Популярные темы

35 лет со дня катастрофы: «государство дает минимальные возможности доживать»

Дата: 26 апреля 2021 в 08:43 Категория: Происшествия


35 лет со дня катастрофы: «государство дает минимальные возможности доживать»
Стоковые изображения от Depositphotos

Когда Мейрамбека Байкенова отправили в Чернобыль, ему было 23 года. Отслужив в армии, он вернулся домой в Жезказган, женился и уже воспитывал дочь. Молодого человека призвали через военкомат повторно — согласия никто не спрашивал. Так Мейрамбек попал в самый очаг радиации.

— Отслужившие считались готовыми солдатами, и нас призвал военкомат, это же ведь как война считалась. Нас отправили от Казахстана. Получилось, что сразу в Украину. Все были в военной форме. В Киеве нас встретили военные, отвезли в военный округ, распределили. Мы тогда еще не знали, куда нас направят. Потом сказали, что отправят, где радиация, дали рекомендации — куда можно ходить, а куда нет. Приехав, мы сменили азербайджанских солдат, — говорит репортеру Азаттыка Мейрамбек Байкенов, ликвидатор последствий чернобыльской катастрофы.

2 августа 1987 года Мейрамбек и его группа попали на саму Чернобыльскую атомную электростанцию станцию. Уже потом выяснилось, что на ликвидацию аварии должны были набирать более взрослых, опытных солдат.

— Я был самый молодой, но назад меня не отправили. Мы расчищали последствия взрыва на станции, в самом эпицентре радиации были: 15 дней там работаешь и 15 дней в части, и так на протяжении пяти месяцев, хотя должны были максимум три-четыре месяца. Оттуда не отпускали, потому что замены не было. А ведь это облучение. Нам с трудом подписали заявление, чтобы мы могли вернуться домой, — вспоминает Мейрамбек Байкенов.

Проведя пять месяцев на промышленной площадке в Чернобыле — в эпицентре радиационной зоны, Мейрамбек впоследствии стал инвалидом. Шутит, что в 58 лет выглядит как старик. Но считает, что ему еще повезло, ведь многие товарищи уже давно умерли. После возвращения из Чернобыля он сразу же поехал жить не в город, а в аул к родителям, чтобы восстановить здоровье. Считает, что свежий воздух, чистая вода, здоровая и натуральная пища помогли прожить ему дольше своих коллег.

Мейрамбек Байкенов перенес инсульт и несколько инфарктов. Даже был в коме восемь дней. Родные готовились к худшему, но он выкарабкался.

– Я потихоньку хожу: сердце не выдерживает. Это всё — последствия радиации. Это самое страшное. Радиация — это как невидимая пуля. Получается, что в нас «стреляли» как на поражение. Основной диагноз у чернобыльцев — это инсульт, инфаркт, рак кожи и рак крови. Многие умерли. А кто в эпицентре был, такие как я, почти все умерли уже. Мы воевали против невидимого врага, спасали людей, землю. В Казахстане закон неправильный. Мы должны стоять после участников Великой Отечественной войны. В России всех, кто был в очаге, записали в первую категорию, оказывается. Потому что такие, как мы, кто в очаге был, пострадали больше всех. А у нас в Казахстане все общие. Мне и другим людям обидно. Хотя те, кто был там в 1988–89 годах, они ведь тоже в эпицентре были, – говорит Байкенов.

После возвращения из зоны отчуждения у Мейрамбека с женой родились еще трое детей. Сейчас семья живет в Караганде, где чернобылец с трудом, спустя много лет, получил квартиру от государства.

Последствия радиации сказались и на сыне, который родился первым после Чернобыля, но в подробности мужчина вдаваться не хочет. На протяжении многих лет он возглавляет союз ветеранов Чернобыльской зоны отчуждения от Карагандинской области — поднимает вопросы ликвидаторов, участвует в общественных мероприятиях, ведет беседы с молодежью.

Еще один ликвидатор последствий аварии на атомной электростанции — Абильда Абдикаримов. После службы в Чернобыле стал инвалидом второй группы бессрочно. На протяжении нескольких лет мужчина борется за соцподдержку для оставшихся в живых ликвидаторов последствий аварии. По словам Абдикаримова, в Карагандинской области ликвидаторы последствий аварии на Чернобыльской АЭС остались без должного внимания исполнительной власти.

