Популярные темы

«Голову пеплом не посыпаем». Штабы Навального после закрытия

Дата: 15 мая 2021 в 22:12



Стоковые изображения от Depositphotos

Федеральная служба по финансовому мониторингу внесла штабы Навального в перечень экстремистов и террористов. Она приняла такое решение несмотря на то, что только 17 мая суд рассмотрит по существу иск прокуратуры о признании экстремистскими организации, связанные с политзаключенным Алексеем Навальным. Перед майскими праздниками его соратник Леонид Волков сообщил, что распускает штабы Навального. «Сохранение работы сети штабов Навального в нынешнем виде невозможно: оно немедленно будет подведено под статью об экстремизме и повлечет за собой уголовные сроки для тех, кто работает в штабах, кто сотрудничает с ними, кто им помогает», – сказал Волков.

Штабы Навального всегда работали под большим давлением со стороны властей, после январских митингов в поддержку Алексея Навального оно усилилось. Почти все координаторы получили аресты в качестве меры наказания по административным статьям. Координатор самарского штаба Марина Евдокимова отсидела в спецприемнике в общей сложности больше месяца. За весенний митинг 25 суток ареста получил координатор регионального штаба Навального в Ижевске Иван Елисеев, 29 суток – координатор штаба Навального в Екатеринбурге Алексей Гресько, 30 суток – активистка екатеринбургского штаба Ирина Норман. 22 апреля координатора штаба Навального в Кургане Алексея Шварца приговорили к 42 суткам ареста. До этого активист провел в спецприемнике два месяца. Шварца задержали по пути в Екатеринбург, где экс-координатору должны были сделать срочную операцию. По словам бывшего заместителя Шварца Никиты Ильина, в спецприемнике активист мучается от болей в спине, у него немеет нога и течет гной из ушей. Во время отбывания предыдущего срока у Алексея Шварца ухудшилось зрение. По словам Ильина, сейчас бывшего координатора штаба в Кургане не лечат, лишь дают обезболивающие препараты. На Алексея Шварца после публикации расследования о фальсификациях выборов в Курганской области возбудили дело по статье 138 УК РФ «Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений». С марта под домашним арестом сидит глава штаба Навального в Хабаровске Алексей Ворсин. Против него возбудили уголовное дело по «дадинской статье».

Смотри также

Координатор штаба Навального: «В тюрьме я почти потерял зрение»

«Работать в таких условиях невозможно», – сказал в своем обращении Леонид Волков. Он предположил, что сотрудники региональных штабов получили во время работы в команде Навального достаточно знаний и опыта, чтобы уйти в свободное плавание и продолжить работать самостоятельно.

Бывшие координаторы региональных штабов Навального рассказали Радио Свобода о том, как они живут сейчас.

Александр Зыков, экс-координатор штаба Навального в Костроме:

Власть решила себя обезопасить, но просчиталась

– Признание экстремистами штабов Навального – это, конечно, бред и большая ошибка со стороны власти. Власть, видимо, решила обезопасить себя на короткий промежуток времени, перед ближайшими большими выборами в Госдуму, но она просчиталась. Раньше, если активист увольнялся из штаба Навального по каким-то причинам, то при приеме на другую работу ФБК (признан Минюстом иностранным агентом, но ФБК оспаривает это решение) в резюме в качестве предыдущего места работы был ярким маркером, который не давал преимуществ, но делал из соискателя запоминающуюся фигуру. Сейчас работа на штабы Навального для далекого от политики работодателя – это негативный триггер, потому что многие обыватели не захотят иметь дело с человеком, который раньше работал в экстремистской, по версии российской власти, организации. Решение признать экстремистскими структуры, связанные с Навальным, всех людей, которые раньше работали в штабах этого политика, заставляет оставаться в политической сфере и идти работать в политические организации, где понимают, что никаким экстремизмом ФБК и штабы Навального никогда не занимались. Таким образом, экс-сотрудники остаются на позиции региональных медийных голосов и, безусловно, будут продолжать свою деятельность.

Бывший координатор штаба Навального в Костроме Александр Зыков

– Можно сказать, что у бывших сотрудников штабов Навального есть проблемы с трудоустройством?

