Популярные темы

Экскурсия в темноте

Дата: 13 сентября 2021 в 19:52


Экскурсия в темноте
Стоковые изображения от Depositphotos

Незрячие гиды в киевском Музее темноты «Три после полуночи» проводят экскурсии в темноте. Это своего рода путешествие в мир незрячих. Рассказывает Елена Холоденко.

«Три после полуночи» – самое темное время суток. А также – название единственного в Украине Музея, где все экскурсии проходят в полной темноте в сопровождении незрячих гидов. Но тьма в Музее в темноте кромешнее, чем перед рассветом. Для чего такое глубокое погружение? Как оживает темнота, чем наполняется? Благодаря чему понятнее и ближе становится нам мир незрячих людей? Весной 2017 года бизнес-аналитики в сфере IT Алина Марненко и Владимир Дидус, основатели киевского Музея в темноте, загорелись идеей открыть эти тайны.

Алина Марненко – сооснователь и руководитель киевского Музея в темноте «Три после полуночи»:

–Идея сама нашла нас. Наши друзья побывали в таком музее в Германии. Они не помнят, чем конкретно занимались во время экскурсии, но у них были достаточно сильные воспоминания, экскурсия очень сильно повлияла и на их жизнь, и на их восприятие себя, и на отношение к другим людям. Меня потрясло, что, во-первых, это какое-то уникальное сочетание развлечения с очень важной социальной ценностью. Для нас это был не бизнес-проект, а скорее – реализация своего желания открыть такой музей в Украине и посмотреть, что из этого выйдет. Все потенциальные гиды сказали, что им интересно поучаствовать в проекте, но от некоторых звучал скепсис: «Я не очень верю, что зрячие люди действительно будут тратить время, чтобы прийти и понять, как мы живем». Тем не менее, люди заинтересовались – и часть кандидатов стали нашими постоянными гидами.

Многих удивляет, что незрячие приходят к нам на экскурсии. Казалось бы – экскурсия в темноте, зачем незрячим приходить. На то есть две причины. Во-первых, если говорить о прогулке в темноте, то для них это развлечение, квест. Им интересно выполнить задания, которые мы придумали, и пообщаться с гидом. Для людей, которые недавно потеряли зрение или испытывают страх потерять остаток зрения, экскурсия в темноте и общение с нашим гидом могут быть в определенном смысле реабилитацией или психологической поддержкой.

Второе важное направление нашей деятельности – это доступное искусство для незрячих: скульптура, тактильная живопись и архитектура.

Очень заметна разница в восприятии и поведении на экскурсиях у детей младшего возраста и подростков. У младших присутствует еще непосредственность в общении, в том числе с незрячими людьми, а у подростков уже видна навязанная обществом стереотипизация. Когда они видят незрячего гида, у них включается барьер, ступор. Они думают, что надо себя вести как-то особенно. Бывают и курьезные случаи: когда они думают, что если человек не видит, то он и не слышит. Все это порождается и стереотипами в обществе, и отсутствием корректной информации. В целом школьники – это почти половина наших посетителей.

Сама наша экскурсия является выводом из привычных условий, потому что подавляющее число наших посетителей никогда не бывали в подобной темноте. Попадание в условия, когда визуальных ориентиров вообще не существует, и в этот момент организм начинает приходить в шок, как раз и является таким стрессовым моментом. В этот момент мозг перестраивается на все остальные органы чувств, они обостряются.

Для нас очень важно было при создании экскурсионного пространства, чтобы все было максимально реалистично. Если локация «Улица», у нас стоит настоящий светофор, лежит брусчатка, холодильник в квартире обязательно морозит. Попадая в эти условия, человек чувствует, что он в повседневной обычной жизни, но – в темноте. И благодаря реалистичности он забывает, что находится на экскурсии.

Отдельная категория реакций – когда люди пришли «за компанию» с кем-то, относясь к Музею скептически, а потом выходят и говорят: «Вау! Я просто не представлял, что такое может быть». Перед открытием «Три после полуночи» ни мы, ни гиды не осознавали масштабность Музея и то, насколько он может быть эффективен и полезен для общества.

