«Обязательно»: Лавров пообещал, что Россия вышлет британских дипломатов

Дата: 15 марта 2018 в 16:36

По сообщению сайта Газета.ru

Несмотря на жесткую риторику речи премьер-министра Британии Терезы Мэй в парламенте, пока реальные санкции официального Лондона против Москвы весьма слабые и неубедительные. Но главной угрозой России после обвинений в причастности к отравлению в Солсбери экс-полковника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери может стать фундаментальное изменение отношения к России ведущих стран Запада.

Опасность в том, что Россия может превратиться в сознании и практической политике ведущих мировых держав из «отбившегося от рук» неудобного и ершистого партнера в полноценного стратегического противника.

От которого уже никто не ждет никакого конструктивного (в понимании Запада) сотрудничества. И тогда идущая с весны 2014 года — момента присоединения Крыма и начала войны на Донбассе — полноценная «холодная война» России с Западом может перейти в стадию, если так можно выразиться, «горячей холодной войны». В таком случае единственным сдерживающим фактором от прямых военных столкновений окажется ядерное оружие, которое есть в достаточном количестве для быстрого полного уничтожения другу друга и у России, и у Великобритании, и у США.

Речь идет о попытке создать мощный международный антироссийский политический фронт, в который попытаются привлечь даже Китай. О том, что Китай должен определиться по отношению к России, говорилось и на заседании британского парламента. Разумеется, никто из западных стран эффективных рычагов давления на Китай не имеет. Но экономические интересы Китая в Великобритании и их главном союзнике – США — несопоставимо выше, чем в России. И Китай может, даже ограничиваясь традиционной для своей дипломатической традиции нейтральной безликой риторикой, молча присоединиться к противникам России.

В этом смысле сам факт экстренного заседания поздним вечером 14 Совета безопасности ООН, созванного по инициативе Великобритании, может иметь потенциально куда более серьезные последствия, чем высылка дипломатов и тем более неприезд на чемпионат мира по футболу в Россию британских официальных лиц.

Выступая в британском парламенте, премьер-министр Тереза Мэй объявила Россию причастной к отравлению экс-полковника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери... →

Британские власти попросили СБ ООН провести экстренное заседание для обсуждения «дела Скрипаля», мотивировав это так: «Великобритания призвала к экстренной встрече Совета Безопасности ООН, чтобы сообщить членам Совбеза информацию о ходе расследования нападения с нервно-паралитическим веществом в Солсбери».

На этом заседании представитель Великобритании прямо обвинил Россию в войне на Украине, гибели в 2014 году малайзийского пассажирского «Боинга», попытке организации путча в Черногории и, естественно, в отравлении Сергея Скрипаля и его дочери.

Представитель США Никки Хейли на заседании Совбеза потребовала от России представить сведения о своей химической программе: Россию теперь обвиняют в нарушении договора об уничтожении химического оружия. Кроме того, США обвинили Россию в блокировании международного механизма расследования применения запрещенного химического оружия в Сирии. Хотя другие выступавшие Россию, включая Китай, напрямую в отравлении Скрипаля или использовании запрещенного химического оружия не обвиняли, но и голословными обвинения Лондона не назвал никто.

Кроме, разумеется постпреда России в ООН Василия Небензи. Он, к слову, напомнил, что Россия считает британский ультиматум ничтожным и что Скрипаль России не угрожал. Постпред поднял и главный вопрос – кому может быть выгодно устранение экс-полковника ГРУ, прекрасно подходящего на роль жертвы, перед выборами и чемпионатом мира по футболу.

Причем, к расследованию причин отравления и поиску утечки вещества «Новичок» (если оно и было) Москва не просто готова, а настаивает на этом. Формулой «Новичка» может владеть и Британия, заметил Небензя.

«Есть соответствующие статьи конвенции по запрещению химического оружия, там все прописано, мы это предлагаем. Но, по-моему, нас не слышат. Мы готовы к совместному расследованию. Другое дело, что никто не собирается это расследование нам обеспечивать», — сказал постпред, констатировав, что виновные назначены заранее.

Фактически поддержал обвинения Великобритании и Дональд Трамп. «Президент действительно заявил премьер-министру [Великобритании Терезе Мэй] вчера по телефону, что США на 100% поддерживают нашего союзника Великобританию по этому вопросу», — сказал журналистам представитель Белого дома Радж Шах.

Сами же санкции Великобритании против России пока выглядят сугубо ритуальными. Это отзыв приглашения посетить Лондон министру иностранных дел РФ Сергею Лаврову (по версии МИД РФ, Лавров и не принимал приглашения, но в нынешней ситуации едва ли такой визит был бы возможен) и высылка 23 дипломатов. Список уже передан Москве. Дипломаты должны покинуть Соединенное Королевство в течение недели.

Глава МИД России Сергей Лавров уже заявил, что ответная высылка будет «обязательно».

