Популярные темы

«У меня уже не было сил и надежды». История возвращения из Сирии матери с пятью детьми

Дата: 05 апреля 2021 в 08:53 Категория: Новости стран мира


«У меня уже не было сил и надежды». История возвращения из Сирии матери с пятью детьми

История отъезда 31-летней Жазиры на Ближний Восток мало чем отличается от рассказов многих других отправившихся в зону боевых действий казахстанок. Она рано вышла замуж за парня, который, увлекшись религиозными проповедями, принял решение выехать в места боевых действий и примкнуть к боевикам группировки «Исламское государство» (ИГ), установившим тогда контроль над обширными территориями Сирии. С собой он забрал семью. Тогда у четы было двое детей.

В Казахстане Жазира с супругом жили скромно, своего жилья у них не было. Муж зарабатывал мало, денег постоянно не хватало, но он не разрешал жене учиться и работать. Первый его отъезд в Сирию случился, когда Жазира с детьми еще жила на родине. На связь он не выходил месяц, а потом позвонил из Турции и сказал, что «надо готовиться». Его друзья помогли Жазире сделать документы для выезда, купили билеты. Муж встретил их в Турции, где они прожили месяц. Затем, оставив семью там, он уехал в Сирию, но жене сказал, что отправился в Египет. Это был 2013 год.

— Уже позже он сказал, что мы поедем в Сирию. Убеждал меня, что нужно ехать, там «притесняют мусульман и нужно воевать». Я не хотела, просилась домой, но он сказал, что я с детьми буду в безопасном месте на хозяйстве в доме. Говорил, что побуду немного и, если не понравится, уеду обратно. В Турции, где мы жили до отъезда в Сирию, было очень много женщин. В гостинице, куда нас привезли, жили 15 женщин из Казахстана. Там все готовились к отъезду: закупали необходимые вещи, лекарства. Сначала мужчин отправили в Сирию, а потом нас. Сказали, что назад пути нет. Мы приехали, границу перешли без проблем, — вспоминает Жазира.

Когда добрались до Сирии, Жазиру с детьми поселили в подвергшийся бомбежкам особняк, где жили другие женщины. Ее супруга вместе с другими мужчинами отправили на военную подготовку. По словам Жазиры, их обеспечивали провизией, женщины вели хозяйство. Через месяц муж вернулся, и семью поселили в отдльный дом. Так продолжалось еще некоторое время: муж то уезжал в места боевых действий, то приезжал ненадолго к семье.

— Я не задавала ему вопросы, просто рада была, что он вернулся. Около двух месяцев мы жили мирно в городе Отари, потом опять начались бомбежки — началось окружение, всех женщин опять собрали в один особняк, а мужчин отправили воевать. Прощаясь со мной, он сказал, что, как вернется, мы сразу уедем отсюда в Турцию, просил прощения у меня за то, что привез нас. Он тогда уже понял, что всё это неправильно, и сказал: «Если я не вернусь, старайся как-нибудь уехать отсюда», — говорит Жазира.

Муж Жазиры был убит в 2014 году, спустя семь месяцев после приезда в Сирию. Жазира тогда была беременна их третьим ребенком. По ее словам, она начала искать пути возвращения в Казахстан.

— Я видела, что женщин, мужья которых смогли вернуться с войны, пытались тихо вывозить в Турцию. Никому не говорили, потому что если узнают, то сразу в тюрьму посадят или накажут. А смотрящий за вдовами сказал нам: терпите, оставайтесь до конца. О том, что хочу уехать домой, я не могла ему сказать, поэтому пришлось пойти на хитрость и обман. Я начала просить его, чтобы он дал возможность временно уехать с детьми в Турцию, пока беременна. Но он отказал, и я ждала, — говорит Жазира.

С наступлением бомбежек женщин с детьми перевозили в другое место. Попав в город Ракка и воспользовавшись наличием интернета, Жазира позвонила другу мужа в Казахстане с его телефона и попросила вытащить их. Он пообещал помочь, но просил добраться до Турции. По словам женщины, она несколько раз пыталась бежать, доходила до границы, но ее ловили, наказывали избиениями, лишали еды и денег, возвращали в лагерь для вдов. Позже друг убитого мужа — тоже боевик — помог ей продвинуться ближе к турецкой границе, заселил в квартиру, а сам уехал воевать дальше. Но для защиты от насилия со стороны других боевиков «подселил» к ней своего знакомого, который обещал вывезти в Турцию. Но тот обманул и перестал выпускать из дома.

— Через четыре месяца он погиб. Я попыталась опять бежать, но меня поймали и опять отправили в дом для вдов, с невыносимыми условиями. Это был 2015 год. Я пошла в больницу к гинекологу, объяснила ситуацию, попросила написать мне справку и направить на лечение в Турцию. Соврала амиру, что болею по-женски. Он сначала поверил, дал мне деньги, сказал, что выезжаем в Турцию. Но ему донесли, что я ничем не болею и что сделала это специально. Меня тут же повезли в другой город, проверили у других гинекологов, которые сказали, что моя болезнь не подтверждается. После чего меня с детьми отвезли в общежитие для вдов, запретили выходить на улицу, забрали выделенные деньги. У меня уже не было сил и надежды убежать, я поняла, что придется здесь остаться, — вспоминает Жазира.

