Отцы и дети: как российские бизнесмены передают дела наследникам

Дата: 01 марта 2018 в 00:47 Категория: Новости экономики

По сообщению сайта BBC Russian

Отцы и дети: как российские бизнесмены передают дела наследникам

В России в ближайшие годы начнет меняться поколение бизнесменов. Те, кто в 1990-е годы создавал и развивал свой бизнес, все чаще задумываются над тем, чтобы передать бизнес и нажитые состояния своим детям. Социологи предупреждают, что дети не всегда к этому готовы, что может обернуться для России новым переделом собственности.

Состоятельные люди проявляют все больший интерес к теме наследования, отмечают консультанты из инвестфондов и банков, которые занимаются управлением крупными состояниями. Причина проста: капиталы и бизнесы были созданы в 1990-е годы, а бизнесмены в основном родились в конце 1950 — середине 1960-х годов.

В первой десятке рейтинга российских миллиардеров журнала Forbes самым молодым оказался 45-летний Андрей Мельниченко, владеющим «Еврохимом». Остальные участники десятки старше 50 лет или даже 60 лет.

Средний возраст бизнесмена из списка Forbes — где-то в районе 55 лет, рассказал Би-би-си эксперт Центра управления благосостоянием и филантропии бизнес-школы «Сколково» Андрей Шпак.

Заместитель генерального директора инвестиционной компании «Атон» Григорий Седов рассказал Би-би-си, что у богатых клиентов проблема наследования сейчас более актуальна, чем еще пять лет назад. Он объясняет это как раз тем, что бизнесмены достигли возраста, когда пришло время задуматься о вопросах наследования. Среди других причин, по его словам, то, что бизнесмены перенимают западный опыт и культуру в этой сфере.

Повышение интереса к этой теме со стороны состоятельных клиентов подтвердили Би-би-си в блоке «Управление крупным капиталом» Альфа-банка и в Friedrich Wilhelm Raiffeisen — это часть Райффазенбанка, которая занимается обслуживанием богатых клиентов.

Социологи видят несколько проблем с наследованием бизнеса и крупных состояний в России. В первую очередь это как раз отсутствие опыта передачи крупных состояний и бизнесов в России.

Лишь 6% бизнесменов, участвовавших в опросах «Сколково», готовы передать бизнес детям, рассказал Би-би-си Шпак. По его словам, три четверти бизнеса в России партнерские, а такой бизнес сложно разделить между детьми деловых партнеров.

$18,4 млрд

состояние Леонидан Михельсона, по оценке Forbes

У председателя правления «Новатэ» двое детей. Старшая из них Виктория Михельсон

Михельсон открыл фонд «Виктория — Искусство Быть Современным», который помогает художникам. Виктория курирует работу фонда. Виктория Михельсон в 2016 году вошла в попечительский совет нью-йоркского музея New Museum.

На круглом столе в МГУ, который прошел в середине февраля, президент Северо-Западного Центра корпоративного управления Виталий Королев, который консультирует богатых россиян, рассказал, что Россию ждет передела бизнеса, а крупные компании, скорее всего, не будут сохранены в родовом владении.

Причина именно в смене поколений: компании либо будут проданы, либо переданы детям, которые могут не справиться с их управлением.

«Большинство бизнесов столкнется с этой проблемой. Это не частный вопрос бизнес-семей, это вопрос общественный — кто будет владеть рабочими местами следующего поколения», — полагает он.

Профессор Высшей школы экономики Елена Рождественская описывала на этом же круглом столе типичные проблемы семей российских бизнесменов.

Представители поколения 1950-1960-х годов «все поголовно многодетные отцы», объясняла она. У них несколько детей, часто от различных браков. Старшее поколение детей, по ее словам, чаще всего не готовили к тому, чтобы «перехватить бизнес». У них может не быть специализированного образования, да и психологически они могут быть не готовы, говорит Рождественская.

$16,1 млрд

состояние Владимира Лисина, по оценке Forbes

У председателя совета директоров НЛМК трое детей

Дмитрий Лисин, которому в этом году исполняется 37 лет, входит в совет директоров нескольких компаний, которыми владеет отец. Дмитрий, по данным Forbes, готовится когда-нибудь заняться бизнесом отца.

