Популярные темы

«Казахстан — это люди». О Токаеве, пятнах на репутации и о том, почему «Новый Казахстан» наступит, хотя к нему не стремятся

Дата: 24 ноября 2022 в 08:33


«Казахстан — это люди». О Токаеве, пятнах на репутации и о том, почему «Новый Казахстан» наступит, хотя к нему не стремятся
Стоковые изображения от Depositphotos

«ТРАДИЦИЯ ПРОВОДИТЬ ВЫБОРЫ И ОБЕЩАТЬ РЕФОРМЫ»

Азаттык: Многие эксперты считают, что Токаев объявил досрочные президентские выборы в силу как внешних факторов, таких как война России в Украине, так и внутренних — социально-экономической ситуации в стране. Как вы думаете, какой из них был определяющим?

Пол Стронски: Думаю, нам нужно вернуться к январю 2022 года. Президентство Токаева омрачили насилие и весьма неопределенные события, которые до сих пор полностью не расследовали. Его решение пригласить ОДКБ создало проблемы легитимности [власти], которые не дают ему покоя. Выборы — это попытка прочно взять общество в свои руки, вновь утвердиться в качестве лидера государства и добиться легитимности, основанной не на том, что власть ему передал Назарбаев, а Путин спас, как это произошло в январе. Попытка показать, что он независимый лидер.

Печально то, что, по моему мнению, выборы не были ни свободными, ни честными. Токаев, возможно, и пытается повысить уровень легитимности своей власти, но нарушения в ходе выборов, отсутствие реальной оппозиции — всё это, безусловно, подорвало его намерения.

Азаттык: Почему, по-вашему, Токаев не допустил к участию в выборах реального кандидата от оппозиции?

Пол Стронски: Просто в Казахстане есть такая традиция. Назарбаев никогда не позволял баллотироваться реальным соперникам, все его оппоненты были номинальными. При этом я считаю, что Токаев действительно пользуется некоторой популярностью. Он, вероятно, выиграл бы в любом случае. Просто был страх, а вдруг что-то пойдет не так. В итоге возможность была упущена. Если ты хочешь быть абсолютно легитимным президентом, можно было действительно раскрыться. Но он почему-то побоялся.

Азаттык: После Январских событий Токаев объявил о политических реформах, которые впоследствии были вынесены на референдум. Власти пообещали упростить процесс регистрации политических партий. Однако законы, принятые по итогам голосования, президент подписал только 5 ноября. В результате несмотря на то, что реформы продвигают как открытие пространства для оппозиции, в последнее время в Казахстане не зарегистрировали ни одной новой политической партии. Токаев мог бы сначала внести эти изменения, а потом объявить и провести выборы. Почему он этого не сделал?

Пол Стронски: Я думаю, в Казахстане существуют традиция проведения выборов и традиция обещать и даже проводить реформы, но не на деле, а на бумаге, для галочки. Это давняя проблема, уходящая корнями в эпоху Назарбаева. «100 шагов», все эти программы, финансовый центр «Астана» прекрасно выглядят на бумаге. Но отсутствует реализация. Это лишь один пример, но тревожный. Если Токаев хочет отличаться как лидер, ему нужно выполнять обещания. А мы наблюдаем тревожную тенденцию: он повторяет ошибки своего предшественника.

Азаттык: Одни эксперты говорят, что Токаев отдаляется от Назарбаева, другие считают, что он продолжает идти курсом экс-президента. А на ваш взгляд, что происходит с наследием Назарбаева?

Пол Стронски: Я думаю, оно, безусловно, было запятнано насилием в январе и отсутствием ясности в отношении того, как произошли эти события. Наследие Назарбаева омрачено также тем, что власти Казахстана давали так много обещаний относительно реформ, но в итоге они не были реализованы. Тот факт, что мы всё еще находимся в транзите, который должен был, по сути, произойти более 10-20 лет назад, — это проблема.

Но я также считаю, что и наследие Токаева запятнано Январскими событиями, тем, что ему понадобилась помощь извне, чтобы спасти себя, тем, что, хотя он, когда впервые стал президентом в 2019 году, пообещал реформы, они так и не были реализованы. Он обещал и после Январских событий, очень много говорил. Я до сих пор не вижу ничего, кроме формальной реализации. Так что все это «слышащее государство» в 2019 году: похоже, он слушал, но не посчитал необходимым действовать.

Азаттык: А как обстоят дела в отношениях между Назарбаевым и Токаевым? Токаев отдаляется от Назарбаева?

Пол Стронски: Похоже на то. Выглядит так, будто Назарбаев сейчас не в центре внимания. Мы его видим не так часто. Люди в окружении Назарбаева теряют часть своего политического и экономического влияния. Но с самой системой Назарбаева и системой обогащения не произошло кардинальных изменений.

Продолжаются судебные процессы над [бывшим главой КНБ] Масимовым и другими, расследование Январских событий, но и они не прозрачные. Сохраняется много вопросов без ответов касательно того, что произошло, что сделал или не сделал Масимов.

