Популярные темы

Урезанные в правах. Тяготы людей с инвалидностью и обещания властей улучшить их жизнь

Дата: 28 мая 2021 в 13:23 Категория: Новости политики


Урезанные в правах. Тяготы людей с инвалидностью и обещания властей улучшить их жизнь

МЫТАРСТВА ЧЕЛОВЕКА С ИНВАЛИДНОСТЬЮ

В государственных учреждениях, в частности в судебных инстанциях, 45-летний Олег Шарапатюк из Темиртау, человек с инвалидностью, частый посетитель. Уже который год он в одиночку ведет борьбу за новый протез, который бы позволил ему передвигаться без боли. Когда-то крепкий и работящий мужчина, водитель-экспедитор на производственном предприятии, лишился ноги по вине работодателя. Шарапатюку присвоили третью группу инвалидности. А есть ли у него нормальный протез или нет — никто из госорганов не интересуется и не контролирует, суды отказывают ему в возможности получить новый протез.

— Получается, мне теперь пожизненно дома сидеть? Что у нас за законы какие-то странные? Почему никто из властей это не контролирует? Почему у нас государство не заботится об инвалидах? Трехлетний срок использования протеза истек еще в прошлом году, и по закону я имею право на замену протеза, который уже вышел из строя и доставляет боль, неудобства, негативно влияет на мое здоровье, вызывая сопутствующие заболевания. Но суд не принимает это во внимание, а работодатель отказывается приобретать новый протез, — говорит Олег Шарапатюк.

В апреле Олег вновь попытался отстоять себе новый протез через суд, но судья прекратил производство по делу о «возмещении вреда, причиненного здоровью». Бывший работодатель просил суд отказать в исковых требованиях. Суд так и сделал: отказал человеку с инвалидностью во взыскании денежной суммы на замену протеза ноги.

Стоимость протеза, который бы помог Олегу вернуться к более или менее нормальной жизни, — более пяти с половиной миллионов тенге (около 13 тысяч долларов). В начале мая Азаттык показал видеоматериал о том, как Шарапатюку приходится выживать без ноги и с вышедшим из строя протезом. Читатели Азаттыка собрали для Олега 128 тысяч тенге, за что он очень благодарен неравнодушным людям. Эти деньги он прибережет для протеза. Но мужчина всё равно «тупике»: ни бывший работодатель, ни власти не решают вопрос с протезом. Получаемое пособие уходит в основном на лекарства, их он пьет горстями от многочисленных заболеваний и мучающей боли, которую доставляет протез. Олег возмущен тем, что госорганы остаются в стороне, и он вынужден самостоятельно добиваться протеза. С тех пор как Олег открыто заявил в СМИ о нерешаемой проблеме, с ним так никто и не связался ни со стороны властей, ни со стороны теперь уже бывшего работодателя.

Неравная борьба Олега Шарапатюка за протез:

No media source currently available

Олег, не утративший надежды на справедливость, подал жалобу в областной суд. Рассмотрение ее пока не состоялось. Но если суд и в этот раз окажется не на стороне человека с инвалидностью, то ему придется копить на протез самому. Мужчина говорит, что он не единственный недоволен тем, как государство ведет себя по отношению к людям с инвалидностью.

— В соцсетях, например, инвалиды подняли вопросы, чтобы правительство увеличило пособия, которые нам выплачивают. Чтобы жилье было, чтобы какие-то услуги делали. Вот мне дали третью группу пожизненно. У нас почему-то правительство не считает третью группу за инвалидность. Везде идут льготы или какая-то помощь только инвалидам первой и второй групп, — говорит Олег Шарапатюк.

По казахстанскому законодательству при причинении вреда жизни или здоровью работника в связи с исполнением им трудовых обязанностей возместить вред обязан работодатель. Кроме того, при причинении увечья или иного повреждения здоровья возмещению подлежит утраченный заработок, который он имел либо определенно мог иметь. Расходы, вызванные повреждением здоровья (на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии и другие), возмещаются работодателем, причинившим вред здоровью работника, в пределах, установленных трудовым кодексом. Но тут есть оговорка: если признано, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не получает их бесплатно. Но люди с инвалидностью сообщают, что не всегда им удается добиться того, что положено по закону.

