Популярные темы

«Использование денег на иные цели». Как флагманы оказались в должниках

Дата: 16 марта 2021 в 13:23


«Использование денег на иные цели». Как флагманы оказались в должниках

Заброшенная территория. Пустующие здания с облупившимися стенами. Закрытые въездные ворота, над которыми сохранилась выцветшая надпись «Семипалатинский мясокомбинат. В лучших традициях». Предприятие, которое считалось флагманом пищевой промышленности Казахстана — тушенка, колбасы и мясные деликатесы комбината поставлялись в республики СССР и вывозились за рубеж, а в годы Второй мировой войны продукция шла на фронт, — сейчас бездействует. Оборудование опечатано, на дверях административного здания написано: «Закрыто на карантин».

Проработавшая 10 лет на Семипалатинском мясокомбинате Бакыт Есалова уволилась в декабре 2020 года — больше года она надеялась получить заработанные деньги.

— Зарплату нам не платили практически с 2019 года, задержки по зарплате были по восемь-девять месяцев. Первый раз в суд подали — нам выплатили зарплату, потом мы думали, что всё: будут вовремя платить. Но опять история повторилась, — говорит бывшая сотрудника комбината.

Комбинат, который открыли в 1934 году, перезапускали в конце 2000-х после остановки, случившейся вслед за распадом СССР. В 2008 году СМИ писали, что на предприятии реализован проект по модернизации на основе австрийского оборудования, которое стоит 1,2 миллиона евро, что позволило увеличить производственные мощности. Но сейчас комбинат вновь перед лицом банкротства.

«УПАВШИЙ» ГИГАНТ

Работники мясокомбината, которые добиваются выплаты денег, обращались в СМИ, пытались достучаться до руководства, но никто: ни директор, ни учредители — не откликнулся на их зов.

— Мы не знаем, где и у кого это спрашивать. Всё стоит опечатанное, под пломбой, где-то с 2019 года. Как такового руководства у нас нет: то один придет, то второй. Не знаешь, к кому обращаться. Комбинат полностью стоит, пустая территория, пустой офис: только мы, охрана, сидели, — рассказывает Бакыт Есалова.

После многочисленных попыток репортера Азаттыка выйти на руководство комбината удалось связаться с исполняющим обязанности директора Нурболом Тургановым. Он занял пост 25 декабря 2020 года, чтобы передать имущество кредиторам.

— В 2017 году все расчетные счета предприятия были арестованы Банком RBK. Предприятие остановилось. В 2018 году немного выручки получили за счет реализации складской продукции, за счет этого существовали. Потом всех работников распустили: сказали, что временно, отправили без содержания, оставили 22 человека. Год за годом предприятие пытались оздоровить. Приходили претенденты-инвесторы, но они все отказались, — говорит исполняющий обязанности директора Семипалатинского мясокомбината.

По данным специализированного межрайонного суда Восточно-Казахстанской области, задолженность мясокомбината перед Банком RBK, Аграрной кредитной корпорацией и другими кредиторами составляет 1,1 миллиарда тенге (около 2,6 миллиона долларов по текущему курсу), долг по заработной плате достигает 72 миллионов тенге. Часть имущественного комплекса комбината по решению судебных органов передана Банку RBK в счет погашения долга, но банк, как это следует из материалов суда, подчеркивает, что он не имеет отношения к неисполненным обязательствам комбината перед бюджетом и сотрудниками.

Нурбол Турганов в ходе телефонного разговора не сумел объяснить, каким образом предприятие не смогло расплатиться с кредитами.

Семей такой город — здесь не только мясокомбинат, другие гиганты упали: фабрики первичной обработки шерсти нет, камвольно-суконного комбината нет, кожзавода тоже, можно сказать, — говорит руководитель. — Все говорят: мощное предприятие, но когда развал Советского Союза был, ни у кого денег не было, чтобы предприятие поддержать, сырья не было. Планового хозяйства не стало, никто мясо не поставлял. Такого предприятия, как раньше, уже не было. Потом на базе этого мясокомбината было организовано предприятие, работало 200–300 человек, количество продукции упало.