Ярослав Плюта – незрячий гид Музея в темноте «Три после полуночи»:

–Я воспринимаю мир зрячих людей обычно, как это делаете вы. Поскольку являюсь человеком, который потерял зрение в процессе жизни. Я могу представить и понять абсолютно любую визуальную информацию: как выглядит тот или иной объект, цвета. Я потерял зрение в детстве, соответственно некоторые картинки для меня более четкие, некоторые – менее.

Человек приходит, попадает в полную темноту, и его ощущения и чувства начинают давать ему больше информации. Это и есть «закрыть глаза, чтобы увидеть больше». Мы на полтора часа у человека отнимаем его основной источник информации, и он, полагаясь на остальные ощущения и чувства, открывает для себя что-то новое.

Человек в необычных условиях для себя, пробуя тот же кофе, получает совершенно другие ощущения от этого напитка. Для него вкус становится более насыщенный, яркий. Когда мы переходим дорогу, ежедневный звук машин в городе при обычных условиях для людей почти незаметен. Попадая в темноту, люди говорят, что автомобили гудят сильнее, шума намного больше.

Экскурсия «Почувствуй Киев» – интерактивная. Человек на протяжении всей экскурсии что-то делает, чем-то занят: слушает меня, что-то щупает, трогает, слушает. И это один из факторов: когда человек все время что-то делает, страх уходит на второй план. К тому же, очень важно самому быть спокойным, уверенным. Как правило, именно на уличных прогулках люди говорят, что я сначала боялся/боялась, но потом разговор гида меня успокоил и все было в порядке. Если человек зацепил тростью столбик или клумбу, ты должен ему объяснить, сказать, чтобы он не волновался. Буквально каждый клочок пространства вокруг я описываю, объясняю. Чтобы человек понимал: у гида все под контролем.

В нашем Музее замечание «Не трогай!» имеет обратный эффект, наоборот все надо трогать. А замечание «Тихо!» работает с двойной силой. Детские группы, когда начинают шуметь, создают белый шум, мешая самим себе, и могут недополучить информацию. Поэтому, если дети очень активные, мы их успокаиваем.

Если взрослая экскурсия полтора часа длится, то детская – 55 минут. И бывает, ребенок приходит с детской группой, а потом зовет родителей на длинную, полноценную прогулку. Я спрашиваю, как вы о нас узнали. Родители говорят: Машенька-Катенька была на экскурсии с ребятами из школы, и прожужжала нам все уши. И вот мы пришли.

Наиля Салимова – незрячий гид Музея в темноте «Три после полуночи»:

–Зрение я потеряла в 5 лет, но ощущение световосприятия оставалось до 8-9-ти. Потеря зрения не было чем-то шокирующим. Может, потому что это сопровождалось болезненными ощущениями от светобоязни. К тому же, я теряла зрение в течение 1,5 лет, постепенно. Одиночества и чувства, что я не такая как все, не было. Мы много играли с младшим братом, и я не чувствовала себя другой. И только лет в семь-восемь мальчик во дворе назвал меня слепой. Для меня было шоком, что я не такая, как другие дети.

Помню, я начала ходить с тростью. Когда человек берет трость, видимо, он осознает, что слепота навсегда, на всю жизнь. Но он становится более самостоятельным. Самое сложное для меня было идти с тростью возле своего дома. Мне было лет 25. Бабушки возле подъезда говорят: «Ось дівчинка іде з паличкою, біднесенька. Раніше вона з кимось ходила, а тепер сама йде». Со временем я перестала обращать на это внимание.

Человек зрячий может увидеть больше – почувствовать больше, ощутить наощупь, погрузиться в мир других людей. Люди могут не обращать внимание на незрячих людей, у них не возникает мысли, что кому-то нужна помощь. Однажды женщина помогла мне найти вход в метро, а потом оказалось, что пару лет назад она побывала в нашем Музее и теперь всегда обращает внимание на незрячих людей, людей с другими физиологическими проблемами и предлагает им свою помощь.

Если влюбленные приходят в Музей, думаю, что их не смущает гид. Иначе они бы не приходили. Можно ли увлечься и забыть, что рядом гид? Про гида не забудешь, потому что он разговаривает: предупреждает, дает какие-то задания, руководства.

Пришли на экскурсию дети – девочки 6 или 7 класса. Одна девочка так расчувствовалась, что заплакала навзрыд. То ли ей стало незрячих людей жалко, то ли она прониклась, как они живут. Она быстро успокоилась, но вот у нее была такая моментальная реакция.

