Популярные темы

Возвращение к исходному. Алексей Цветков – о вечном шахе

Дата: 13 сентября 2021 в 00:02


Возвращение к исходному. Алексей Цветков – о вечном шахе
Стоковые изображения от Depositphotos

Не знаю, как устроена память у других людей, но у меня на протяжении жизни почти нет дня, события которого я помнил бы в непрерывной последовательности, с утра до вечера. Кроме разве что вчерашнего и ещё одного, 11 сентября 2001 года. Тут помогает то обстоятельство, что событий в нём было немного, фактически одно, но оно расползлось на весь день и даже на всю жизнь. О происходящем я узнал по радио, сидя в прокатной машине, взятой в аэропорту Миннеаполиса, а затем до вечера застрял в чудовищной пробке, и пришел в себя только в мотеле миль за сто от города, где все увидел на экране телевизора.

.GR-1552-tel-txt { transform: scale(1.1); color: #61a8de; } .GR-1552-tel-img:hover { background-size: cover; background-repeat: no-repeat; background-position: center center; overflow: hidden; } #GR-1552-tel-svg { fill:#8e9499; transition: all 0.3s cubic-bezier(.25,.8,.25,1); } .GR-1552-tel-wrapper:hover #GR-1552-tel-svg { transform: scale(1.1); fill: #61a8de; } /* APP */ .GR-1552-app { width: 100%; } .GR-1552-app-wrapper { display: block; width: 100%; height: 50px; display: flex; flex-direction: row; justify-content: space-between; } .GR-1552-app-txt { font-size: 16px; font-weight: bold; align-self: center; color: #8e9499; padding: 10px 15px; transition: all 0.3s cubic-bezier(.25,.8,.25,1); } .GR-1552-app-img { background-color: #f7f7f7; background-size: cover; background-repeat: no-repeat; background-position: center center; overflow: hidden; } .GR-1552-app-wrapper:hover > .GR-1552-app-txt { transform: scale(1.1); color: #ea6903; } .GR-1552-app-img:hover { background-size: cover; background-repeat: no-repeat; background-position: center center; overflow: hidden; } .GR-1552-app-svg-flex { margin-right: 10px; } #GR-1552-app-svg { fill:#8e9499; transition: all 0.3s cubic-bezier(.25,.8,.25,1); } .GR-1552-app-wrapper:hover #GR-1552-app-svg { transform: scale(1.1); fill: #ea6903; } /* google-news */ .GR-1552-google-news { width: 100%; } .GR-1552-google-news-wrapper { display: block; width: 100%; height: 50px; display: flex; flex-direction: row; justify-content: space-between; } .GR-1552-google-news-txt { font-size: 16px; font-weight: bold; align-self: center; color: #8e9499; padding: 10px 15px; transition: all 0.3s cubic-bezier(.25,.8,.25,1); } .GR-1552-google-news-img { background-color: #f7f7f7; background-size: cover; background-repeat: no-repeat; background-position: center center; overflow: hidden; } .GR-1552-google-news-wrapper:hover > .GR-1552-google-news-txt { transform: scale(1.1); color: #5692f5; } .GR-1552-google-news-img:hover { background-size: cover; background-repeat: no-repeat; background-position: center center; overflow: hidden; } .GR-1552-google-news-svg-flex { margin-right: 10px; } .GR-1552-google-news-svg { margin-right: 12px; width: 45px; height: 50px; transition: all 0.3s cubic-bezier(.25,.8,.25,1); } .GR-1552-google-news-svg path { fill:#8e9499; } .GR-1552-google-news-wrapper:hover .GR-1552-google-news-svg { transform: scale(1.1); } .GR-1552-google-news-wrapper:hover .GR-1552-google-news-svg .st0{fill:#20A565;} .GR-1552-google-news-wrapper:hover .GR-1552-google-news-svg .st1{fill:#EA473A;} .GR-1552-google-news-wrapper:hover .GR-1552-google-news-svg .st2{fill:#FFC516;} .GR-1552-google-news-wrapper:hover .GR-1552-google-news-svg .st3{fill:#4E8DF5;} @media (min-width:540px) { .GR-1552 { display: flex; flex-direction: row; align-content: stretch; width: 100%; } /* TELEGRAM */ .GR-1552-link-tel { order: 2; width: 100%; margin-top: 0; margin-left: 10px; } .GR-1552-tel-txt { font-size: 14px; padding: 10px 5px; margin-left: 5px; } .GR-1552-tel-wrapper:hover > .GR-1552-tel-txt { transform: scale(1.05); } /* APP */ .GR-1552-link-app { order: 1; width: 100%; margin-top: 0; } .GR-1552-app-txt { font-size: 14px; padding: 10px 5px; margin-left: 5px; } .GR-1552-app-wrapper:hover > .GR-1552-app-txt { transform: scale(1.05); } /* google-news */ .GR-1552-link-google-news { order: 3; width: 100%; margin-top: 0; margin-left: 10px; } .GR-1552-google-news-txt { font-size: 14px; padding: 10px 5px; margin-left: 5px; } .GR-1552-google-news-wrapper:hover > .GR-1552-google-news-txt { transform: scale(1.05); } } ]]> РС в Телеграме РС в Google новостях РС в мобильном