ВЫЖИВАЯ В НЕРАВНЫХ УСЛОВИЯХ

Говорить о нарушениях своих прав в последнее время стали чаще многие социальные группы в Казахстане, и люди с инвалидностью — не исключение, отмечает правозащитница и исследовательница Ирра Бельфер. По словам Бельфер, люди обретают поддержку именно друг в друге, сообщество растет и крепнет. Постепенно входят в обиход такие термины, как права человека, толерантность, инклюзия.

Эксперт вспоминает, как еще пять лет назад многие люди ограничивались жалобами друг другу «на кухне» и отказывались заявлять об этом публично или писать жалобу, аргументируя так: «Сейчас у меня есть хоть что-то, но, если я напишу жалобу, мне и этого в следующий раз не дадут».

— Страх того, что если ты возразишь, постоишь за себя, а после у тебя отнимут то немногое, что есть, прочно укоренился в головах у многих. И этот страх последующего ограничения доступа к ресурсам образовался не на пустом месте. Зачастую госслужащие в нашей стране не понимают, что их задача — это не отчет кому-то сверху о том, как всё замечательно работает. Их цель должна быть направлена на людей. И когда человек пострадал от действий (бездействия) системы, когда он говорит о том, что его права были нарушены, госслужащие встают в оборонительную позицию и начинают защищать систему, а не человека. Я почти на каждом совещании слышу (и сама получала не раз похожие комментарии), как при озвучивании конкретной дискриминационной ситуации уполномоченный госслужащий отвечает, что это «неправда», потому что, согласно отчета, ситуация другая. В итоге «доказательную базу» людям приходиться собирать самим — снимать и публиковать те нарушения, с которыми они сталкиваются ежедневно, — говорит репортеру Азаттыка правозащитница Ирра Бельфер.

По словам Бельфер, можно всё чаще увидеть в социальных сетях посты о нарушении чьих-то прав.

— Это один из вариантов адвокации — мы пытаемся увеличить количество сторонников среди «обычных» граждан для того, чтобы обрести «поддерживающую» массу для необходимых изменений, так как видим, что в текущей реальности то, что происходит за закрытыми дверями госслужащих, не меняет ситуацию системно или меняет косметически. Люди требуют реформы подходов — от медицинско-благотворительного взгляда на людей с инвалидностью к социальному подходу, основанному на правах человека. Чтобы эти изменения действительно произошли, а не остались только в формате отчетов, необходимо, чтобы государственные служащие перестроили свою работу так, чтобы она была основана на обязанности обеспечивать и поощрять полную реализацию всех прав человека и основных свобод без какой бы то ни было дискриминации, — говорит Ирра Бельфер.

Конвенцию ООН о правах инвалидов Казахстан ратифицировал в 2015 году, взяв на себя обязательства по отношению к людям с инвалидностью: гарантировать им достаточный уровень жизни, социальную и правовую защиту и многое другое. Но подвижек в преодолении дискриминации за минувшие шесть лет на деле немного.

Во время круглого стола 6 мая с участием посла США Уильяма Мозера казахстанские правозащитники поделились мнениями о ситуации с правами человека, затронув и положение людей с ограниченными физическими возможностями. Вениамин Алаев, руководитель Комиссии по правам людей с инвалидностью имени Кайрата Иманалиева, отметил, что люди с инвалидностью остаются самой незащищенной категорией граждан. Во время пандемии их положение лишь ухудшилось.

—Даже в нормальных условиях люди с инвалидностью имеют меньше возможностей для получения информации, медицинских услуг и дохода. Пандемия усугубила это неравенство, — сказал Алаев.

Во время пандемии, когда в крупных городах Казахстана ввели локдаун, некоторые люди с инвалидностью не находили себя в списках на оказание поддержки от государства и были вынуждены обращаться в акиматы для внесения их в списки помощи. Сайт и telegram-канал, распространяющие официальную информацию о ситуации с коронавирусом в стране, не были адаптированы для слабовидящих и незрячих пользователей. Были проблемы у людей, пользующихся услугами индивидуальных помощников. На некоторый период им сократили использование услуг с восьми до четырех часов. Переход на дистанционное образование был барьером для получения качественных услуг учащимися с ограничениями здоровья. Из-за введения обязательного ношения масок неслышащие не могли полноценно получать информацию, поскольку они читают по губам и используют язык жестов.