К нам приходят посетители, которые много путешествуют. Недавно у нас был посетитель, который каждый год посещает подобный Музей в темноте в какой-то из стран Азии. Был в Сингапуре и еще в пяти странах.

Николь Полищук – менеджер Музея в темноте «Три после полуночи»:

Очень важные вещи мы доносим с помощью предоставления какого-то опыта и доступного эффективного формата. Человек попадает в темноту и выполняет повседневные вещи из своей жизни: переходит дорогу на улице, покупает кофе, пробует налить воды в чашку. Это очень рутинные для нас вещи, которые мы выполняем с помощью зрения в основном. А тут мы лишаемся такой возможности, и у нас начинают обостряться наши другие органы чувств, мы начинаем больше внимания обращать на них.

Яркий случай – на одной из локаций есть задание перейти дорогу. Ты это делаешь в полной темноте. И когда люди выходят, они буквально на себе чувствуют, насколько неправильно припаркованный автомобиль может мешать переходить дорогу. Люди узнают много информации, которую смогут потом внедрить в свою жизнь.

Экскурсия в темноте – это комплексное погружение, это 150 кв. м, это длиться полтора часа, ты выполняешь много разных заданий, действий из повседневной жизни. Экскурсия «Почувствуй Киев» – совершенно другой формат. Мы гуляем настоящими улицами, нас ждут настоящие препятствия. Это возможность прочувствовать родной город в совершенно другом ракурсе. Проверить на доступность, почувствовать с помощью тактильных чувств, вкуса, запаха – познакомиться с ним по-новому.

Мы работаем в формате эдьютейнмент – это образование с помощью игры. Доносим важные вещи интерактивным, доступным, эффективным способом. У взрослых мы меняем отношение к незрячим людям, а у детей – мы его формируем. Мы убеждены в том, что такие вещи, как эмпатия, толерантность их нужно развивать с самого детства и с самого детства формировать правильное представление о людях с инвалидностью. Но мы это делаем не в виде скучных лекций, а даем им возможность на собственном опыте все прочувствовать. Ты проходишь через то, через что проходят незрячие люди. Дети бывают удивлены тем, что незрячие люди пользуются телефонами, могут быть программистами – мы им буквально открываем глаза, как живут незрячие люди, и чем я могу быть полезен для незрячих людей. У нас в принципе не существует табу на вопросы – посетители могут задать любой вопрос нашему гиду. У детей эти вопросы не всегда корректные, но именно они помогают сформировать картину, как живут незрячие.

Дарина Дячук – проектный менеджер Музея в темноте «Три после полуночи»:

–Итак, вы сейчас окажетесь в очень необычных условиях – условиях полнейшей темноты. Тут за дверью большое пространство, пять разных локаций, каждая из них реалистично воссоздает какое-то место из повседневной жизни. То есть вы как будто будете проживать свой день, но в очень необычных условиях. Но не переживайте: с вами всегда будет незрячий гид, который поможет вам адаптироваться и ответит на все ваши вопросы. На одной из локаций вам понадобится трость, вы ее держите как продолжение указательного пальца, проводите, прощупывая пространство перед собой. Где не была трость, туда нога не ступает…

Комната отдыха предназначена для того, чтобы адаптироваться после выхода из темноты, познакомиться со своим гидом, которого вы не видите до сих пор. Также это пространство активностей. В комнате отдыха есть лабиринт, крестики-нолики, шахматы, шашки, домино и даже морской бой, адаптированные для игры вслепую.

Король нашего стола – как писать шрифтом Брайля. Трафарет, грифель и алфавит – наши инструменты. Но не все так просто: есть специальная методика. Мы пишем справа налево и зеркально, чтобы, перевернув, можно было читать нормальный текст – слева направо. Грифель издает определенный звук. Когда незрячий человек, например, конспектирует за лектором, можно услышать характерные звуки.

Во второй части этого выпуска передача из цикла «Писатели и музыка». Автор цикла Владимир Абаринов.

ДВЕ ИПОСТАСИ АРРИГО БОЙТО

Вальпургиева ночь. «Мефистофель» Арриго Бойто на сцене Венской придворной оперы. Март 1882. Рисунок Вильгельма Гаузе.