Этот день как никакой другой постоянно требует подведения итогов, как минимум рекогносцировки на мысленной местности, и круглые даты вроде нынешней это требование обостряют. К тому же 20-летие 9/11 практически совпало с выводом американских войск из Афганистана, а эти события слишком тесно связаны, чтобы не задуматься глубже обычного.

Что было очевидно из того далекого дня, о чём я говорил с друзьями, встреченными на довольно длинном маршруте, от Миннеаполиса до Бостона? Одна из догадок, увы, не обманула – это о конце неприкосновенности частной жизни. Речь, конечно, не только о необходимости снимать в аэропорту ремень, а то и ботинки, и не забыть оставить дома маникюрные ножницы и швейцарский ножик. Я вспоминаю, как чуть ли не полвека назад я открывал в Сан-Франциско свой первый в жизни банковский счет: для удостоверения моей личности и адреса потребовался всего лишь конверт от счета за коммунальные услуги. Для аналогичной операции в 2007 году у меня уже попросили два удостоверения личности с фотографиями. Или другое воспоминание: когда я впервые въезжал из США в Канаду, пограничник лишь мельком заглянул в мои водительские права, притом что я все ещё был в статусе беженца и мой въезд формально мог быть нелегальным. Сегодня без паспорта незачем даже и пытаться, а если в рейсовом автобусе, то всех попросят выйти и оставить багаж для досмотра, как на въезде с востока в Евросоюз. И уж точно в прежние времена в нью-йоркском метро не предупреждали, что полиция имеет право произвести досмотр любого места багажа.

Embed share После 9/11. Почему мы больше не можем ходить на каблуках? by Радио Свобода Embed share Текст скопирван The URL has been copied to your clipboard Поделиться в Facebook   Поделиться в Twitter  

No media source currently available

0:00 0:40:42 0:00 Скачать медиафайл 64 kbps | MP3 Pop-out player

Впрочем, эти неудобства были всего лишь ускорением неизбежной эволюции системы безопасности. А как сработала сама система? Ничего сравнимого по масштабам с 9/11 с тех пор не произошло – были прискорбные теракты в Лондоне и Мадриде, где вроде бы «Аль-Каида» приняла непосредственное участие, были и другие довольно массовые, где эта организация взяла на себя ответственность постфактум, но сами они оказывались явно импровизацией изгоев и социопатов, вставших под знамя экстремального исламизма ради усиления резонанса. За последние годы теракты в США совершались преимущественно правыми экстремистами, к исламу не имеющими отношения, да и в Европе у Андерса Брейвика реальных соперников мало. Если сравнить реальность с нашими ожиданиями и опасениями сразу после 9/11, приходится признать, что некоторые из принятых мер подействовали.

Всё, однако, зависит от угла зрения, и если смотреть с Ближнего Востока или из Африки, в расписании террора никакого затишья не было. Эпопея с так называемым «Исламским государством» общеизвестна, и объявленные победы над ним явно преувеличены, но есть ещё очаги в Нигерии, Мали, Сомали и Мозамбике, и некоторые из них не думают угасать, но эти жертвы обычно остаются за пределами внимания большей части западной аудитории. Изменит ли что-нибудь вывод американских войск из Афганистана и переход власти к «Талибану», практически повсеместно признанному террористической организацией?