Я не думаю, что мы когда-нибудь получим ясные ответы. Меня беспокоит, что у нас не будет прозрачного и справедливого суда и ответов о том, какая существовала связь между людьми, которые сейчас находятся в тюрьме, и теми, кто, возможно, помог это всё организовать.

Иисус и Иуда в устах экс-президента. Как Назарбаев ответил на вопрос о Масимове

No media source currently available

Азаттык: Назарбаев заявил, что голосовал «за человека, которому передал власть», то есть за Токаева. После Январских волнений высказывались мнения, что эти события были результатом борьбы между Токаевым и Назарбаевым. Складывается ощущение, что сейчас они пытаются показать, будто между ними ничего не произошло.

Пол Стронски: Назарбаев, вероятно, ведет себя очень осторожно, дабы защитить свое положение и положение своих ближайших родственников в обществе, их благосостояние. Думаю, Назарбаев и его семья потерпели окончательное поражение вследствие Январских событий.

Но у Назарбаева есть и положительное наследие. Многовекторная внешняя политика работала и работает. И Токаев ее продолжает. Он не произвел значительных изменений ни во внешней, ни во внутренней политике, что говорит в целом о преемственности.

Я думаю, мы также наблюдаем, что семья Назарбаева реагирует на новые условия, стараясь не слишком раскачивать лодку, чтобы сохранить то, что у них уже есть.

НОВЫЙ ОПАСНЫЙ МИР

Азаттык: В чем будут различия первого и второго сроков Токаева, по-вашему?

Пол Стронски: Мы живем в новом мире. Казахстан должен реагировать на реваншистскую, дестабилизированную и неуверенную Россию, которая несет угрозу. На Китай, который испытывает большие экономические трудности, но при этом является единственной остающейся [в регионе] силой. Если раньше Казахстан мог балансировать между США, Россией и Китаем, то теперь это Китай, Китай и еще раз Китай.

Поэтому Казахстану необходимо найти новые пути продвижения многовекторного подхода. Я думаю, мы увидим изменения в этом контексте. Уже видим активизацию усилий по налаживанию контактов с США, Европой, Турцией. Мы наблюдаем совершенно иной геополитический порядок в регионе. Влияние России ослабевает, и Токаеву нужно разобраться, как привести страну в новую эру.

Мы также наблюдаем резкие изменения на рынках нефти и газа, в том числе в сфере поставок. Происходит расширение связей между Азербайджаном на Южном Кавказе и Казахстаном и Центральной Азией в целом. Это ключ к обеспечению длительного экономического суверенитета Казахстана.

Я думаю, это все должно было произойти куда раньше, но сейчас возникла крайняя необходимость. Казахстанское правительство не может продолжать идти по накатанной. Ему нужно укреплять экономическую и политическую независимость от агрессивной России.

Я также надеюсь, что экономический шок приведет к реальным системным изменениям внутри страны.

По моему мнению, необходимо серьезно инвестировать в транспортные системы, в образование. Международные компании заинтересованы в Казахстане как в альтернативе России, особенно в сфере информационных технологий. Всё это создает новые возможности. Я надеюсь, Токаев и правительство воспользуются этим.

Прошедшие выборы вынуждают задаваться вопросом, будут ли вообще воплощены в жизнь обещания реформ и более открытого политического пространства. Но Токаев, по-видимому, хочет быть «новым лидером» в глобальном и региональном масштабе, а не внутри страны.

«СЕГОДНЯ КАЗАХСТАН СОВСЕМ ИНОЙ»

Азаттык: Некоторые эксперты говорят, что Казахстан всё еще не «новый». Что мы находимся где-то между. Какой вам видится ситуация?

Пол Стронски: Казахстан меняется. Подрастает новое поколение. Оно достаточно хорошо образованно и больше не смотрит в сторону Москвы. Они ориентированы более глобально. Это поколение больше осознает свою казахскую идентичность, чем предыдущее. Мы наконец слышим призывы к деколонизации. Это новый Казахстан, независимо от того, насколько в ногу с ним идет правительство.

Казахстан — это люди. Впервые я был здесь в 1994 году. Сегодня Казахстан совсем иной. Я вижу живое и очень сильное гражданское общество. Оно, может, не активно в парламенте. Но в целом общество сегодня другое. Молодых людей волнуют его проблемы. Несмотря на все внутренние неурядицы, за последние два месяца многие люди решили переехать в Казахстан, потому что посчитали, что это лучшее место для жизни, более безопасное и, вероятно, более свободное, чем Россия.

Многие проблемы, с которыми сталкивается Казахстан, никуда не денутся. Но я считаю, что правительству придется осознать тот факт, что Казахстан изменился. Вскоре большинство в нем будут составлять люди, рожденные накануне распада Советского Союза или уже после него.

Руководителям, которым уже за шестьдесят, которые выросли в советскую эпоху, нужно отвечать новым требованиям. Я считаю, что мы увидим смену поколений. Токаев якобы был такой сменой, но на самом деле нет. Но переход произойдет. Я надеюсь, этот сдвиг будет положительным.

По сообщению сайта Радио "Азаттык"

Поделитесь новостью с друзьями