поэтому, продолжая образование в Киево-Могилянской коллегии (позднее ставшей академией), Иоанн выделялся среди всех своими способностями настолько, что по окончании коллегии был оставлен в ней в должности преподавателя. Домашнее воспитание, учеба в коллегии, постоянное общение с монахами питали его душу стремлением служить Богу в чине инока, и в 1676 году в Киево-Печерской Лавре он был пострижен с именем Иоанн. Последующее рукоположение молодого, бластяще образованного постриженика в иеродиакона, а затем в иеромонаха произошло очень быстро. В дальнейшем в его судьбе следует крутой поворот. В 70-е годы XVII века Россия воевала с Турцией, и к 1677 году пламя войны бушевало на территории Малороссии. Успех сопутствовал турецким войскам, захватившим часть южных земель, крупный по тем временам город Чигирин. Опасаясь нападения турецких полчищ на Киев, гетман решился направить посольство к царю Феодору Алексеевичу с просьбой о помощи. В составе посольства был молодой иеромонах Иоанн. Настолько велик был в Лавре авторитет 25-летнего иеромонаха! Помимо просьб о военной помощи лаврские монахи просили, в случае нападения турок на Киев дать им возможность укрыться в другом монастыре. Царь и  войско послал, и Брянский Свенский Успенский монастырь предоставил, повелев отцу Иоанну быть в нем архимандритом. Документальные свидетельства о жизни архимандрита Иоанна появляются лишь вместе с возложением на него настоятельства Елецким в честь Успения Пресвятой Богородицы монастырем в Чернигове, который передал ему архиепископ Черниговский Феодосий (Углицкий), предчувствовавший свою близкую кончину. После смерти святителя Феодосия в архиерейских покоях собралась Рада из числа уполномоченных киевского митрополита, малороссийского гетмана, войска и мещанства для выбора преемника усопшему. Им единогласно был избран архимандрит Иоанн (Максимович). Рукоположение Иоанна во епископа Черниговского было совершено в Москве 10 января 1697 года с последующим возведением в сан архиепископа. Управление епархией открыло перед Владыкой Иоанном новые возможности. Сам ученый-богослов и плодовитый писатель (им написано более 12 творений), он стал истинным ревнителем православного просвещения в своей епархии. В Чернигове им была основана славяно-латинская школа (коллегиум), дававшая образование детям не только духовенства, но и дворян, мещан и казаков. По образцу этой школы впоследствии стали открываться духовные училища по всем епархиям.

Чтобы не быть смеха достойным суевериям

Надо сказать, что поначалу священнослужители-великороссы часто не хотели отдавать своих чад в такие школы. Чтобы содействовать делу духовного образования, Петр I издал указ, по которому дети духовенства, не обучавшиеся в школах, не допускались к церковным должностям. Пока число регулярных духовных училищ было невелико, в качестве временной меры при архиерейских домах и больших монастырях велено было устраивать начальные «цифирные школы». Духовный регламент 1721 года провозгласил обязательность обучения для детей священнослужителей и причетников. Необученные недоросли подлежали исключению из духовного сословия. Регламент поучал: «Когда нет света учения, нельзя быть доброму Церкви поведению, и нельзя не быть нестроению и многим смеха достойным суевериям, еще же и раздорам и пребезумным ересям». В училища принимались уже грамотные мальчики, получившие начальное образование у себя дома или в «цифирных школах». Курс обучения делился на восемь классов. В первом классе изучали латинскую грамматику, географию и историю. Во втором — арифметику и геометрию. В третьем — логику с диалектикой, в четвертом — риторику и пиитику, в пятом — физику и метафизику, в шестом — политику, в седьмом и восьмом — богословие. Изучались также латинский, греческий, еврейский и церковнославянский языки. Сегодня историки говорят, что на начальном этапе эти училища были существенно оторваны от церковной жизни. Да, так и было. И со временем этот недостаток устранили, как устранили и заметный перекос в сторону «латинизации». Но впервые в Русской Церкви были созданы учебные заведения со столь широкой программой  обучения. И это самым положительным образом способствовало дальнейшему развитию православного просвещения в России. Вместе с основанием школы святитель Иоанн открыл в Чернигове типографию, в которой он и его преемники издали много сочинений духовно-нравственного содержания. Его же властью во всех церквах Черниговской епархии были заведены синодики-помянники для занесения в них имен благотворителей. Известна связь святителя Иоанна со Святой горой Афон. Он принимал особенно горячее участие в судьбе русских насельников Святой горы, оказывая им существенную материальную помощь в те тяжелые годы. Сохранилась его архиерейская грамота в Русском Пантелеимоновом монастыре, свидетельствующая о его отношении к святогорцам.

