Гражданин, пройдемте: 200 лет памятнику Минину и Пожарскому в Москве

Дата: 04 марта 2018 в 22:06 Категория: Новости культуры

По сообщению сайта Газета.ru

Монумент героям национального освободительного движения в Смутное время — гражданину Кузьме Минину и князю Дмитрию Пожарскому — был установлен на Красной площади Москвы ровно 200 лет назад.

Саму идею возвести памятник, посвященный народной борьбе 1612 года, впервые предложило Вольное общество любителей словесности, наук и художеств еще в 1803 году. Сначала памятник хотели поставить в Нижнем Новгороде (там, где Кузьма Минин и Дмитрий Пожарский начали собирать Второе народное ополчение) и приурочить его открытие к двухсотлетней годовщине победы русского войска над польско-литовскими захватчиками. В журнале «Лицей» за 1803 год, в частности, писали: «Природа, повинуясь всевышнему и не взирая на родословия, воспламеняет кровь к благородным подвигам как в простом поселянине или пастухе, так и первостепенном в царстве. Она бы могла, кажется, вдохнуть патриотическую силу в Пожарского; однако избранный ею сосуд был Минин, так сказать, русский плебей. Здесь он был первою действующею силой, а Пожарский был только орудием его гения». Уже тогда многие считали, что именно Кузьма Минин, владелец мясной лавки и «человек среднего достатка», стал идейным предводителем народного ополочения, а князь Дмитрий Пожарский следовал за ним.

Почти десять лет по всей стране собирались пожертвования для памятника: благотворителями стали крестьяне, мещане, купцы, дворянские семьи и императорская фамилия.

В итоге памятник был построен полностью на народные деньги. Главным скульптором и автором проекта стал Иван Мартос, в конце 1811 года он начал работу над памятником и не оставил ее даже во время Отечественной войны 1812 года. «Минин устремляется на спасение Отечества, схватывает своей правой рукой руку Пожарского — в знак их единомыслия — и левой рукой показывает ему Москву на краю гибели», — так сформулировал идею памятника сам скульптор, пока Москва действительно в очередной раз оказывалась на краю гибели стараниями Наполеона.

Интересно, что до XIX века в России не существовало традиции устанавливать скульптуры в честь исторических событий: вместо этого строились часовни и церкви. Памятники в современном смысле слова существовали только в Петербурге, например, Медный всадник, посвященный Петру I.

Памятник Минину и Пожарскому стал первой крупной скульптурой в заново отстроенной после пожара Москве. Изготавливался он на протяжении почти семи лет. В течение первых четырех лет (до 1815 года) Мартос вместе с помощниками создавал большие глиняные скульптуры Минина и Пожарского. Народных героев Мартос лепил со своих сыновей. Причем в течение двух последних лет фигуры приходилось поддерживать влажными, поэтому помощник скульптора постоянно смачивал их и следил за состоянием глины.

После того, как прототипы скульптур были готовы, началась подготовка к литью. Этим процессом руководил литейных дел мастер Василий Екимов, который уже в то время был известен тем, что отливал скульптуры полностью, а не частями. Для отливки понадобились восковые копии, которые обмазывались смесью из толченого кирпича (калидра) и пива.

Каждый из 45 слоев этой смеси тщательно просушивался опахалами из перьев. Восковые фигуры заполнялись специальным раствором из алебастра и калидра, а затем в течение месяца воск вытапливали из этих фигур в 16 печах.

10 часов потребовалось для того, чтобы приготовить жидкую смесь: 1100 пудов (около 17,6 тонн) меди, 10 пудов (около 160 кг) олова и 60 (960 кг) пудов цинка. После такой длительной подготовки 5 августа 1816 года в литейной мастерской Императорской Академии художеств при многочисленных зрителях состоялась отливка медных скульптур для будущего памятника, которая заняла всего девять минут. Мартос писал, что «через пять дней, когда металл остыл, после разбития формы оказалось, что монумент отлит совершенно». При этом Василий Екимов поставил исторический рекорд: впервые в Европе сложная, крупная скульптура их двух фигур была отлита целиком.

Постамент для скульптуры изготовил петербургский скульптор-каменотес Самсон Суханов из красного финляндского гранита, который добывали в Выборге. С двух сторон постамент украшают два барельефа. На переднем изображены нижегородцы, которые приносят пожертвования для Второго народного ополчения. Здесь мы можем увидеть и самого Ивана Мартоса: это мужчина, который жертвует Отечеству двух своих сыновей. На самом деле один из сыновей мастера — Алексей — сражался в армии Кутузова в 1812 году, а другой — Никита — в 1813 году находился в Риме, где изучал скульптуру и архитектуру, но был убит наполеоновскими солдатами во время оккупации Италии.