По официальным данным, опубликованным на сайте комитета по правовой статистике генеральной прокуратуры, в 2020 году в Казахстане было зарегистрировано и рассмотрено всего 38 фактов нарушений законодательства о социальной защите людей с инвалидностью. Если верить этим данным, в отношении виновных были вынесены постановления о привлечении к административной ответственности. Однако эти цифры, по мнению экспертов, не отражают реального положения дел с нарушениями прав людей с инвалидностью, и чуть ли не ежедневно из разных уголков страны слышны их жалобы и обращения.

ОБЕЩАНИЯ УЛУЧШИТЬ ЖИЗНЬ ЛЮДЕЙ С ИНВАЛИДНОСТЬЮ

В Казахстане живет около 700 тысяч людей с инвалидностью. Это 3,7 процента от общей численности населения. В прошлом году 374 человека впервые были признаны людьми с инвалидностью по утрате профессиональной трудоспособности, привело данные министерство труда и социальной защиты населения. На вопрос Азаттыка о том, рассматриваются ли сейчас в стране вопросы по улучшению жизни людей с инвалидностью, ведомство ответило описанием своих планов. Один из пунктов — разработка Социального кодекса, в котором будут указаны все базовые права и прописаны минимальные социальные стандарты (25 мая проект концепции кодекса разместили на портале «Открытые данные» для обсуждения).

«В рамках разработки проекта Социального кодекса будет дополнительно проработано введение компенсационных выплат для работодателей, не выполняющих квоту. Также, согласно поручению главы государства, ведется работа по переформатированию госпрограммы «Еңбек» в Национальный проект. Прорабатываются подходы по усилению адресности предоставляемых мер, содействия занятости, в том числе для безработных лиц с инвалидностью, установить приоритетное участие в социальных рабочих местах, а также увеличить субсидируемую часть заработной платы для лиц с инвалидностью до 50%. Во второй половине текущего года с помощью информационных систем планируется ведение постоянного мониторинга выполнения квоты работодателями», — сообщает вице-министр труда и социальной защиты населения Ерлан Аукенов на запрос репортера Азаттыка.

Власти говорят, что в настоящее время в Казахстане разработан так называемый «Атлас профессий» отдельно для лиц с инвалидностью, который предназначен для использования госучреждениями, работодателями, лицами с инвалидностью, а также для усовершенствования поиска работы на электронной бирже труда enbek.kz.

Также в ответе на запрос указывается, что сейчас в мажилисе парламента находится на рассмотрении проект закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам социальной защиты отдельных категорий граждан». Изменения коснутся 15 законодательных актов. Сообщается, что предусматривается введение пособий по уходу за лицами с инвалидностью первой группы, независимо от причины инвалидности, требующими постоянно постороннего ухода; разделение детей с инвалидностью на группы в зависимости от степени тяжести заболевания; предоставление права на одновременное получение пособий по инвалидности и по случаю потери кормильца.

Отвечая на вопрос по трудоустройству лиц с инвалидностью, Минтруда сообщает, что «местные исполнительные органы обеспечивают реализацию государственной политики в сфере занятости населения путем установления квоты рабочих мест для инвалидов в размере от 2 до 4 процентов от численности рабочих мест, без учета рабочих мест на тяжелых работах, работах с вредными, опасными условиями труда». Вместе с тем, говорят власти, в рамках госпрограммы «Еңбек» (заканчивается в 2021 году. — Ред.), лица с инвалидностью имеют право пройти краткосрочные курсы обучения по востребованным специальностям, обучиться основам предпринимательства, получить микрокредиты и гранты на реализацию бизнес-идей в размере 200 месячных расчетных показателей (это около 1350 долларов) на безвозмездной основе.

В официальном ответе всё выглядит красиво. На деле же, как говорят сами люди с инвалидностью, возможности трудоустройства, даже при наличии образования, которое им бывает непросто получить, жестко ограничены.

Выживающий на мизерное пособие Олег Шарапатюк из Темиртау, лишившись ноги, не отчаялся и пошел осваивать новую профессию — SMM-специалиста. Для обучения он приобрел ноутбук в кредит, погашать который нужно еще полгода. Трудоустроиться по новой специальности ему не удалось — потенциальные работодатели требовали наличие опыта. Чтобы работать где-то еще, нужно как-то передвигаться, а чтобы передвигаться — нужен протез. Замкнутый круг.

По сообщению сайта Радио "Азаттык"

Тэги новости: Новости политики
Поделитесь новостью с друзьями