Популярные темы

Законопроект о масс-медиа: власти хотят жёстко контролировать СМИ и интернет

Дата: 26 января 2023 в 10:13 Категория: Новости культуры


Законопроект о масс-медиа: власти хотят жёстко контролировать СМИ и интернет
Стоковые изображения от Depositphotos

Законопроект «О масс-медиа» объединяет два ныне действующих закона — «О СМИ» и «О телерадиовещании». Журналистское сообщество выступает против принятия закона в нынешнем виде: он существенно ограничивает свободу слова и деятельность журналистов.

Первое новшество, которое предлагает МИОР, — это введение пресс-карт. Их каждому журналисту собирается выдавать само министерство. Без неё работать будет невозможно на территории Казахстана.

Пресс-карта, если закон примут, будет выдаваться сроком на один год репортёрам без судимости, которые получили специальность журналиста или смежную профессию и проработали в этой сфере не менее трёх лет. Специалисты без диплома журналиста должны иметь пятилетний опыт работы в этой сфере. Корреспондентам иностранных изданий «пресс-карту» выдаёт МИД. Если журналист не работает три месяца, он лишается карты. Как министерство будет следить за тем, кто сколько и где работает, непонятно.

Законопроект предусматривает «установление государственного регулирования и контроля в сфере масс-медиа». Его тоже осуществляет само министерство информации, которое ещё и лицензирует и регистрирует медиа. В ведомстве объясняют это «профилактикой правонарушений».

Разработчики законопроекта предусмотрели создание «общественно-профессионального совета» по «регулированию деятельности СМИ», который будет работать «совместно с министерством и акиматами». Он будет рассматривать «заявления о заведомо ложной информации, порочащей честь и достоинство» и составлять список медиа, «распространяющих дезинформацию».

Большинство журналистов выступают против декриминализации в законопроекте статьи «Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналиста» в Уголовном кодексе. Эта статья предусматривает уголовную ответственность в случае воспрепятствования профессиональной деятельности журналиста и применения силы, повреждения оборудования.

«ТАКОЕ ОЩУЩЕНИЕ, ЧТО СМИ — ЭТО СПЛОШЬ РЕЦИДИВИСТЫ»

Директор фонда «Правовой медиацентр» Диана Окремова считает, что в законопроекте ответственность и наказание журналистов преобладают над их правами.

— Написано, что эти проверки для пресечения и предупреждения нарушения. То есть такое ощущение, что СМИ — это сплошь рецидивисты, которые постоянно нарушают закон и их постоянно нужно контролировать. В целом закон получился очень, на мой взгляд, такой предупредительно-профилактически-наказательный. То есть там очень мало про права журналистов, про защиту их прав и свобод, но очень много про ответственность, наказания за нарушения, — говорит она.

У журналистов очень много возражений по пункту о «пресс-карте», говорит Гульмира Биржанова, правозащитник и юрист «Правового медиацентра». Она входила в рабочую группу по обсуждению закона. Тоже сомневается, что законопроект призван защищать журналистов.

— Во время обсуждения летом о «пресс-карте» не было и речи. Мы работали только с предоставленными данными. В проекте много спорных моментов. Реестр журналистов будет создаваться на основе «пресс-карт», которые будут выдаваться журналистам по категориям. Мы были категорически против их разделения на категории. И у нас часто бывают случаи, когда препятствуют работе, повреждают технику, распыляют в глаза газовые баллончики, не пускают на встречи, запрещают публикацию информации. Теперь эти действия хотят декриминализировать и квалифицировать как административное правонарушение. Несмотря на упоминание о «журналистском статусе», особых привилегий для журналистов нет, — говорит Гульмира Биржанова.

Юрист также подвергла критике название закона — «О масс-медиа». По её словам, разработчики закона намерены показать, что интернет находится под официальным контролем, включив СМИ и интернет-ресурсы в понятие «масс-медиа». В «масс-медиа» входят сайты, газеты, телевидение и радио, а также всё интернет-пространство: youtube-каналы, telegram-каналы и веб-страницы, на которых публикуется любая информация.

— На мой взгляд, в центре внимания должна быть безопасность журналистов во время осуществления ими профессиональной деятельности. Будь то чрезвычайная ситуация или митинг, журналисты должны иметь возможность работать свободно, — говорит Биржанова.

С мнением правозащитницы согласна журналистка Жулдыз Абдильда, присутствовавшая на встрече с рабочей группой. По её мнению, необходимости в «пресс-карте» нет.

— Введение «пресс-карты» приведёт к обделению других журналистов. Непонятно, почему ты не будешь считаться журналистом, если уйдёшь из журналистики, потому что, к примеру, не можешь работать из-за болезни или других проблем, — говорит она.

Главный редактор канала Elmedia журналист Гульжан Ергалиева говорит, что «в голове не укладывается, как будут контролировать всё интернет-пространство при помощи закона».