Заговор Мазепы не удался

Во время служения в Чернигове святитель Иоанн тяжело заболел. Врачи помочь ему ничем не смогли. И Владыка Иоанн в молитвах призывал на помощь своего предшественника святого Феодосия, будучи уверен, что тот угодил Богу своей праведной жизнью. Святой Феодосий явился собрату и сказал ему: «Не скорби, брат. Господь услышал молитвы твои, и ты будешь здрав. Вставай с одра и готовься служить Божественную Литургию. Это тебе знамение». Очнувшись после видения, святитель послал сказать наместнику, что будет на следующий день служить. Зная о его состоянии, люди сочли эти слова за бред больного. Каково же было  изумление всех, когда на следующий день архиепископ, уже здоровый, совершал Литургию. После этого чуда Владыка Иоанн приказал открыть пещеру, где покоились останки святого Феодосия, повесил там большой его портрет, к которому сам составил и надпись («похвалу») в стихах.  С того момента от мощей святителя Феодосия стали проистекать исцеления, а имя святого, глубоко чтимого черниговской паствой за его праведную жизнь, навсегда переплелось с именем святителя Иоанна, блаженного его друга. Кстати, святитель однажды был оклеветан и едва не пострадал во время событий 1708 года, когда Петру I открылась измена Мазепы. Желая представить черниговского архиепископа и еще некоторых верных царю людей своими сторонниками, гетман послал казака с подложными «тайными» письмами на их имя. Казака поймали, по приказу Петра I провели расследование, и невиновность святителя была доказана.