Жазира рассказывает, что ей пришлось выйти замуж за другого боевика — ради того, чтобы выжить с детьми. С ним она прожила два года, родив от него ребенка. Новый муж запрещал Жазире выходить на улицу, а чтобы не сбежала — сжег документы. Вспоминает, что однажды он наказал ее за ослушание: дал развод и выгнал из дома, когда та вышла на улицу за дочкой, чтобы забрать ее с дороги. Ради детей, за судьбу которых она опасалась, ей пришлось умолять его и просить возвращения в дом.

— Разведенных женщин унижали, и находиться без мужчины там очень опасно и тяжело. В то время как раз детей воровали на органы, а мальчиков с семи-восьми лет забирали в отдельный лагерь, готовили к войне. Если ребенок туда попадал, то был риск не увидеть его больше. Мальчика могли привезти матери в месяц один или два раза, а, если он проболтается, могут потом и не привезти. Однажды мы узнали, что некоторых маленьких мальчиков там насилуют. Об этом своей матери сообщил один мальчик, который умел писать. Он передал ей записку со словами «Мама, забери меня отсюда, каждую ночь нас мучают тут», описал действия. Я этого очень боялась, моего сына могли забрать, если бы я была без мужа. Женщин тоже насиловали. Я сама была свидетелем этого. Поэтому мне приходилось выходить замуж, чтобы не быть изнасилованной, чтобы дети не пострадали и были сыты, — говорит Жазира.

С этим мужем они жили сначала в Сирии, затем — в Ираке. В 2016 году он погиб в ходе боевых действий. Жазире пришлось выехать в Сирию, поскольку оставаться в Ираке, по ее словам, было намного опаснее для незамужней женщины с детьми, особенно иностранки. Там, по словам Жазиры, могли «запросто» изнасиловать и женщину, и ее ребенка или убить. Для нее с детьми подыскали отдельную комнату в Сирии, снабжали продовольствием. Так она прожила еще год. Вскоре, как говорит Жазира, один из местных, не боевик, но работавший на «Исламское государство», вызвался помочь и стал подыскивать проводника, который бы мог вывезти ее с детьми из Сирии и не продал по дороге в рабство, которое тогда «процветало». Это был 2017–2018 год. Но проводник запросил 30 тысяч долларов, а собралось лишь 10 тысяч. В итоге очередная попытка бегства не удалась.

— Тогда он повез нас в село Багуз, уже везде был страшный голод, а там — еще хуже. Я ходила и просила у людей хоть какую-нибудь еду, кто мог — давал чуть-чуть, сразу относила детям. Отруби были. Ходила по брошенным домам, собирала по крошкам заплесневевший хлеб, если находила. Воды не было, набирала в речке, ее же и пили. Когда мы попали в окружение, был договор между курдами и ИГ о том, что они дадут выйти из окружения женщинам и детям, раненым. Он сказал, чтобы я выходила с детьми, а сам остался, потому что его сразу бы посадили в тюрьму там. Он единственный, кто помог мне выбраться. Но я не знаю, что с ним стало, где он сейчас и жив ли, — говорит Жазира.

В 2019 году детей и Жазиру, беременную пятым ребенком, приняли в лагерь для беженцев, разрешив выйти из окружения и сделав им «зеленый коридор». Прибывшим сообщили, что через несколько месяцев Казахстан будет возвращать своих граждан. Но на первый этап спецоперации «Жусан» тогда она не попала: ее с кровотечением увезли в больницу в другой город. Пришлось ждать следующей очереди. Находясь в лагере, Жазира старалась подработать: продавала овощи, фрукты, делала уборку.

— В лагере оставалось еще около 10 женщин из Казахстана, не все хотели возвращения, но я не интересовалась их причиной, я жила надеждой, что меня с детьми заберут домой. Тех женщин, которые ругались, не слушались, в лагере могли наказать. Но меня не наказывали, я старалась не привлекать к себе внимание. И в феврале нас уже привезли в Казахстан, а через месяц реабилитации — в Караганду. Нас хорошо встретили, я даже не ожидала. Дали всё необходимое на первое время для меня и детей. Я благодарна властям за оказанную помощь и возвращение домой, — говорит Жазира.

Ее детям — от полутора до 11 лет. Старшему сыну, которому осколки снаряда при бомбежке повредили лицо, недавно в Казахстане сделали операцию. Один из младших детей, который от испуга не мог говорить, сейчас пытается разговаривать. По словам женщины, местные власти помогают ей с оформлением документов, детей прикрепили к школе, а пока с ними будет заниматься репетитор. Ею обещали устроить на краткосрочные курсы через центр занятости, а потом — трудоустроить.

Больше всего Жазира опасается клейма «жена террориста», переживает, чтобы это не отразилось на детях и на ней самой в мирной жизни. Она говорит, что очень стыдится, что пришлось неоднократно выходить замуж, чтобы остаться в живых и уберечь детей.

— У меня до сих пор страх голода и боязнь остаться без воды, — сказала Жазира перед тем, как попрощаться с корреспондентом. — Я волнуюсь, но начинаю жизнь с чистого листа.

Тэги новости: Новости стран мира
Поделитесь новостью с друзьями