Популярные темы

«Это Тува, братан, привыкай!» Как живет столица самого бедного региона России

Дата: 11 марта 2021 в 11:13


«Это Тува, братан, привыкай!» Как живет столица самого бедного региона России

Столицу Тувы Кызыл в 2020 году признали самым опасным городом России с наибольшим количеством убийств на душу населения. А Республика Тува по итогам 2019 стала самым бедным регионом страны. Ситуация наблюдается не первый год, однако на выборах население почти единогласно голосует за Путина, главу республики Кара-оола и поправки к Конституции. Корреспондент «Сибирь.Реалии» (проекта Радио Свобода) провел в Кызыле один день, чтобы выяснить, почему там совершается много убийств и действительно ли местные жители любят власть.

«ВЧЕРА НА БАШНЕ КОГО-ТО ОПЯТЬ ЗАРЕЗАЛИ»

Добраться до Кызыла из Москвы можно самолетом примерно за пять часов, из соседнего Абакана — примерно за шесть на автобусе, из Красноярска — за 14. Приехать поездом не получится, поскольку железной дороги в Туве нет, а попытки начать ее масштабное строительство пока потерпели неудачу. В 2013-м один из инвесторов проекта попросил признать себя банкротом, в 2020-м, когда работы собирались возобновить, новому концессионеру не хватило денежных средств, а из-за пандемии — рабочей силы.

Примерно в 7 утра у кызылского вокзала и расположенной рядом гостиницы «Монгулек» женщина долго пинает запертую металлическую дверь алкомаркета, что-то приговаривая на тувинском. Чуть в стороне ее ждет мужчина, заметно покачиваясь. Вскоре оба забредают в здание гостиницы. Кызылское такси приезжает на удивление быстро. Рядом с водителем на пассажирском сиденье сидит девушка.

— Если бы пассажиров четверо было? — весело переспрашивает таксист. — Ну… На заднее бы все сели. У меня там пятеро сидело как-то. Это Тува, братан, привыкай!

За 20 минут такси довозит до Воскресенского собора, на территории которого открыта гостиница. Большинство жителей Тувы исповедуют буддизм, но православных церквей в Кызыле тоже немало. В гостинице и вокруг нее – абсолютная тишина, хотя в 300 метрах расположен район бараков, считающийся одним из наиболее неспокойных. Впрочем, в Кызыле, где живет 120 тысяч человек, вообще нет спокойных районов. Ездить в сопровождении – обычная практика для кызылских таксистов, поскольку ночью на тебя могут напасть. Не первый год Кызыл признается лидером в России по числу убийств на 100 тысяч населения: в 2019 году было 35, в 2020-м стало 45. Это в несколько раз больше среднероссийского показателя.

— Вчера на Башне кого-то опять зарезали, — рассказывает жительница Кызыла Лариса Чамул. — Вообще, сильно страшно ходить, опасно. По вечерам, да иногда и днем выходишь — нужно поглядывать, чтобы никто не стоял в укромном месте. Работы же нет. Люди напьются, а потом что делать…

С Ларисой Мар-ооловной мы разговариваем в одном из дворов по пути из так называемого района Башни в район Пентагон. Там расположен пятиэтажный дом, по форме напоминающий здание Министерства обороны США. Название настолько прижилось, что остановка на автобусном маршруте официально называется «Пентагон». Во дворе, где мы расположились, мусор валяется фактически на каждом шагу. Чуть в стороне играет девочка лет шести, а примерно в десяти метрах от нее – лежит мертвая собака. Похоже, местных жителей, то и дело проходящих мимо трупа животного, свалка во дворе вообще не интересует.

— Я за одно отопление 5600 плачу, а всего за квартиру больше девяти тысяч, — говорит Чамул. — И пенсия 13 тысяч… Сейчас еще сказали, что у кого долги за коммуналку, субсидии не будут платить. Я сама в торговле работала, сейчас пенсия вот такая маленькая. Я не знаю, что происходит сейчас… Голосовать вообще не хожу. А что толку голосовать? Как была Тува нищая, так и остается. Безработица, люди уезжают отсюда. А местные чиновники, что они? Придут перед выборами – голосуйте за нас. Мы голосуем. Они первый месяц что-то сделают, а потом забудут про нас. Я детям говорю: если жить хотите более-менее, езжайте за Саяны. Там и работа есть: Красноярск, Новосибирск. Как к Путину отношусь? Да я его слышу, что ли… Я телевизор сейчас даже не смотрю, потому что там одни обещания. Нет интереса, уже всё… Люди устали.

