Facebook | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

«Азаттык»: В Кыргызстане нет ни одной женщины-мэра или акима

Дата: 26 декабря 2017 в 11:22 Категория: Новости политики

По данным статистики, в Кыргызстане на управляющих должностях с каждым годом женщин становится меньше. Приоритет при назначении отдается представителям мужского пола.

Оригинал материала опубликован на сайте Радио «Азаттык». Автор материала — Канымгул Элкеева.

Гендерное неравенство наблюдается и в Жогорку Кенеше. Несмотря на требование о том, что представители одного пола должны составлять не менее трети состава парламента, в настоящее время в нем заседают всего 19 женщин. Женщин меньше в трех из пяти фракций, в двух остальных – во фракциях «Кыргызстан» и «Бир бол» — нет ни одной депутатки. В местных советах женщины составляют всего 10 процентов.

В айыльном кенеше – всего одна женщина

Канайым Султанова – директор средней школы в селе Баш-Добо Узгенского района Ошской области, бывший депутат и председатель местного кенеша. По ее словам, женщины испытывают немало трудностей в политике только из-за принадлежности к женскому полу.

Чаще всего, отмечает она, от больших амбиций и желания конкурировать за руководящие должности наравне с мужчинами женщин сдерживает менталитет. Во-вторых, общество не готово поддержать начинания женщин.

В-третьих, считает она, вся ситуация является следствием экономического положения страны. В местный кенеш села Баш-Добо на выборах в 2016 году прошла всего одна женщина.

— В сельской местности в депутаты чаще идут директора школ, главврачи медучреждений. С тех пор, как им «запретили» идти на выборы, женщин-депутатов стало гораздо меньше. В сельском кенеше Баш-Добо раньше заседали четыре женщины, теперь – всего одна.

— В депутаты, оказывается, все же должны идти образованные люди. В составе айылного кенеша в настоящее время несколько преподавателей, медиков и работавших за границей, остальные – люди без высшего образования.

Какими могут быть последствия снижения числа женщин в местных кенешах или их отсутствие? Активистки уверены: местные власти просто перестанут следить за состоянием школ, дошкольных учреждений, заниматься вопросами здравоохранения, снижения материнской смертности, укрепления института семьи, миграции, воспитания молодежи и другими. Канайым Султанова из числа таких активисток.

— Когда в выборах участвуют мужчины, даже близкие и родственники больше доверяют им. Женщины в кенеше обеспечивают порядок. К тому же мужчины не обращают внимания на социальные проблемы. Все, что их заботит, это уложить щебень на дорогу или провести воду. Никто не говорит о развитии школ, детсадов, местной медицины, библиотек. Но у женщин обычно на агитацию денег нет.

Все 19 айыл окмоту в Узгенском районе возглавляют мужчины, продолжает она. Аналогичная картина — в Алайском и Чон-Алайском районах. Всего по Кыргызстану более 450 айыл окмоту, из которых всего около 15 руководят женщины. Среди акимов районов нет ни одной женщины.

Однополый парламент

По данным исследования Агентства социальных технологий, в местных советах Кыргызстана женщины составляют 10 процентов от числа депутатов, что на 3 процента меньше, чем в прошлых созывах.

Представитель организации Бактыгуль Исламова отмечает, что, несмотря на мажоритарную систему выборов в местных кенешах активисты для соблюдения гендерного баланса предлагают включить норму о квоте для представителей противоположного пола.

— Согласно нашей статистике, женщин-депутатов в местных советах становится все меньше. В 2008 году их было 19 процентов, в 2010 – 17 процентов, в 2012 – 13 процентов, в 2016 – уже 10 процентов. Гендерное неравенство наблюдается и в городских кенешах, где женщины составляют 21 процент — из около 600 мандатов им принадлежит не более 130. В Жогорку Кенеше женщин всего 16 процентов.

После парламентских выборов 2005 года, когда состав Жогорку Кенеша стал практически однополым, в знак протеста активисты на 8 марта подарили цветы… мужчинам-депутатам. Возмущение граждан привело к тому, что в 2007 году в стране была введена гендерная квота при избрании депутатов. Но привело ли это к увеличению числа женщин в политике за 10 лет?

Депутат Жогорку Кенеша, бывший вице-спикер Алтынай Омурбекова считает, что в Кыргызстане все еще существует дискриминация женщин по половому признаку.

— Разумеется, дискриминация есть. Вот только избрали Совет судей, где четко указано, что на 30 процентов он должен состоять из женщин. Но кандидаты все – мужчины. Три из девяти аудиторов Счетной палаты должны быть представлены женщинами. Насколько я знаю, женщина там только одна.

— Дискриминация наблюдается на всех уровнях. Женщины должны были составлять 30 процентов состава правительства, о Жогорку Кенеше даже говорить нечего. Законодательный орган сам нарушает законы. Но мы не должны оставлять ситуацию как есть. Женщины – это большая сила. Не будет преувеличением, если скажу, что женщины «вытащили» экономику в 90-ые годы. Мы не должны забывать это.