— Интернет-пространство — это открытое пространство. Как его можно контролировать? Любой, кто приходит на митинг, снимет фото, видео, как это регулировать? В соцсетях пишут все, не только журналисты, так им тоже надо статус давать? — задается вопросом она.

ВОЗРАЖЕНИЯ ПРОТИВ «ДЕКРИМИНАЛИЗАЦИИ» НАПАДЕНИЯ НА ЖУРНАЛИСТОВ

Обсуждение законопроекта началось 6 января на портале «Открытое правительство». Комментируя обсуждение, пользователь Зауре Алиева возразила против декриминализации нормы о воспрепятствовании профессиональной деятельности журналиста.

«На журналистов открыто нападают на митингах или в других общественных местах, в зданиях государственных органов, затеняют камеры операторов — всё это происходит на глазах у полиции. Полиция не хочет возбуждать дела. Журналисты жалуются, но дела не рассматриваются. Сколько журналистов страдает каждый год, сталкивается с препятствиями», — написала она.

Бывший руководитель прессозащитной организации «Адил соз» Тамара Калеева обеспокоена тем, что в законопроекте профессиональная деятельность журналистов регулируется КНБ, МВД и Минобороны.

No media source currently available

«В законопроекте исчезло право «присутствовать в районе стихийных бедствий, на мирных собраниях, а также при иных формах выражения общественных, групповых и личных интересов». Зато вводится тревожное понятие «территория Республики Казахстан, на которой введён режим чрезвычайной ситуации социального, природного и техногенного характера согласно законодательству Республики Казахстан, в условиях приграничных конфликтов, в районе ведения боевых действий и в военное время». Журналист на таких территориях трудится в «особых условиях», а правильно работать его обучают органы КНБ, МВД и Минобороны. Они: «1) организуют курсовую подготовку и повышение квалификации сотрудникам редакции для выполнения поручения редакции в особых условиях; 2) утверждают правила курсовой подготовки и повышения квалификации сотрудников редакции для выполнения поручения редакции в особых условиях». Понятно, что государству деньги некуда девать, а силовикам делать больше нечего, как из года в год учить кучу журналистов носить бронежилет и не лезть с диктофоном на пулемёты… А вот что непонятно — мирные митинги и демонстрации тоже теперь будут считаться «особыми условиями»? И, очевидно, допускаться к их освещению тоже будут только специально обученные журналисты?» — пишет Калеева.

Из положительных моментов журналисты отмечают срок исковой давности на медиа, который будет сокращён до трёх лет. Этого не было в законе «О СМИ», то есть жалобу на опубликованный СМИ контент можно было подать всегда. Однако юристы и журналисты требуют сократить этот срок до одного года.

Также предусматривается сократить время ответа органов власти на официальные запросы СМИ с семи до пяти дней.

Репортёр Азаттыка обратилась в министерство информации и общественного развития, которое выступает основным автором закона, и попыталась спросить о мнениях, высказанных о проекте. Пресс-секретарь министерства Нурбек Амиша сообщил, что все компетентные сотрудники находятся в командировке за границей и дать ответ не представляется возможным.

Директор департамента государственной политики в области СМИ Жасулан Умиралиев ответил на критику на странице Тамары Калеевой в Facebook'е и сообщил, что законопроект ещё обсуждается, а затем проект будет рассмотрен межведомственной комиссией.

В министерстве причину декриминализации уголовной статьи «Воспрепятствование профессиональной деятельности журналиста» объясняют тем, что «за последние пять лет по этой статье было расследовано всего девять фактов».

В 2019 году репортёры Азаттыка подали несколько жалоб в связи с нападениями на них. К примеру, 22 июля 2019 года съёмочная группа Азаттыка и журналисты информационного агентства КазТАГ подверглись нападению группы женщин, когда прибыли в офис Казахстанского бюро по правам человека на пресс-конференцию. Женщины накинулись на журналистов и повредили рабочую технику репортёров, атаковали сотрудников бюро.

После этого инцидента было возбуждено уголовное дело, однако обвинения никому не предъявили, а напавших на журналистов полицейские «не нашли».

6 июля 2019 года журналистам «Азаттыка», которые вели прямую трансляцию с акции протеста в столице, помешали неизвестные в масках. Во время съёмки задержания протестующих двое мужчин заслонили камеру зонтиком, а ещё один неизвестный умышленно распылили газ на оператора и репортёра. Полиция видела все эти действия и не предпринимала никаких попыток остановить.

По официальным данным на 2022 год, в Казахстане зарегистрировано 460 СМИ. Из них 158 газет и журналов, четыре телеканала, два радио, 285 информационных агентств и интернет-изданий.

По сообщению сайта Радио "Азаттык"

Тэги новости: Новости культуры
Поделитесь новостью с друзьями