По словам Королева, особенно проблема остро эта стоит для среднего бизнеса. Рождественская же полагает, что бизнесмены будут следить за тем, как будут передавать бизнес фигуранты списка Forbes — они могут создать какую-то норму для решения этого вопроса в стране в целом.

Шпак отмечает «советский подход» к образованию детей: современные богатые родители пытаются дать детям тот же набор благ, что и их советские родители. «Они детям выдают квартиру, машину, какую-то сумму начальную, финансирую образование, которое, как им кажется, хорошее, но к нему также бывают вопросы. А дальше ты типа должен как-то сам», — объясняет Шпак. При этом их не вводят в бизнес и не готовят перенять его.

По словам Шпака, бизнесмены долго «целенаправленно отделяли весь бизнес от семьи» — это был способ защитить семьи в период, когда бизнес в России не был «цивилизованным».

«По соображениям чрезмерной безопасности дети живут в такой полуискусственной среде, где им не нужно либо сильно утруждаться, либо им не дают делать свои ошибки», — объясняет ученый. Поэтому от части поколение детей, которым исполнилось 25-30 лет, несколько разочаровывает успешных родителей, которые и от них ждут успеха.

В инвестиционных фондах и банках рассказывают, что клиенты уже активно ищут способы передать свой бизнес и активы следующим поколениям, а сами банки разрабатывают для них схемы и «конструкции».

По словам Седова из «Атона», в компании часто видят случаи, когда родители не хотят передавать бизнес детям. Иногда сами родители считают, что дети к этому не готовы, а иногда детям просто это не интересно. «Чем сейчас интересуется молодежь? Высокими технологиями, криптовалютами, много чем технологичными», — поясняет он.

Но даже в такой ситуации родители часто хотят что-то передать детям, объясняет Седов. В такой ситуации разрабатываются конструкции, которые позволят, когда придет время, продать бизнес или передать его профессиональной команде управляющих для того, чтобы наследник стал новым бенефициаром, поясняет он.

$14,5 млрд

состояние Вагита Алекперова, по оценке журнала Forbes

Глава «Лукойла» завещал свой пакет акций сыну Юсуфу

Алекперов в интервью Блумбергу сказал, а ближайшие годы не собирается передавать управление компанией сыну, в будет готовить себе преемника.

Растет спрос на сделки по слиянию и поглощению: родители просто пытаются продать бизнес заранее, а детям передать по наследству капитал, поясняет управляющий директор Friedrich Wilhelm Raiffeisen Светлана Григорян.

Бизнесмены пытаются и решить и проблему широкого круга наследников, добавляет Седов. Например, у владельца бизнеса и капитала может быть первая и вторая семья, а также наследники второго порядка или другие лица, которым бы он хотел что-то оставить.

Российское законодательство «очень четко и конкретно» трактует вопросы наследования, объясняет Седов. Фактически это означает, что законодательство не позволяет каким-то сложным образом распределить наследство. В этом случае, по словам эксперта, возможно использование «иностранных конструкций», которые, например, позволяет зафиксировать различные доли наследников или другие сложные структуры.

$14,4 млрд

состояние Михаила Фридмана, по оценке журнала Forbes

Основатель «Альфа-групп» обещал пожертвовать его на цели благотворительности

«Просто мне кажется, что отдать ребенку или молодому человеку серьезную сумму денег — это во многом риск сломать ему жизнь»

Также родители часто пытаются защитить ребенка от последствий того, что на него сваливается богатство. «Если наследнику 18 лет и на него падает миллиард долларов, то это сильно может повлиять на баланс жизни, на то, чем человек будет заниматься, чем интересоваться и какие у него будут амбиции в жизни», — объясняет Седов.

В этом случае вводятся различные условия получения наследства, например, получение образование или достижение определенного возраста.

Волнуют бизнесменов, по словам Седова, и налоговые вопросы: если бизнес в одной стране, а ребенок живет в другой стране, то владельцы как правило задумываются об оптимизации налогов на наследство.

Григорян добавляет, что российский бизнес создавался в период, когда рынок был молодым, а структура владения неэффективна. Поэтому бизнесмены просят реструктурировать бизнес, чтобы оптимальным образом передать его по наследству.