– Мы не можем отрицать, что есть такая проблема. Я знаю очень много людей, которые из-за того, что у них теперь в резюме появился пункт о работе в штабах Навального, продолжат заниматься политикой, потому что у них нет другого выхода. Разгром штабов Навального приведет к тому, что на региональном уровне появилось большое количество активистов, готовых уделять внимание местным темам. Я объясняю бредовое решение признать штабы Навального экстремистскими, как и многие события в сегодняшнем политическом поле, отчетностью. Предполагаю, что к Путину пришел кто-то с папочкой и сказал что-то вроде: «Наверное, будет очень эффективным, если мы все штабы сейчас признаем экстремистскими и таким образом прекратим их деятельность». Но поскольку все построено на отчетности, чиновникам не надо мыслить дальше, и они не понимают, что, признав ФБК и штабы Навального экстремистскими, власть вынудила бывших координаторов и сотрудников оставаться в политическом пространстве. Сделав штабы Навального вне закона, власть сама превратила некоторые регионы в новые центры политической протестной активности. Я уверен, что будут организовываться локальные центры протестной активности в регионах, где раньше этого не было.

– Что лично вы планируете делать?

Наши сторонники никуда не делись, потому что никуда не делись коррупция и другие проблемы, о которых рассказывала команда Навального

– Лично для меня ничего не изменилось – я всегда старался заниматься региональной повесткой в Костроме, уделял внимание местным проблемам. Сейчас необходимо разобраться со всем тем, что было предпринято против нас властью, в том числе региональной. Если мы говорим конкретно обо мне, то это обязательные работы на срок 150 часов. Мы их сейчас обжалуем, но я не верю, конечно, что их отменят. Помимо того, что есть федеральная кампания по давлению на активистов, есть еще региональное давление, которое организуют местные царьки. У меня есть огромное количество штрафов, которые мне выписали после митинга 21 апреля за публикацию постов и прочее. Вчера я узнал, что меня оштрафовали за пост о том, как учительница оскорбила ученика за то, что он пришел на митинг 23 января. Я буду стараться разбираться с этим. А после того, как я разберусь, я планирую продолжать делать то, что делал: буду публиковать расследования. Отхода назад не существует. В штабе Навального я получил огромный опыт, который я нигде больше не смог бы приобрести. Давление власти нивелировалось поддержкой волонтеров и сторонников. Наши сторонники никуда не делись, потому что никуда не делись коррупция и другие проблемы, о которых рассказывала команда Навального. Никуда не делись царьки, которые творят беспредел. С момента закрытия штаба в Костроме я опубликовал три больших расследования. Все они касались местной проблематики. И прямо сейчас с ребятами, с которыми мы коммуницировали в штабе, мы готовим новые расследования. Нас объединило не помещение, а понимание того, что в регионе полно жуликов, которых надо держать в узде.

– Вы согласны с решением Леонида Волкова закрыть штабы?

– Я, как и все сотрудники штабов, волонтеры и сторонники, ненавижу это решение, но с точки зрения человечности и логики Волков поступил абсолютно правильно. Я не вижу повода для критики действий Леонида. Он думал о безопасности людей и поступил единственно возможным образом.

Илья Данилов, бывший координатор штаба Навального в Липецке.

– Мы узнали о закрытии штабов в пятницу вечером, а во вторник они прекратили работу. Это для нас стало ударом, были упаднические настроения, но после праздников апатия прошла, и я чувствую силы продолжать политическую работу уже вне структур Навального. Сейчас мы думаем, как это сделать лучше. Я собирался участвовать в выборах в Облдуму, но мои планы изменились. Я политическую деятельность продолжу, но не пойду в этом году на выборы. Сейчас будет тяжело организовать избирательную кампанию. Часть бывших сотрудников штаба пока не готовы мне помогать, потому что для них возросли риски. Некоторые активисты, в том числе из Липецка, решили покинуть страну. Я их не осуждаю, потому что запас прочности у каждого разный. Я бывших коллег прекрасно понимаю, но мы в каком-то виде свою работу продолжим. Голову пеплом мы не посыпаем, мы собираемся работать.

Илья Данилов, координатор штаба Навального в Липецке

– Что именно вы планируете делать?

В новом качестве бывшие сотрудники штабов Навального станут еще  большим источником протеста, чем они были в организациях Навального

– Мы будем готовить наблюдателей и проводить расследования. В целом все то, что мы делали дальше, но это будет не штаб Навального, а какая-то другая организация. В целом я сохраняю оптимизм.