Не просто Петр в непростые времена

Время перемен оказалось очень непростым для Русской Церкви.  С одной стороны, Церковь не могла не поддерживать борьбу с невежеством и суевериями, которой Петр I уделял большое внимание. С другой — государство принялось бесцеремонно вмешиваться в церковную жизнь и принуждать Церковь к неведомым прежде для нее делам. Вот, казалось бы, вполне уместный указ о чинном поведении в храмах. Молившиеся, согласно этому документу, должны были вести себя чинно, не разговаривать, не ходить по храму. Но за это нарушение благочиния устанавливался штраф, который было велено… взимать прямо в храмах. Для чего на видных местах в церквах помещались специальные «штрафные ящики». Народный быт и народные традиции, религиозно-нравственные идеалы народа, по счастью, остались почти не затронутыми петровской ломкой России, однако «просвещенные» общественные слои стали все больше воспринимать народное благочестие как проявление дикости и невежества. А за этим часто следовала если не прямая измена вере отцов, то появление равнодушия к ней. У Петра развилась поистине одержимость в разоблачении народных суеверий, под которыми очень часто подразумевались старинные благочестивые обряды — сооружение часовен, ношение икон по домам. А за разглашение ложных слухов о чудесах, видениях и пророчествах назначалась суровая кара — вырывание ноздрей и ссылка на галеры.  Хуже того, духовникам было велено доносить властям, если кто на исповеди сознается в разглашении ложных слухов о чудесах. И светские, и церковные власти были обязаны преследовать народных «пророков», юродивых, кликуш. Святейшему Синоду было велено рассмотреть службы, молебны, акафисты, составленные в последнее время, особенно в Малороссии. Противные Священному Писанию и «непристойные» — запретить. Жития святых велено было пересмотреть на тот предмет, нет ли среди них ложных сведений. Дело полезное, однако исправления проводились зачастую бесцеремонно, на скорую руку. Конечно, все это не способствовало прославлению новых угодников Божиих. В этом деле предписывалась крайняя осторожность. Подозрение в ложности разглашаемых чудес равнялось подозрению в совершении тяжкого уголовного преступления. Не случайно при Петре I не состоялось ни одной канонизации новоявленных святых. Новый праздник, который появился в церковном календаре во время его правления, был связан не с канонизацией святого, а с перенесением мощей святого благоверного князя Александра Невского из Владимира в Петербург. Тогда в России стало усиленно распространяться вольнодумство. В своих «забавах» вельможные «афеисты» (как тогда называли атеистов) порой не останавливались перед кощунственными выходками.  Власть порой строго поступала с ними, но лишь в случаях особо возмутительных, скандальных кощунств. А небрежное посещение храма обходилось многим вполне безнаказанно. Разительные перемены случились при Петре и в ведении церковных хозяйств. Совершенно светское учреждение Монастырский приказ принялось распоряжаться церковными вотчинами на правах полномочного хозяина. Теперь все доходы поступали в кассу Приказа, а обратно на содержание церковных учреждений выдавались лишь суммы по штатам. Прежняя свобода церковных имений от всякого рода тягла (налогов) была заменена чрезвычайно тяжелым обременением. Помимо обычных общегосударственных повинностей на церковные земли дождем посыпались запросные сборы и чрезвычайные повинности.  «Канальный сбор» — на сооружение каналов, «козловский сбор» — на освобождение от рекрутской повинности. Наряды в адмиралтейство плотников и кузнецов, наряды по мостовой повинности, содержание отставных военных чинов, поставка лошадей для драгун, подмога при отливке пушек и прочее, и прочее — все это одинаковым бременем легло теперь не только на светские, но и на церковные имения. Монастыри вообще были посажены на голодный паек. Тогда (да и позже) многие подозревали Петра I в неправославии, иные даже — в безбожии. Но вера его все-таки была твердой и по-своему сильной. В воскресные и праздничные дни он молился за Литургией, часто становился на клирос и читал «Апостол». Всякое дело, всякий военный поход он начинал с молитвы о ниспослании Божьего благословения, а всякий успех и всякую победу сопровождал благодарственным молебном.  Петр часто повторял: «Кто забывает Бога и не исполняет заповедей Его, тот, сколько бы ни трудился, не сделает многого, ибо не осенен благословением свыше». О вольнодумцах Петр говорил со свойственной ему грубоватой крепостью выражений: «Кто не верует в Бога, тот либо сумасшедший, либо от природы безумный. Зрячий Творца по творениям познать должен». Характерна одна из его бесед с историком Татищевым, который, увлекшись в Европе крайним рационализмом, позволил себе однажды в присутствии царя издевательски насмехаться над Библией и церковными установлениями. Ударив вольнодумца за эти речи своей знаменитой дубинкой, царь поучал его: «Не соблазняй верующих чистых душ — не на тот конец старался я тебя выучить, чтобы ты был врагом общества и Церкви». Но искренность веры Петра не мешала ему на все смотреть глазами государственного человека, под углом государственной пользы. И тут его воззрения складывались под влиянием западных учений о главенствующей роли государства во всех сферах жизни, из чего и выводилась ложная доктрина о главенстве монарха над Церковью (цезарепапизм). Сибирская паства его очень любила  С великой скорбью черниговская паства восприняла весть о том, что их любимый святитель Иоанн назначается митрополитом Тобольским и всея Сибири. Существует предание, что это назначение произошло не без участия известного князя Меншикова, задетого