Признавать комбинат банкротом суд отказывается, так как представители предприятия не предоставляют финансовую документацию.

«Должник в нарушении п. 2 ст. 11 Закона [«О реабилитации и банкротстве»] не представил администратору и суду информацию о финансово-хозяйственной деятельности, в том числе сведения об имеющемся у должника имуществе, — говорится в материалах суда. — Помимо залогового имущества у должника имеется иное имущество, которое не находится в залоге, по которому не приняты все меры».

Нурбол Турганов отказался связать корреспондента Азаттыка с учредителями мясокомбината Бауржаном Сексенбаевым и Султангали Байжумановым, сказав, что у него нет их контактных данных, однако согласился на личную встречу. Но в день предполагаемой встречи Турганов перестал выходить на связь.

««ДЕНЕГ НЕТ» — ВОТ И ВЕСЬ ОТВЕТ ОТ РУКОВОДСТВА»

Поиск учредителей Семипалатинского мясокомбината привел к другому предприятию, расположенному на территории Восточно-Казахстанской области, — ТОО «Казахцемент», дочерней компании известного в регионе предпринимателя и бывшего депутата парламента Ерболата Апсалямова «Орнек XXI». Учредитель Семипалатинского мясокомбината Султангали Байжуманов входит в состав акционеров «Орнек XXI». В документации Казахстанской фондовой биржи за 2008 год значится, что Семипалатинский мясокомбинат и «Казахцемент» относятся к аффилированным юридическим лицам компании «Орнек XXI».

Ситуация у «Казахцемента» примерно такая же, как и у мясокомбината, но долги крупнее. Кредиторская задолженность — 28 миллиардов тенге, львиная доля приходится на Банк развития Казахстана. Долг по зарплате — 300 миллионов.

Бывший сотрудник «Казахцемента» Женис Смаилов говорит, что деньги работники ждут больше года.

— В 2019 году с сентября нам всем перестали зарплату платить. На то время у нас было около 400 сотрудников. До марта 2020 года я работал, потом ушел в отпуск без содержания. Завод наш встал, все разбежались. Потом узнал, что с 2017 года нам не делались социальные отчисления, пенсионку. «Денег нет» — вот и весь ответ от руководства через бухгалтерию. В декабре всем по 50 тысяч скинули, и всё, — говорит Женис Смаилов. — В трудовую инспекцию обращались, в городскую и областную, —нас туда-сюда пинают. Люди устали, никуда не хотят подавать. В головной офис ездили, там все поувольнялись. Я две недели не мог свою трудовую забрать. Нет никого, отдел кадров приходит только заявление принять об увольнении и трудовые отдать. И директора никак не найти. Его мы в глаза не видели.

«Казахцемент» несколько раз пытался добиться решения о том, чтобы его признали банкротом, однако суд и кредиторы считают, что предприятие платежеспособно.

«Должник имеет стабильный доход за последние три года, снижение темпов производства наблюдается только в текущем году. При этом имеет действующие договора по поставке цемента до 2026 года на общую сумму 77 500 000 000 тенге. Указанное говорит о вполне стабильной финансовой деятельности предприятия», — говорится в решении суда от 2 января 2021 года.

В трудовой инспекции Восточно-Казахстанской области сообщают, что в отношении руководителей обоих предприятий были поданы заявления о возбуждении уголовных дел.

— На Семипалатинском мясокомбинате и ТОО «Казахцемент» были проведены проверки по заданию прокуратуры и определена задолженность по заработной плате. Кроме того, инспекцией труда направлено письмо о возбуждении уголовных дел в отношении руководителей Семипалатинского мясокомбината и ТОО «Казахцемент». Уголовное дело возбуждено и находится на рассмотрении в управлении полиции города Семей, — говорит руководитель управления областной инспекции труда ВКО Бакытбек Кизатов.