Мы уже говорили о писателях, которые сочиняли музыку. Но есть, конечно, и обратные примеры. Чайковский, скажем, грешил стишками, перевел на русский либретто «Свадьбы Фигаро» Моцарта. Но это было хобби великого композитора. А тот, о ком мы будем говорить сегодня, был и тем, и другим, сам сознавал свой дуализм и не мог и не хотел выбрать одно поприще из двух.

Арриго Бойто. Он, пожалуй, лучше всего известен как либреттист Верди. Для своего великого старшего друга он написал либретто «Отелло» и «Фальстафа», последней оперы 80-летнего маэстро. Перевел либретто нескольких опер Вагнера, «Руслана и Людмилу» Глинки. При этом Бойто закончил Миланскую консерваторию и сам был композитором. Но итальянцы чтут его прежде всего как прекрасного поэта.

Он был самым ярким представителем литературной группы под названием «скапильятура» – «растрепанные». Это аналог французской богемы, антибуржуазное течение, кумиром которого был Бодлер. Они культивировали в себе трагическое мироощущение, очень любили мистику, загробные темы, и могила не заставила себя ждать. Некоторые из них рано умерли, другие покончили самобийством.

Арриго Бойто и Джузеппе Верди. Фото Акилле Феррарио. Gazzetta di Parma, 1892.

Арриго Бойто дожил до 76 лет и к роковым страстям своих товарищей относился, пожалуй, даже иронично. У него есть стихотворение «Лекция по анатомии». Поэт сокрушается о смерти молодой девушки, тело которой теперь лежит в анатомическом театре, на глазах у студентов-медиков, но при этом слышится глумливая интонация:

Отложен в сторону

Нож, рану вскрывший

В груди несчастной,

Еще столь юною

Недавно бывшей

И столь прекрасной!

При виде этого

(О, труп холодный!

О, кости, ткани!..)

Вся вера рушится

В дух благородный

Научных знаний.

Поэт еще долго предается мрачному унынию, а заканчивает так:

Пока преследовал

Былого тень я,

Мечтой томимый,

От трупа девушки

Шел запах тленья

Невыносимый.

Бойто фактически написал пародию на сочинения своих собратьев по перу. А о своем дуализме он выразился так:

Я свет и тень; я бабочка

Иль червь, в пыли рожденный,

Я падший ангел, пó миру

Скитаться обреченный;

Иль демон чернокрылый,

Что, напрягая силы,

Взмывает к небесам.

Вот отчего я исподволь

Глубинным подсознаньем

Насмешку слышу ангела

Над собственным страданьем

Иль как с мольбой покорной

Изгнанник-демон черный

Взывает к Богу сам.

При такой двойственности самоощущения неудивительно, что он взялся сочинять оперу на сюжет «Фауста». Тот факт, что уже существовали «Осуждение Фауста» Берлиоза и «Фауст» Гуно, его не останавливал. Он создавал свое, оригинальное сочинение, и назвал его «Мефистофель». Он, между прочим, и Верди уговаривал назвать оперу про Отелло именем злодея — «Яго». «Демон чернокрылый» очень его интересовал.

В отличие от опер Берлиоза и Гуно у Бойто есть, как у Гете, и пролог на небесах, и вторая часть драмы. Господь, правда, в прологе не появляется, но зато изумительно поют ангелы и кающиеся грешники. В ответ на циничные речи Мефистофеля, который называет человека «спесивым прахом», которого Творец наделил зачем-то разумом, они поют славу Творцу и его мудрости.

Пора познакомиться с Мефистофелем. Вот как он представляется Фаусту.

Я тот дух, что отрицает
все извечно: свет и цвет.
Злобный смех мой и раздор
не дают Творцу покой.
Цель моя — Небытие,
Мирозданья полный крах.

В конце куплета стоит ремарка: «Неистово свистит, приложив пальцы ко рту». На старых пластинках так и писали: «ария со свистом». Свистеть, да еще неистово, не каждый певец умеет. Я добросовестно прослушал множество записей и, как Коровьев, могу сказать: лучше всех свистнуто Брином Терфелем.