В связи с пандемией коронавируса официально алкоголь в рабочие дни продается с 11 до 15 часов, но местные говорят, что купить спиртное вечером или ночью обычно не проблема: многие магазины торгуют из-под полы. В одном из соседних дворов натыкаемся на лаз, обложенный бетонными плитами, который ведет в погреб или бункер глубиной около трех метров. Зачем он в жилом секторе — непонятно, но очевидно, что, упав в такую яму, ребенок или нетрезвый прохожий, скорее всего, погибнет. На гнутых турниках мужчина лет 60 выбивает половики.

— Нет, я представляться не буду, и фотографировать не надо меня, — говорит житель Кызыла. — Поговорить можно, но без имени, а то у детей проблемы будут. Я думаю, что по поводу криминала в Кызыле люди преувеличивают. Нормально тут, спокойно. Бывают, конечно, инциденты, но где их нет? Но живем бедно, это правда. 17 тысяч, ну, 20 тысяч — это нормальная зарплата для Кызыла.

По словам нашего собеседника, он был чиновником — возглавлял администрацию района, однако теперь получает пенсию 11 тысяч рублей. Он согласен с тем, что уехать «за Саяны» — лучший вариант для жителя Тувы, мечтающего об относительном благополучии.

— Навальный? Да, слежу за ним. Сильный мужик, молодец, приехал, не сбежал. Но ему тяжело будет, особенно здесь в Туве, найти себе сторонников. У нас власть задавит, если кто против. А что Путина касается, то я за него вообще в 2000 году даже агитировал. Да и вообще, он страну вытянул, что тут говорить. Но сейчас уже все, засиделся — это факт. Вообще, знаете, обидно. Тува ни при китайцах, ни при монголах не была самой бедной. А сейчас в России мы стали нищими.

«ЗАРЕЗАТЬ МОГУТ БЕЗ ПРИЧИНЫ»

Природу криминальной среды Кызыла объясняют по-разному. Путешественник Максим Власов, находящийся с 2016 года в кругосветном путешествии, несколько раз был в Туве. По его мнению, тувинцы — очень гостеприимный народ, однако под воздействием алкоголя они ведут себя агрессивно.

— Я спокойно гулял по столицам Гондураса и Сальвадора, где представители местных картелей могут запросто забрать тебя в заложники, но выйти даже в самый центр Кызыла после заката я не рискнул бы. Логика центральноамериканских бандитов ясна: у тебя могут возникнуть проблемы, просто потому что ты «гринго» — денежный мешок с ножками. Если ты выглядишь как бомж, пусть даже и белый, тебя вряд ли кто-то тронет. А я в своих путешествиях обычно так и выгляжу. Логики же у пьяного тувинца нет никакой. Он может пристать по малейшему поводу, и если что-то не понравится – схватиться за нож. На какой город России похож Кызыл? Я бы сказал так, Грозный – это Кызыл со знаком плюс. Несмотря на то, что в первом не пьют почти совсем, а во втором квасят за троих, несмотря на то, что Грозный один из самых безопасных городов России, а Кызыл — наоборот. Но и там, и там находишься в ожидании какого-то пи….а. Тревожное такое состояние, постоянно не в своей тарелке.

Тува также является лидером в России по числу разбоев и грабежей на душу населения: 64,4 преступления на 100 тысяч жителей. Несмотря на это, желание отнять деньги редко становится мотивом для убийства в Кызыле, считает антрополог и политконсультант Борис Мышлявцев.