независимым поведением Владыки Иоанна при освящении церкви в одном из княжеских имений в Черниговской епархии. В то время Меншиков собирался сам назначить день освящения, о чем и сообщил святителю через посланного с этой целью управляющего. Архиепископ на это заметил, что назначать день — дело его, а не князя, и сам установил время освящения церкви. Кроме того, по всегдашнему своему обычаю он отказался от угощения, предложенного после церковного торжества. Все это оскорбило князя. Позднее, когда архиепископу Иоанну стало известно о новом назначении, ему была открыта судьба его «доброжелателя». «Да, далеко мне ехать, — сказал он, — но князь будет еще далее меня». И действительно, Меншиков окончил жизнь в дальней ссылке в Березове. Святитель с покорностью покинул край, где прожил 58 лет. 11 августа 1711 года Преосвященный Иоанн прибыл к новому месту служения, в столицу Сибирского края город Тобольск.  Само вступление владыки в город было обставлено с подобающей торжественностью. Митрополит Иоанн прибыл в Тобольск на двух плоскодонных лодках и остановился напротив Знаменского монастыря. На следующий день под звон колоколов он вступил на набережную города, встреченный городским духовенством, светскими властями и горожанами. Вскоре по приезде Владыки стали говорить о нем, как о великом постнике, о том, что в личной жизни он тих, скромен, сострадателен. Обладая большой работоспособностью, святитель никогда не был праздным, всегда или читал, или учил, или размышлял. Более всего любил он молитву. Запершись у себя в келье, он долго коленопреклоненно молился, часто до утра. Добро он любил делать тайно и через доверенных лиц посылал деньги и разные вещи сиротам, в богадельни (при нем их в городе было более двадцати), в дома бедных. Потихоньку, переодетый, подходил он к окнам домов нуждающихся, стучал, произносил: «Примите во имя Иисуса Христа», — и поспешно отходил. Особенно болело его сердце за бедных духовного звания. Там, где были горе и нужда, появлялся Владыка, туда его тянуло всей душой. Он часто посещал тюрьмы, которых много было в Тобольске, и утешал, учил, радовал гостинцами заключенных. Святитель глубоко воспринял евангельское слово: «Когда делаешь пир — не зови соседей богатых, которые могут воздать тебе тем же, но зови слабых, угнетенных, больных». Так он и поступал всегда, в гости никогда не ездил: за все время служения в Тобольске лишь один раз обедал у губернатора, и то по его усиленной просьбе. Однако в праздничные дни после Литургии сам приглашал к себе почетных горожан. Угощение его всегда было очень скромным, и подлинным украшением таких трапез были беседы Владыки, обладавшего замечательным даром слова. Всегдашний друг просвещения, митрополит Иоанн горячо заботился о созданной его предшественником Тобольской славяно-латинской школе и, выписывая из Киева и Чернигова для школы знающих наставников, часто делал это на свои доходы. Был он не только богословом, но и поэтом, обогатил духовенство и паству многими назидательными сочинениями. Современники святителя свидетельствовали, что «едино у него увеселение — писать душеполезные сочинения». По содержанию все его творения — «чистое золото: они проникнуты глубоким благочестием, исполнены назидательных мыслей и ясных чувствований и, что так же важно, суть чистые отражения души сочинителя. Что занимало его самого, то он предавал письмени, желая передать другим сокровища души своей, хотел, чтобы то, что чувствовал сам, чувствовали и другие». Его перу принадлежит удивительный по богатству духовного опыта «Илиотропион» (в переводе с греческого –– «Подсолнечник»), изданный в пяти книгах. Труд посвящен тому, как должен человек соотносить свою волю с волей Божьей, уподобляясь в этом дневному движению цветка подсолнечника вслед за солнцем. Этот труд написан на латинском языке, как писали тогда большей частью ученые киевские монахи.  В 1714 году святитель издал этот труд в переводе на славяно-российский язык. Другая его работа «Феатрон поучительный царем, князем и владыкам» — об обязанностях властей. Наконец, вся его благоговейная душа отразилась в сочинении «Богородице Дево» и в книге «Богомыслие в пользу правоверных». Продолжая просветительную, миссионерскую деятельность в Сибири, святитель путешествовал по краю, отыскивал способных к миссионерству священников, заботился об открытии новых храмов. Так во славу Божию и работал Иоанн до самой своей блаженной кончины, приобретая все более любовь своих духовных детей, которые и при жизни владыки считали его прозорливым, молитвенником дерзновенным. Его блаженная кончина оставила глубокий след в сознании народа, видевшего в нем угодника Божьего. Заранее чувствуя близость смерти, митрополит стал к ней готовиться: исповедовался и причастился. 9 июня 1715 года он в последний раз служил Литургию и в этот день в своих покоях дал обед для городского духовенства и нищих. Гостям своим за столом он прислуживал сам. После трапезы, простившись со всеми, он ушел во внутренние комнаты своих апартаментов и заперся в них. Утром 10 июня, когда пришло время звонить к утрене, за благословением подошел чередной, на осторожный стук в дверь ответа не последовало. У закрытых дверей собралось духовенство, приехал губернатор и, предчувствуя недоброе, приказал взломать двери. Митрополит, уже почивший, стоял на коленях. Вступившим в комнаты открылась картина блаженной смерти святителя Иоанна. Смерть Владыки Иоанна провидел находившийся в тот день далеко от Тобольска, в Кондинском крае, его предшественник и преемник митрополит Филофей (Лещинский). Он сказал своим спутникам: «Брат наш Иоанн успе. Прейдем отсюда», –– и спешно отправился в Тобольск.