— Не решен ряд вопросов, связанных с социальной защитой и социальной поддержкой участников и инвалидов. Ликвидаторы аварии на Чернобыльской АЭС — это патриоты с большой буквы. И не их сегодня вина, что делятся они на своих и чужих, и льготы им предоставляются разные, и отношение к ним неоднозначное, хотя и делали одно общее дело: спасали других ценою своего здоровья. Мы, представители НПО, каждый год просим о личной встрече с властями для обсуждения социальной, финансовой поддержки инвалидов и участников аварии на Чернобыльской АЭС, включить представителей НПО в общественный совет, который создан при областном акимате, для обмена опытом работы НПО, для совместной деятельности, но безрезультатно, — говорит репортеру Азаттыка Абильда Абдикаримов.

Абдикаримов от лица республиканского общественного объединения «Защитники Отечества» подал в суд исковое заявление «о бездействии исполнительной власти в отношении ветеранов Чернобыльской атомной электростанции». В качестве ответчиков указал аппараты акимов Караганды и Карагандинской области. В самом иске звучит обращение к акиму области Женису Касымбеку и акиму Караганды Ермаганбету Булекпаеву.

В иске говорится, что принятый государством закон о социальной защите участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС не дает возможности достойно содержать свою семью, «как это они смогли бы сделать, будучи здоровыми и сильными». Данный закон, пишут чернобыльцы, дает лишь «минимальные возможности доживать». Также в иске выражается недовольство тем, что дети чернобыльцев остались без государственной поддержки.

Среди поднимаемых вопросов в иске — освобождение от оплаты коммунальных услуг, бесплатное протезирование, бесплатное обучение детей ликвидаторов в высших учебных заведениях, внеочередное обеспечение жильем, материальная помощь инвалидам, бесплатное пользование интернетом, содействие в автокредитовании без первоначального взноса, обеспечение автомобильным транспортом ветеранов, инвалидов и ликвидаторов последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Обращаясь в иске к властям, Абдикаримов выражает пожелание, чтобы ликвидаторам последствий аварии, включая семьи погибших ликвидаторов, выделили единовременную помощь в размере 500 тысяч тенге.

Ранее он уже подавал в суд на аппарат акима Карагандинской области: просил вынести принудительное постановление об улучшении социальной жизни и поддержке ветеранов, инвалидов и участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, а также их детей. Но суд прошел не в пользу истца.

По официальным данным, сегодня в Карагандинской области проживает 585 участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Еще два года назад их было около 650 человек.

В 2020 году, спустя 34 года после аварии, ликвидаторов (кроме тех, кто был там в 1988–89 годах) последствий катастрофы на Чернобыльской атомной электростанции по льготам и гарантиям приравняли к участникам войны. А те, кто получил инвалидность вследствие катастрофы, приравниваются по льготам и гарантиям к инвалидам Великой Отечественной войны. Власти говорят, что ликвидаторам увеличили пособия. И вот как выглядят сегодня увеличенные пособия:

Власти сообщают, что к памятной дате выплачивают единовременную помощь чернобыльцам.

— Управлением соцзащиты Карагандинской области с 2019 года был рассмотрен и реализован вопрос об увеличении размера единовременной материальной помощи участникам ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС — с 10 до 100 тысяч тенге. В 2021 году к праздничным дням и памятным датам акиматами городов и районов планируется оказание единовременных материальных выплат участникам ликвидации катастрофы на Чернобыльской АЭС в размере 100 тысяч тенге. В настоящее время выплаты произведены в 16 регионах области. В городе Шахтинск и Каркаралинском районе выплата будет произведена в мае. В городах Караганда, Жезказган и Сатпаев предусмотрены льготы на проезд в общественном транспорте, — сообщили репортеру Азаттыка в управлении соцзащиты.

Закон наделяет чернобыльцев правом бесплатно получить жилье, первоочередно — земельные участки для ИЖС, преимущества в обслуживании в поликлиниках и правом внеочередной госпитализации.

Да, чернобыльцы стали получать больше денег, но это по-прежнему смехотворные суммы, говорят ликвидаторы. По их словам, будь они здоровы, они бы и сами могли зарабатывать и не ждать помощи от государства.

Авария на Чернобыльской АЭС в Украине произошла в апреле 1986 года. Многие, кто по приказу советского правительства участвовал в ликвидации последствий катастрофы, позже тяжело заболели и стали нетрудоспособными. В период ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС участвовали 32 тысячи казахстанцев. По официальным данным, на сегодня в живых осталось меньше четырех тысяч человек. По неофициальным данным, говорит инвалид Чернобыля и правозащитник Абильда Абдикаримов, в Казахстане около 55 тысяч человек остались без государственного внимания.

По сообщению сайта Радио "Азаттык"

Тэги новости: Происшествия
Поделитесь новостью с друзьями