— В Туве убивают просто из-за ссоры, какого-то непонимания между людьми, — говорит Мышлявцев. — Это последствие того, что у тувинцев нет культуры употребления алкогольных напитков в местах, где наблюдается тесное скопление людей. Условно, раньше ты сидишь в юрте, выпил — кого это затронет? Жена в крайнем случае убежит на гору соседнюю, там переночует. К тому же, традиционная тувинская водка — слабоалкогольная, там сильно и не напьешься. Это сейчас они пьют спирт, пьют наравне с русскими, зато пьянеют быстрее. Это все равно как вас вот закинь куда-нибудь в тайгу, вы там не сможете нормально жить, потому что не приспособлены. Так же и здесь: собрали людей из юрт в городе, пусть тут живут. Ведь раньше люди в Туве собирались большим числом только на праздники, когда как раз разрешено было пить, драться. Но какие-то конфликтные моменты могли урегулировать буддийские монахи, например. Праздники носили религиозный характер, монахов слушались, была какая-то система. Позже — советская система, которая достаточно жестко все регулировала. Когда она распалась, то в этом плане не осталось ничего. Спирт остался, скопление людей осталось, а нормы поведения растаяли.

По мнению Мышлявцева, разговоры о том, что в Кызыле опасно гулять по вечерам, не стоит воспринимать буквально.

— Смотря куда ходить и смотря кому. Если человек вообще ничего тут не знает, то я бы действительно не советовал по вечерам ходить. Можно зайти не в самое хорошее место. Я даже не назову конкретные районы, речь идет именно о закоулках. Опять же, такие места могут быть в любом городе. Местный русский, встретив пьяных, сможет им объяснить что-то и не пострадать. Приезжий — вряд ли, он может повести себя как-то не так. Например, ты задел случайно плечом прохожего. Это может быть воспринято как жесткое оскорбление, потому что в степи непреднамеренно задеть человека плечом невозможно. И этот ментальный стереотип остается и в условиях, когда люди должны ходить по узким улочкам, — говорит антрополог.

Издатель местной газеты «Риск» Сергей Конвиз полагает, что главная причина высокого уровня преступности — социальная неустроенность: люди живут бедно, поэтому и терять им нечего.

— Как только свечерело, люди сидят дома. Они никуда не ходят, не шастают. Если в гостях и надо домой — вызывают такси, даже если до дома два квартала. Зарезать могут просто, без причины. Не потому, что ты русский, молодой или старый. Просто зарежут. Да и такси не то чтобы всегда спасает. Бывало такое, что человек заходит в подъезд, а там пьяный с ножом. Пырнет, и всё. Причина такой агрессии в том, что Тува — самый бедный регион России. Проблема в бедности. Многие люди легко идут на преступления, потому что им, по большому счету, ничего терять. Часто нет семьи, нет работы, квартиры, машины и так далее. Но если разобраться, кто заказывает криминальную музыку в Кызыле? Приехавшие из районов. Их и городские-то не любят, потому что приезжают, как правило, без профессии, без знания русского языка. А если даже и есть профессия, их все равно называют «районные», — говорит Конвиз.

Преступность в Туве не ограничивается пьяной поножовщиной. Значительное место традиционно занимает сбор и продажа легких наркотиков — гашиша. Торговцы везут их на север, в Красноярск и дальше, транзитом через Хакасию. Нередки в Кызыле и случаи хулиганства.

— Это было в этно-туристском комплексе «Алдын-Булак», — вспоминает историк из Хакасии Станислав Угдыжеков. — Я вел группу туристок. Впереди шел юноша к свадьбе. Он развернулся на русскую речь. Вынул пистолет и приставил мне ко лбу со словами «Какие-то проблемы?» Я медленно показал пальцем: «А мы пойдем вон на ту гору!» Он повел стволом туда. И мы побрели на гору. Он залез с нами и сидел на корточках со стволом в руке. Потом, когда на свадьбе начали постреливать, он туда пошел. Это была свадьба летом 2019-го с участием каких-то силовых структур.

При этом власти, по их мнению, делают достаточно для того, чтобы побороть преступность в регионе. В марте 2021 вице-премьер правительства Тувы Аяс Оюн заявил, что по итогам 2020 уровень преступности в республике снизился на 24,7 процента. «Как правильно отметил Глава Тувы Ш.В. Кара-оол, мы шаг за шагом избавляемся от ярлыка самого криминального региона. Все то, что наращивается республикой против преступности — спортивные, культурные, образовательные объекты, приносят свои результаты», — сказал Оюн.