Это далеко не самый масштабный акт в истории дипломатических войн России и Великобритании. В частности, в сентябре 1971 года Великобритания выслала сразу 105 советских дипломатов — после того как сотрудник торговой миссии СССР в Лондоне раскрыл имена советских агентов КГБ, работавших «под крышей» посольства и торгпредства. В ответ в октябре 1971 года из России были высланы 18 граждан Великобритании. Но никаких фундаментальных последствий для отношений между СССР и Великобританией это не имело.

В сентябре 1985 года — уже при премьерстве Маргарет Тэтчер и Михаиле Горбачева во главе СССР (они потом считались практически личными друзьями) Великобритания выслала из страны 31 советского дипломата, обвинив их в шпионаже. Эта акция стала следствием бегства в Великобританию сотрудника КГБ Олега Гордиевского. В ответ из Советского Союза были высланы 25 сотрудников британской дипмиссии. В 1989 году (тоже в эпоху правления Горбачева и Тэтчер) правительство Великобритании выслало из страны 11 сотрудников советских учреждений (дипломатов, журналистов и сотрудников торгпредства) и объявило персонами нон грата еще трех советских сотрудников, ранее выехавших из Великобритании. Тогда зеркального ответа Москвы не последовало.

Как показывает совсем недавний пример дипломатической войны России и США, где счет высланных дипломатов шел на сотни и даже сопровождался арестом объектов дипломатической собственности, сами по себе такие шаги не увеличивают конфронтацию в отношениях между странами. Скорее, являются следствием растущей конфронтации. К тому же обмениваться высылкой дипломатов (и даже отзывом послов, до чего в отношениях Москвы и Лондона дело пока, к счастью, не дошло) куда безопаснее, чем устраивать вооруженные провокации с летальным исходом.

Мягкой мерой выглядит отказ членов британского правительства приезжать на чемпионат мира по футболу в России. Тем более что Футбольная ассоциация Англии заявила, что не собирается бойкотировать чемпионат. В ассоциации намерены жестко контролировать любые действия, которые будут иметь политический характер. То есть, родоначальники футбола — к слову, не являющиеся фаворитами мундиаля — в Россию все равно приедут.

Финансовых санкций против российских бизнесменов и предположительно имеющих собственность в Великобритании некоторых наших чиновников, пока вводить не стали. С одной стороны, Лондон оставил себе право использования Дамоклова меча – в заявлении Мэй экономические ответные меры звучат с оговорками. Заморозка активов – если будет доказательство их угрозы гражданам и собственности Британии. Это «если» дает возможность для маневра, равно как и обещание «разворачивать» деньги «серьезных преступников» и «коррупционной элиты». По каким критериям будут сортировать этих людей – не ясно, будут ли замораживать уже вложенные в британскую экономику активы или тщательно проверять новые – не ясно.

Впрочем, такая осторожность Терезы Мэй понятна – резкие движения могут немного пошатнуть и некоторые сектора (например, дорогой недвижимости), и саму веру будь то русских, будь то арабских богачей в английскую систему. Деньги не пахнут и любят тишину.

Можно пофантазировать, что воля британских властей на выживание недобросовестных россиян в некотором смысле сыграет на руку и России – беглым банкирам хотя бы там отомстят. Впрочем, это фантазии – Россия уже долго ждет и не дождется выдачи более 40 человек, скрывающихся в Британии.

А вот затяжная дипломатическая война на совершенно новом уровне взаимного недоверия и конфронтации вполне возможна. Например, могут начаться попытки политической изоляции России де-юре, например, лишения ее права вето и статуса постоянного члена Совета Безопасности ООН. Причем, агрессивная манера Терезы Мэй дает основание полагать — может быть и хуже. Такая агрессия в отношении страны-члена СБ ООН странна, но понятна для британских, а не российских граждан – в такой ситуации даже самая либеральная публика пропитывается патриотическим духом.

То, какими могут быть изменения в позиции Запада, где не сомневаются в исходе президентских выборов в России и сохранении нынешнего внешнеполитического курса нашей страны, в частности обозначил новый глава МИД ФРГ Хайко Маас. После дежурных слов об озабоченности делом Скрипаля и поддержке британских оценок причин этого происшествия, Маас заявил, что восприятие России как страны в изоляции огорчает Германию, и Берлину придется менять свою внешнюю политику в связи с этим.

До сих пор о политической изоляции России иногда говорила только администрация США.

В итоге мы видим, что Россия больше не стесняется открыто противопоставлять себя западному миру, а Запад перестает считать Россию партнером на ближайшие годы и начинает оценивать ее как врага. Трудно поверить, что еще год с небольшим назад в России на полном серьезе рассуждали, что «наш друг Трамп» вот-вот отменит санкции и ожидали того же в горизонте полугода от Европы.

Сейчас речь может идти только о новых возможных санкциях, а все отношения России с Западом (Великобритания просто временно оказалась в авангарде стремительно нарастающей конфронтации), похоже, сводятся к звучащему почти как молитва советскому лозунгу «Лишь бы не было войны…»