Я не могу сказать, что когда-то в структуре штабов Навального было количество и не было качества. Но если совсем грубо, то, возможно, из-за того, что сейчас случилось, количество перейдет в качество. Все люди, которые пришли в штабы, чтобы серьезно заниматься политикой, свою работу, безусловно, продолжат. В новом качестве бывшие сотрудники штабов Навального станут еще большим источником протеста, чем когда они были в организациях Навального. Так что власть, уничтожив штабы Навального, сделала большую ошибку.

– Что вы считаете своим самым большим достижением за три с половиной года работы координатором штаба Навального в Липецке?

– Четыре года назад Липецк был аполитичным городом, поделенным между системной оппозицией и действующей властью. После открытия нашего штаба в Липецке появилась политика, прошли крупные оппозиционные митинги, мы задали какой-то уровень политической жизни. Я уверен, что Липецк больше никогда не будет аполитичным городом. Я стал более стрессоустойчивым и гибким человеком. И, самое главное, я ни разу не пожалел, что согласился возглавить штаб Навального.

– Насколько ваш штаб был зависим от федерального руководства?

– Нас никогда сильно не контролировали. Мы сами понимали, что и как мы хотим делать. Мы обсуждали наши планы с руководителями, например, согласовывали кандидатов для «умного голосования», получали советы. Но в целом региональные штабы были вполне самостоятельными.

– Как вы планируете финансировать ваши самостоятельные проекты?

– Мы работали на пожертвования сторонников и уверены, что они нас будут поддерживать и дальше. Как только стало известно о закрытии штаба, некоторые сторонники написали, что готовы мне помогать, если я решу заняться самостоятельной политической деятельностью.

Бывший координатор штаба Навального в Брянске Александр Маркин полгода находится в свободном плавании. Он после закрытия штаба Навального в этом регионе начал вести свой канал о проблемах города на YouTube и выходить на одиночные пикеты. Александр Маркин ответил на вопросы Радио Свобода.

меня постоянно допрашивают, угрожают, создают разные препятствия

– Штаб Навального в Брянске закрывали два раза. Первый раз – после выборов президента России, второй – осенью прошлого года. Когда штаб был закрыт, в Брянске совсем не было никакой оппозиционной политики, а хотелось рассказывать о проблемах в городе и решать их. Пока не было штаба, я с друзьями придумал свой проект «Живой регион». Кроме того, иногда мы выходим на одиночные пикеты. Один из моих последних пикетов был в память о гибели Бориса Немцова. В марте я встал в пикет в Покрове около колонии, где сидит Алексей Навальный. Раньше мы регулярно писали обращения в администрацию о проблемах города. Но с января мне стало особенно трудно – меня постоянно допрашивают, угрожают, создают разные препятствия. Недавно у меня прошел обыск по уголовному делу.

Бывший координатор штаба Навального в Брянске Александр Маркин

– Какой у вас статус в уголовном деле?

Мою квартиру обыскивали с собакой. Изъяли российский флаг, значок «Нет войне», компьютер и телефон

– Его возбудили после январских митингов. Якобы участники митинга в поддержку Навального мешали движению транспортных средств и перекрыли дороги. Но даже на видео заметно, что никаких помех движению участники митинга не создавали. Я пока прохожу свидетелем по этому делу. Под предлогом уголовного дела обыскали мою квартиру, сарай и комнату в общежитии, зарегистрированную на мою мать. Еще собирались обыскать квартиру, которую мать продала 15 лет назад. Мою квартиру обыскивали с собакой. Изъяли российский флаг, фотоальбом Евгения Фельдмана о войне в Украине, книгу «Михник. Навальный. Диалоги», значок «Нет войне», компьютер и телефон. Сейчас из-за обысков в рамках дела, возбужденного по ст. 267 ч. 1 УК РФ, у меня изъяли ПК, и мне не на чем монтировать видео. Я впервые попросил помощи у сторонников, и они мне помогли. Скоро обязательно продолжу заниматься «Живым регионом».

Russian Echo Widget

Студия подкастов Свободы

Видеоблогеры Свободы Сибирь.Реалии

Как обойти блокировку?

читать >

По сообщению сайта Радио Свобода

Поделитесь новостью с друзьями