В 1817 году началась перевозка готового памятника из Санкт-Петербурга в Москву. Она длилась с 21 мая по 6 сентября. Такой длительный период объясняется тем, что памятник сначала совершил своеобразное «турне» по городам России.

Во время остановки в Нижнем Новгороде журналисты стали свидетелями того, «в какое восхищение приведены были как нижегородские, так и всего тамошнего края жители появлением на тамошних водах столь знаменитого памятника. Граждане нижегородские обоего пола и всех возрастов с утра до ночи съезжались к судам зреть сей знаменитый по предмету, искусству и величине своей памятник».

Торжественное открытие памятника состоялось 20 февраля (по старому стилю) 1818 года. Именно Иван Мартос настоял на том, чтобы памятник был установлен в Москве, а не в Нижнем Новгороде. Скульптор объяснял свое решение тем, что именно у стен Кремля состоялась главная битва за освобождение России в 1612 году. На церемонию открытия приехал император Александр I со своей семьей, в торжественном марше участвовало четыре сводных гвардейских полка из Петербурга. Открытие памятника или прибытие в Москву императора, а, возможно, оба события вызвали огромный интерес среди жителей города. «Во время сего торжественного обряда стечение жителей было неимоверное; все лавки, крыши Гостиного двора, лавки, устроенные нарочно для дворянства около Кремлевской стены, и самые башни Кремля были усыпаны народом, жаждущим насладиться сим новым и необыкновенным зрелищем».

Изначально памятник стоял перед Верхними торговыми рядами (ГУМ), почти в центре Красной площади таким образом, что Минин, призывая князя Пожарского возглавить народное ополчение, рукой указывал князю на Кремль, где в 1612 году находились захватчики. Идея расположить памятник именно таким образом также принадлежала Мартосу.

Еще во время создания постамента была придумана и размещена надпись, которая до сих пор украшает памятник: «Гражданину Минину и князю Пожарскому — благодарная Россия. Лето 1818».

Сейчас нам эти слова кажутся уместными, а вот Александр Сергеевич Пушкин считал иначе, особенно его смущало слово «гражданин».

«Надпись гражданину Минину, конечно, не удовлетворительна: он для нас или мещанин Косма Минин по прозванию Сухорукой, или думный дворянин Косма Минич Сухорукой, или, наконец, Кузьма Минин, выборный человек от всего Московского государства, как назван он в грамоте о избрании Михаила Федоровича Романова. Все это не худо было бы знать, также как имя и отчество князя Пожарского».

Несмотря на такие отзывы со стороны великого поэта, памятник очень нравился москвичам и гостям города. «Когда я прохожу мимо этого монумента, когда я рассматриваю его, друзья мои, что со мной тогда делается! Какие священные минуты доставляет мне это изваяние! Волосы дыбом подымаются на голове моей, кровь быстро стремится по жилам, священным трепетом исполняется все существо мое, и холод пробегает по телу. Вот, — думаю я, — вот два вечно сонных исполина веков, обессмертившие имена свои пламенною любовью к милой родине... Завидный удел! Счастливая участь!», — писал о памятнике публицист и критик Виссарион Белинский.

За 200 лет памятник лишь один раз сменил свое местоположение. В 1930 году на Красной площади построили Мавзолей Ленина (современный его вариант), и Минин теперь указывал Пожарскому прямо на место, где с 1924 года лежало тело Ленина. Конечно, горожане не могли не заметить этого, и у них рождались свои мысли и присказки на этот счет. Например, существует легенда, согласно которой однажды на памятнике появилась сделанная кем-то надпись: «Смотри-ка, князь, какая мразь в Кремле сегодня завелась».

В 1931 году памятник перенесли на его современное место у Храма Василия Блаженного. По официальной версии, перенос потребовался, так как памятник в центре Красной площади мешал проведению демонстраций.

«Переезду» предшествовала подготовительная идеологическая работа. Так, в газете «Вечерняя Москва» вышла статья с заголовком «Пора убрать исторический мусор с площадей», называвшая Минина и Пожарского «представителями боярского торгового союза, заключенного 318 лет назад на предмет удушения крестьянской войны», которые «и не думают убираться восвояси».

Другие литераторы того времени предлагали расплавить памятник «двум лавочникам» либо заменить «двух казнокрадов» на статую крымского еврея Хози Кокоса, который помогал Ивану III в свержении ордынского ига.

200-летний монумент неоднократно был описан и в художественной литературе. Например, в шуточном «Руководстве для господ, приезжающих в Москву» Саши Чёрного есть ценный топографический совет: «Памятник Минину и Пожарскому — против пассажа. Одна из фигур Минин, другая Пожарский. Против памятника — пассаж». А главный герой поэмы «Москва — Петушки» выбирает, куда ему бежать, именно по направлению взгляда Пожарского.