Объявляя об этом выводе, президент США Джо Байден постарался подчеркнуть, что цель 20-летней военной операции, победа над «Аль-Каидой», достигнута. Очевидное преувеличение: хотя эта организация в своей нынешней модификации представляет лишь тень былой угрозы, она по-прежнему существует, её отношения с талибами вполне дружественные и вряд ли что-то помешает ей укрепиться при новом режиме. Тут невольно приходит на ум афоризм, приписываемый американскому сенатору Джорджу Эйкену, который предлагал простое решение вьетнамской проблемы: объявить победу и уйти.

Можно ли считать результат войны в Афганистане победой, хотя бы в самом узком смысле? На этот вопрос можно ответить лишь с учётом целей, которые были поставлены в ее начале. После теракта 9/11, совершенного «Аль-Каидой» с территории Афганистана, администрация США потребовала от правящего там «Талибана» поставить эту организацию вне закона и выдать организаторов. Талибы отказались. Военная операция, которая началась после этого, была таким образом направлена не только, и даже не столько против «Аль-Каиды», сколько против режима, позволившего террористической организации безнаказанно планировать и осуществлять акты агрессии со своей территории. Сегодня власть в стране вновь в руках этого режима – если это победа, то как должно выглядеть поражение? Похоже на стандартную ловушку в настольных играх, когда неудачный бросок костей аннулирует все достижения и возвращает фишку игрока на исходное поле.

Трудно утверждать, что американцы одержали в победу в корейской войне 1950-х

Мотивируя свое решение, Байден обращал внимание на то, что оно было принято его предшественником в результате переговоров с талибами в Катаре, но такая мотивировка не срабатывает по двум причинам. Во-первых, президент США уже отменил целый ряд мер, принятых Дональдом Трампом, посчитав их неправильными, и даже в одностороннем порядке отодвинул объявленный срок вывода войск с мая на конец лета. Во-вторых, «Талибан» вёл переговоры, не прекращая военных действий, в том числе направленных против американцев и их союзников, и уже нарушил целый ряд договоренностей. Принимая подобное решение, чреватое массой возможных неприятных последствий, президент не может сложить с себя личную ответственность.

Вот главный вопрос, который требует ответа: можно ли считать, что решение Байдена было единственно правильным или даже единственно возможным в сложившейся ситуации? В конце концов, Соединенные Штаты вложили от триллиона долларов до двух (оценки колеблются) в безнадежно коррумпированный режим, пожертвовали жизнями тысяч своих граждан, создали и обучили целую армию, а результаты оказались близкими к нулевым. Но отвечать на такой вопрос можно только с учетом того, в чьих интересах действовал Вашингтон. Если это были интересы Афганистана, то бесполезную и безрезультатную войну надо было прекратить ещё годы назад. Если же цель заключалась в предотвращении возможных терактов с территории враждебного государства, то трудно утверждать, что она достигнута: даже в период переговоров талибы продолжали вести себя именно так, как им было всегда свойственно, а после прихода к власти всячески дают понять, что не изменили своих взглядов.

На самом деле все можно было завершить иначе. Если вспомнить корейскую войну начала 1950-х, то трудно утверждать, что американцы одержали в ней победу. Но им удалось создать ситуацию вечного шаха – напомню, что безопасность там гарантирует американский контингент в 28 000 человек, то есть вдесятеро больше, чем в Афганистане, дислоцированный в Корее уже 70 лет. В Афганистане, конечно, нет видимой черты, где можно было бы провести демилитаризованную полосу, но имелась по крайней мере авиабаза в Баграме, с которой можно было контролировать местность и предотвращать враждебные замыслы с куда меньшими затратами, чем в Корее. Это было бы больше похоже на базу Гуантанамо на Кубе, откуда США тоже не торопятся выводить войска.

Но всё это теперь – упущенные варианты контролируемого проигрыша, в то время как противник уже сгреб в свою сторону весь банк.

Сайт заблокирован?
Обойдите блокировку! читать >

Алексей Цветков – публицист и политический комментатор

Высказанные в рубрике «Право автора» мнения могут не отражать точку зрения редакции

Russian Echo Widget

Студия подкастов Свободы

Видеоблогеры Свободы Сибирь.Реалии Сайт заблокирован?
Обойдите блокировку! читать >

По сообщению сайта Радио Свобода

Тэги новости: Дональд Трамп
Поделитесь новостью с друзьями