«ЕСЛИ НЕ УЙДЕТЕ —​ ОКНА ПЕРЕБЬЕМ»

Когда-то район Шанхай в восточной части города считался самым опасным в Кызыле, хотя добраться туда из центра можно всего за 10 минут. В нескольких кварталах частного сектора процветала торговля наркотиками, а на узких улочках нередко случалась поножовщина. Рядом располагались несколько общежитий, в которых убийства или смерти по неосторожности также не считались редкостью.

— Я большую часть жизни в Кызыле жил от Шанхая в 500 метрах. Жил в одной из трех общаг. Вот это было приключение… Иду из школы однажды, открываю дверь в подъезд, и в нос мне бьет нестерпимый запах. И мент стоит. Иди, говорит, мальчик в подвал. Там труп лежит, может, опознаешь. Он, правда, обварился горячей водой из прорвавшейся трубы. Слесарь его и обнаружил, — рассказывает бывший житель Кызыла Дмитрий Петров.

Однако жители города говорят, что в последние годы ветхие дома Шанхая стали скупать люди с деньгами. В 2020 году частный сектор снесли, а владельцы получили новые квартиры на окраинах города. Мэрия заявила, что на этом месте построят восемь пятиэтажных домов. Сломав деревянные лачуги, строители не огородили территорию, поэтому жители расположенных рядом бараков устроили на образовавшемся пустыре свалку. Теперь на месте прежнего Шанхая обитают необычайно жирные вороны и черные собаки. Все бродячие собаки в Кызыле черного оттенка из-за угольной пыли: частные дома в городе топятся углем, а Кызылская ТЭЦ, по словам местных, построена так, что ветер сдувает дым прямо на город.

Рядом с Шанхаем расположены двухэтажные бараки, которые власти также планируют снести. Жильцов одного из домов по улице Лопсанчапа (советский овцевод и Герой труда) предупредили о выселении за четыре дня до сноса здания.

— Нам никто ничего не сказал, только вчера повесили объявление, — рассказывает жительница дома Менги Монгуш. — Из администрации начали угрожать, что завтра свет отключим, а потом отопление. Потом вот вчера мы звонили, они сказали: «Если не уедете, окна перебьем».

По ее словам, в доме остались те, кто пользуется квартирой по договору социального найма: сироты, многодетные семьи, инвалиды. У самой Менги четверо детей плюс родители, а всего в их квартире живет восемь человек. Власти обещали снести дом 23 февраля, но затем согласились оставить жильцов до конца марта. Без жилья останутся 12 семей: 24 ребенка и больше 30 взрослых.

— Собственники-то давно выселились, получили квартиры. А у нас договоры соцнайма, квартиры не наши. Идти некуда, только снимать. И вчера мы узнали, что в соседнем доме, который тоже хотят сносить, мэрия квартиры сдает по 18 тысяч рублей в месяц. А дом не снесут до 2025 года! С нашим, я думаю, то же самое будет: нас сейчас выгоняют, якобы потому что дом снесут, а сами квартиры будут сдавать потом несколько лет. Мы на квартиры эти не претендуем. Просто сейчас морозы, мы просим отложить снос до мая, например.

С 1 апреля власти Кызыла намерены начать снос частных домов в районе Спутника. Раньше он находился в некотором отдалении от города и как бы сопровождал его. Со временем район стал частью Кызыла, но жители продолжают называть его Спутник. Здесь, на юго-западной окраине города, обзавелись жильем те, у кого нет денег ни на ипотеку, на аренду квартиры. Дома построены по самой дешевой каркасной технологии, судя по торчащему из щелей утеплителю, возводились они наспех. И если по всему Кызылу летает почти незаметная угольная сажа, то на Спутнике из печных труб пепел летит хлопьями. Часть домов в районе признали самовольными постройками, поэтому в декабре 2020-го приставы пришли сносить строения по решению суда. Не желая оставаться на улице в 30-градусный мороз, люди встали живым щитом.