В департаменте полиции области Азаттыку подтвердили, что в производстве отдела в Семее «находится дело с признаками уголовного правонарушения, предусмотренного статьей 152, часть 3, уголовного кодекса» — «Неоднократная задержка лицом, выполняющим управленческие функции, выплаты заработной платы в полном объеме и в установленные сроки в связи с использованием денег на иные цели». Какие это «иные цели» — неизвестно. От предоставления деталей в полиции отказались.

В 2017 году — в то же самое время, что на Семипалатинском мясокомбинате и на «Казахцементе», — возникли проблемы у «Орнек XXI». Компания задолжала 611 миллионов тенге Единому накопительному пенсионному фонду, куда стекаются обязательные пенсионные взносы работающих казахстанцев, которые вкладываются фондом в ценные бумаги. В 2018 году после проверки компании Национальным банком в отношении руководства «Орнек XXI» было возбуждено уголовное дело по статье «Хищение в особо крупном размере»: выданный ЕНПФ облигационный заем руководство использовало не по целевому назначению. В настоящий момент компания остается должна ЕНПФ 68 миллионов тенге.

Ценные бумаги компании «Орнек XXI», которые значились в торговых списках Казахстанской фондовой биржи KASE, сейчас там отсутствуют. На сайте биржи говорится, что эмитент допустил дефолт по купонным облигациям.

Попытка связаться с руководством «Орнек XXI» не увенчалась успехом. Корреспондент Азаттыка вышла на одного из учредителей компании, Даулета Молдыбекова. Полученное через мессенджер сообщение с просьбой о комментарии Молдыбеков прочел, но не ответил, после чего, похоже, внес номер журналиста в черный список.

Владелец «Орнек ХХІ» Ерболат Апсалямовв 2019 году был включен казахстанским журналом Forbes в список 50 самых богатых бизнесменов страны, его состояние оценивалось в 150 миллионов долларов. Издание указало, что Апсалямову, помимо завода по производству керамических блоков и облицовочного кирпича «Орнек ХХІ», принадлежит мажоритарная доля в предприятиях «Казахцемент», «Сарытас» (добыча известняка, гипса и мела). В составленном в прошлом году Forbes'ом рейтинге самых состоятельных казахстанцев Апсалямов отсутствует.

Найти Ерболата Апсалямова или его адвокатов Азаттыку не удалось. Юрист, представлявший «Орнек ХХІ» на судебном процессе в 2019 году, сказал, что сейчас не защищает интересы этой компании.

В 2019 году столичный суд постановил взыскать с Ерболата Апсалямова, его супруги и трех контролируемых Апсалямовым компаний, в том числе с «Казахцемента», в пользу Банка развития Казахстана более 15 миллиардов тенге и 22 миллионов долларов. Согласно решению суда по делу «Казахцемента», счета Ерболата Апсалямова арестованы, ему ограничили выезд за пределы Казахстана.

В 2005 году предприятие Апсалямова «Казахцемент» в ходе визита в Восточный Казахстан посетил Нурсултан Назарбаев, тогда президент страны. В сообщении на сайте Акорды говорится, что Апсалямов «продемонстрировал президенту образцы тротуарной плитки, облицовочных материалов». В том же году Апсалямов стал членом республиканского штаба кандидата Назарбаева, который баллотировался на очередной президентский срок. Дальше карьера Ерболата Апсалямова пошла в гору: в 2007 году он стал депутатом мажилиса, пройдя в парламент по списку партии Назарбаева «Нур Отан» (в нижней палате он был до 2011 года), затем оказался в списке Forbes.

В 2005 году, Назарбаев, общаясь во время визита в Семей с рабочими цементного предприятия Аспалямова, сказал, что тот, «кто хорошо работает, плохо жить не будет». Сотрудники мясокомбината и цементного завода, отдавшие годы производству, недоумевают, почему они, хорошо работавшие на предприятиях, не могут получить то, что им положено по закону.

По сообщению сайта Радио "Азаттык"

Тэги новости: Нурсултан Назарбаев
Поделитесь новостью с друзьями