В «Мефистофеле» много прекрасной музыки, но одну арию особенно любят сопрано и часто исполняют ее в концертах. Это ария Маргариты из третьего акта. Она нечаянно отравила мать, в помрачении рассудка утопила своего ребенка и теперь в тюрьме ждет казни. Из множества великих исполнений я выбрал два. Одна певица продолжит другую. Галина Вишневская и Пиа Тассинари.

Премьера «Мефистофеля» состоялась в марте 1868 года в Ла Скала, дирижировал сам Бойто, и закончился спектакль сокрушительным провалом. Может быть, дело в том, что первая редакция была невероятно длинной — пять актов, пролог, эпилог...

В 1900 театр Ла Скала пригласил на роль Мефистофеля Шаляпина. Приглашать русского певца в Италию, да еще в Ла Скала? По тем временем крайне необычное явление. Дерзкая идея принадлежала молодому директору театра Джулио Гатти-Казацца (позднее он возглавил нью-йоркский Метрополитан и сделал его финансово успешным). Гатти-Казацца долго уговаривал Бойто, который помнил фиаско 1868 года и не хотел повторения. Гатти-Казацца пригласил Энрико Карузо на роль Фауста, Эмму Карелли — на роль Маргариты — карьера обоих тогда только начиналась. Шаляпин, получив телеграмму из Милана, не поверил ей и заломил астрономический гонорар для певца, которого еще совершенно не знала Европа — 15 тысяч франков за 10 спектаклей. Гатти-Казацца согласился.

Шаляпин поехал в Италию с Рахманиновым. Они сняли виллу в Варацце, на берегу Лигурийского моря, и разучивали партию уже на месте. Чтобы поразить публику окончательно, Шаляпин вышел в прологе практически голым. Это был триумф. Именно Мефистофель Бойто, а не Гуно прославил Шаляпина на весь мир. Эта партия стала его коронной. Он и Собинов исколесили с ариями и дуэтами из «Мефистофеля» всю Россию.

Шаляпин в прологе «Мефистофеля». Фото Сэмюэла Холланда Руза, Victor Talking Machine Company. Камден, Нью-Джерси, 1917.

Сегодня «Мефистофеля» ставят часто. А вот другой опере Арриго Бойто (он написал их всего две) повезло меньше. Бойто чуть ли не со студенческой скамьи вынашивал грандиозный замысел, работал над ним до самой смерти и все-таки не успел. Опера называется «Нерон». Сначала он написал драматическую поэму в стихах и издал ее. Это общепризнанный шедевр итальянской поэзии. В «Нероне» двойственность художественной натуры Бойто проявилась в полной мере. Нерон у него — не злодей и бездушный деспот, каким его принято изображать. Точнее — не только злодей. Его личность раздвоена. Он не только правитель, но и артист и живет наполовину в мире своих грез. В первом акте он предает земле урну с прахом своей матери Агриппины, убитой по его приказу. И что же мы слышим? Он признается в матереубийстве, но тут же утверждает, что он не виновен — он действовал по велению рока.

Я последний из рода

Твоего рокового; веленьем свыше

Стал орудьем Судьбы я – и ею движим.

Я образ темной силы! Я воплощенье

Грозного Рока!

А потом поднимается с колен и заявляет: «Я — Орест!». Герой мифа, убивший свою мать Клитемнестру за то, что она со своим любовником убила его отца. И он не играет, он правда в это верит.

Как драматург Арриго Бойто предвосхитил открытия Луиджи Пиранделло, обнажившего конфликт между реальной сущностью и маской человека. В опере есть библейский персонаж — Симон Волхв, жрец таинственного восточного культа. Он задумал воспользоваться тонкостью художественной натуры Нерона, его впечатлительностью. Он приводит его в своей храм и показывает ему в алтаре богиню ночных ужасов. Нерон в образе Ореста умоляет богиню избавить его от кошмаров.

О, защитница мертвых! Покой в Тавриде

Ты матереубийце дать обещала!

Молю тебя о том же:

Ведь, как Орест, я

Не без повода совершил злодейство.

Прогони ее призрак!

На самом деле это никакая не богиня, а заклинательница змей египтянка Астерия, до безумия влюбленная в Нерона. Когда она целует Нерона, он понимает, что перед ним земная женщина. Он выходит из образа, в гневе разбивает изваяния богов и ждет наказания свыше, но боги бездействуют, и Нерон, чисто как ребенок, осмелевший от своей безнаказанности, гордо объявляет: «Я покончил с богами! Я сам стал Богом, и здесь – мой храм!». Он приказывает арестовать Симона Волхва, Астерию — бросить в яму со змеями, на что она ему отвечает:

Я не умру! Ты лучше сам убей меня!