По требованиям о квоте из 13 депутатов во фракции «Онугуу-Прогресс» три должны были быть женщины, на деле – всего одна. Депутат от парламентской фракции «Онугуу-Прогресс» Мирлан Бакиров отмечает, что женщины занимают особое положение в обществе.

— В нашей фракции есть женщина. Закон обязывает составлять списки депутатов от партии с учетом квоты, но не указывает конкретно пол. В норме оговаривается, что представители одного пола не должны составлять более 70 процентов депутатов. В Совет судей наша фракция представила кандидатуру Гульжан Кошоковой.

— По новой Конституции полномочия о назначении акимов районов принадлежит премьер-министру, поэтому этим вопросом должен озаботиться аппарат правительства. Почему женщин в политике становится меньше? Может быть, природой так заложено, менталитетом, возможностями. Финансовые возможности также влияют на конкурентоспособность.

Про пресловутый гендерный фактор

При обсуждении роли женщин-руководителей в Кыргызстане чаще всего называются имена генпрокурора Индиры Джолдубаевой, председателя Верховного суда Айнаш Токбаевой и председателя ЦИК Нуржан Шайлдабековой. Совсем недавно Департамент госзакупок возглавила Алина Шаикова.

Но это все формальности, считает депутат Жогорку Кенеша Аида Касымалиева, не раз высказывавшаяся о гендерном неравенстве в политике Кыргызстана. По ее словам, общество продолжает жить стереотипами, что женщины менее преуспевают на руководящих должностях.

— Часто говорят, что у нас генпрокурор и судьи женщины. Но в Кыргызстане эти назначения больше носят формальный характер. В регионах женщин-акимов почти нет, женщины не становятся главами айыл окмоту. На местных выборах применяется мажоритарная система. Сельские кенеши, в основном, возглавляют богатые люди, бизнесмены из числа мужчин.

— Став депутатом я это почувствовала на себе. Когда на встречах с избирателями рассказываешь, что за счет бюджета строятся дороги, школы, люди думают, что женщины занимаются теми же вещами. Теряется доверие к женщинам, думают: «Ну, на что они способны?»

— Прежде всего, мы должны обратить внимание на органы, принимающие решения. Раньше заместителями акимов в обязательном порядке назначали женщин, которые занимались социальными вопросами. Сейчас их стало меньше. Женщины более ответственны к бюджету. Есть понятие «гендерного бюджета». В настоящее время при формировании местных бюджетов гендерный фактор не учитывается.

— По рекомендации ООН, в Кыргызстане была введена норма, при которой в руководящих органах представители противоположного пола должны составлять не менее 30 процентов, но она не выполняется практически ни в одном госоргане.

Из 12 министерств в Кыргызстане женщины возглавляют два. В госагентствах, службах и фондах женщин-руководителей нет. Главами всех семи областей также назначены мужчины. В ЦИКе заседает пять женщин из 12 членов избиркома.

Все мэры городов, а таковых всего 31, являются мужчинами. Аналогичная картина и в вузах страны. Из более 50 вузов страны женщины возглавляют только три.

Вместе с тем, часть общества уверена, что влияние женщин в политике должно укрепляться естественным путем. Наблюдатели отмечают, что при назначении на должности исключительно по квотам, а не честной конкуренции, женщины становятся инструментом в руках определенных людей.

Женщины конкурентоспособны!

Уменьшение числа лидеров среди женщин руководитель Ассоциации кризисных центров Толкун Тилекова связывает и с их воспитанием в семье. По ее словам, девочек с малых лет нужно обучать умению конкурировать с мальчиками.

— Как мы воспитываем девочек? Как они будут стремиться попасть в парламент, если мы с детства внушаем им, что их предназначение — рожать детей и сидеть дома? Нужно развивать лидерские качества девочек. Это все зависит от воспитания в семье. Кроме того, часто говорят, что политика – грязное дело, женщинам делать в ней нечего. Также в политику чаще всего приходят богатые бизнесмены. В целом, вопрос нужно рассматривать комплексно.

Заведующая отделом гендерной политики Министерства труда и социального развития Роза Бекматова отмечает, что по сравнению с мужчинами в Кыргызстане стала заметно ниже и экономическая активность женщин.

В рейтинге гендерного равенства Всемирного экономического форума за 2013 год на первом месте оказалась Исландия. Женщины в этой стране имеют равный доступ к образованию, медицине, политике и экономике. В число лидеров рейтинга также вошли Финляндия, Норвегия и Швеция. Кыргызстан в списке оказался на 63 месте, Казахстан – на 32, Таджикистан – на 90, Россия – на 61.

Весной 2017 года Жогорку Кенеш принял законопроект, согласно которому при назначении женщин-депутатов на другие должности вакантное место может занять только следующая по списку партии другая женщина. Норма вступит в силу с 2020 года.

По теме:

По сообщению сайта Новости Кыргызстана