После смерти телесной

Убедился народ в святости своего митрополита и тогда, когда тело его, не будучи предано земле (пришлось долго ждать возвращения из миссионерской поездки святителя Филофея), долго оставалось нетленным. После погребения останки святителя не сразу оказались в месте, где им предстояло ожидать всеобщего воскресения. Первоначально они находились в Успенском соборе, в приделе Антония и Феодосия Киево-Печерских. Через 26 лет, после перестроек собора, могила его оказалась под открытым небом, что очень беспокоило почитателей его памяти, да и сам Владыка Иоанн выказывал недовольство, когда являлся тобольским архиереям. Тогда над его могилой был сооружен придельный храм во имя святителя Иоанна Златоуста. В 1826 году архиепископ Тобольский Евгений (Казанцев) писал: «Митрополиту Иоанну (Максимовичу) здесь такая велика вера, что многие носятся чудеса, и что даже самый сей придел построен в честь его будто бы исцелившимся от него». Этим же письмом архиепископ Евгений просил разрешения перенести гроб святителя «в виду плохого состояния придела». Спустившись с духовенством в склеп, архиепископ обнаружил останки святителя покоившимися в совершенно целом гробу; клобук и мантия также оказались нетронутыми временем. Со дня успения святителя чудеса, истекавшие от его святых мощей, не прекращали радовать всех с верой к нему притекавших, и до настоящего времени они не прекращаются. Соборным тобольским духовенством записано много случаев благодатной помощи святителя Иоанна. Это побудило произвести освидетельствование его останков. 12 февраля 1916 года, воздав благодарение Богу, благоволившему явить нового светильника Церкви Российской, Святейший Синод Русской Православной Церкви «признал митрополита Тобольского Иоанна в лике святых, благодатию Божиею прославленных, а всечестные останки его –– святыми мощами». Торжественное прославление святителя Иоанна было совершено в Тобольске 10 июня 1916 года.   Свято чтит земная Церковь святителя Иоанна, молитвенно воспоминая память его вкупе со всем Собором Сибирских святых. В настоящее время святые мощи митрополита Иоанна почивают в Софийско-Успенском кафедральном соборе Тобольского кремля. И богомольцы со всей Сибири и из других уголков православной России идут со своими нуждами к ковчегу святителя и получают благодатное утешение по молитвам его. 23 июня (10 июня по ст. ст.) 2015 года исполнилось 300 лет со дня блаженной кончины святителя Иоанна, митрополита Тобольского. «Днесь святитель Иоанн Тобольский прославляется, днесь Святая Церковь хвалы ему приносит, днесь вернии сыны Церкве Православныя его многоцелебным мощем покланяются, днесь скорбящии благодатное утешение приемлют, и вси болящии о благодатной помощи взывают; днесь и мы, грешнии, от чистаго сердца взываем: о, великий святителю и чудотворче, молися Господу о спасении душ наших».

Подготовил 

Александр ОКОНИШНИКОВ,

«ЧЕСТНОЕ СЛОВО»

 

По сообщению сайта Информационный портал «ЧЕСТНОЕ СЛОВО»