Я росла среди змей и обручилась

С ними навеки; не смертоносно жало

Их для меня! Найди мне смерть другую!

Сам уничтожь меня, не то, живая,

Преследовать тебя я буду вечно,

Любя твое неистовство – и ярость

Твою любя! Тебя боготворю, тобой живу я!

В опере еще много сюжетных хитросплетений, впечатляющие массовые сцены, есть и казнь христиан на арене цирка, и пожар Рима.

Генрик Семирадский. «Христианская Дирцея в цирке Нерона». 1897. Дирцея (Дирка) — жена царя Фив, жестоко обращавшаяся с Антиопой, которая стыдилась своей связи с Зевсом. За это дети Антиопы от Зевса Амфион и Зеф привязали Дирку к рогам дикого быка, и тот растерзал ее. В опере Бойто Нерон, устраивая на арене цирка массовую казнь христианок, восклицает: «Не одну, как в Фивах, а сто казню я Дирок, все в сто раз крупней на сцене!».

Это действительно монументальное произведение, в лучших эпизодах достигающее вагнеровской мощи, а кое-что заставляет вспомнить Рихарда Штрауса, который был тогда если и не ребенком, то начинающим композитором. Бойто решительно распрощался с тогдашней итальянской оперой с обязательной любовной интригой и запоминающимися мотивчиками. Видимо, он прекрасно сознавал, что это его творение придется не по вкусу публике, но не мог и не хотел идти у нее на поводу. Послушаем еще один отрывок. Так же, как он переложил итальянскими стихами молитву Дездемоны «Аве, Мария», в «Нероне» он вложил в уста христианке Рубрии рифмованный «Отче наш».

О, Отец наш, на небе сущий,

Имя твое вечно свято,

Царством твоим да станет мир грядущий;

Пусть, как на Небесах, все будет взято

На земле твоей волей.

Насущный хлеб наш, дай ты нам, о, Боже,

Как прощаем другим, прости нам тоже…

Нас обойди недолей…

«Нерон» – это глыба, которую Бойто, художник не только исключительного таланта, но и огромной требовательности к себе, взвалил себе на плечи, честно нес и не донес. Он так и не закончил оперу, не написал последний акт – его по черновикам дописали дирижер Артуро Тосканини и композиторы Антонио Смарелья и Винченцо Томмазини. Она была поставлена в Ла Скала в 1924 году, уже после смерти Бойто.

Мы слушали прелюдию к опере Арриго Бойто «Мефистофель» в исполнении Лондонского Национального симфонического оркестра, дирижер Оливьеро де Фабритис, запись 1980-1982 года, хор из пролога к ней — в этой же записи, хор лондонской Королевской оперы и хор мальчиков Trinity. Арию Мефистофеля со свистом пел Брин Терфель, другую арию Мефистофеля — Федор Шаляпин, запись 1922 года, арию Маргариты из третьего акта — Галина Вишневская с оркестром Большого театра, дирижер Борис Хайкин, запись 1960 года, и Пиа Тассинари, запись 1933 года. Ария Нерона из оперы «Нерон» прозвучала в исполнении Аурелиано Пертиле, запись 1924 года, арию Астерии из той же оперы пела Ильва Лигабе, запись 1975 года, дирижер Джанандрея Гаваццени, Туринский симфонический оркестр итальянского радио и телевидения. Отрывки из либретто «Мефистофеля» в переводе Александра Кузьмина, стихи Бойто и отрывки из либретто «Нерона» — в переводе Андрея Сапелкина. А сейчас мы слушаем отрывок из симфонии Арриго Бойто в исполнении Национального симфонического оркестра радио и телевидения Молдавии, дирижер Альберто Мартелли.

Сайт заблокирован?
Обойдите блокировку! читать >

Студия подкастов Свободы

Персонализированные новости в вашем кармане скачайте приложение RFE/RL News Самые свежие новости с доставкой на дом узнать подробнее

По сообщению сайта Радио Свобода

Поделитесь новостью с друзьями