— Мы построили дом сами, — говорит местная жительница Чаяна. — Поверили председателю местного жилого кооператива, которая говорила, что поможет узаконить дома. А в мэрии сказали, что тут лесопарковая зона… Поэтому что теперь будет – непонятно.

— Можно сказать, ошибка владельцев в том, что они пошли в мэрию и попытались узаконить участки, — говорит житель Спутника Донгак Оржак. — Люди хотели оформить их, чтобы все было как положено. Обратились в мэрию, а там говорят: а как узаконить, у вас самострой. И теперь дома тех, кто тогда обратился, будут сносить, хотя вот тут на районе вообще все дома построены незаконно. Но если бы они тогда не пошли в мэрию, никто бы про это не узнал.

Рынок недвижимости Кызыла вызывает немало вопросов. Несмотря на бедность региона, покупка и аренда квартир значительно дороже, чем, например, в соседнем Абакане. К примеру, средняя квартира площадью 60 квадратных метров в Хакасии в 2019 году оценивалась в 2,6 миллиона рублей. В Туве точно такое жилье в среднем продавали за 3,9 миллиона. При этом многоэтажного строительства в Кызыле на удивление мало. По словам главы региона Шолбана Кара-Оола, в 2020 году Тува заняла третье место по вводу жилья в Сибири (речь по большей части о частном секторе), при этом по обеспеченности населения жилой площадью в 2019 году регион оказался на последнем месте в России.

Владелец строительного предприятия Сергей Сафрин вынужден был перерегистрировать компанию в Абакане, поскольку у него случился конфликт с властями Тувы. Сафрин строил в республике православные и буддийские храмы, а сейчас у него всего один строящийся объект — здание суда. Строитель в открытую говорит, что компаниям невыгодно заходить в Туву, потому что для начала работы нужно поделиться с «нужными людьми». Подряды на строительство, утверждает Сафрин, раздают близким к власти людям, а он попытался выступить против этого.

— Мне в налоговой так и говорили здесь: уходи в Абакан, а то нам и тебе от властей жизни не будет. У властей одна только тема — как заработать. Они работают по программам с федеральным бюджетом, где можно «накрутить» смету, например. А с частниками сложнее, потому что редкий частник захочет дать нормальный откат. Это никому не надо. Вообще, главная проблема Кызыла в том, что никакое решение, например, дать предпринимателю землю, не может быть принято без участия одного человека – руководителя региона. Поэтому и большого строительства нет. Частные дома еще строят, потому что людям надо просто где-то жить.

«МИТИНГИ В ТУВЕ БУДУТ»

В центре Кызыла расположены масштабные здания театра, музея и молодежного центра, построенные на федеральные деньги. На берегу Енисея обустроили красивую набережную, недалеко от которой работает элитная гостиница. Хотя зимой там мало кто гуляет. При этом, по свидетельствам местных жителей, пьяные стычки в респектабельном центре случаются не реже, чем на окраине.

— Бомжей стало очень много, — говорит житель Кызыла Айдын Саая. — Люди приезжают с районов и потом на набережной сидят этой. Многим жить негде, их бы в наркологию многих поместить, но в наркологии уже мест нет.

По статистике, Тува стала самым бедным регионом страны с приходом во власть Шолбана Кара-оола: в 2019 году уровень бедности составил более 40 процентов, уровень безработицы — почти 20 процентов. Впрочем, Кара-оол, который руководит регионом с 2007 года, не согласен с тем, что Тува — беднейшая в России.

— Давайте повнимательнее посмотрим, кого Росстат относит у нас к бедным. По существующей методике, бедными считаются все, у кого доход меньше прожиточного уровня, то есть 11 тысяч в месяц, или порядка 130–140 тысяч рублей в год. Эта же методика требует от властей относить к безработным не только людей в трудной жизненной ситуации, но и владельцев личных подсобных хозяйств. В Туве сегодня около 40 тысяч семей занимаются разведением скота в статусе именно ЛПХ, — ​ заявил Кара-оол.

Многие в Туве признают, что в районах республики есть примеры, когда люди живут достойно за счет традиционного скотоводства. Однако в целом бедность в регионе скрыть невозможно, а благосостояние людей зависит от степени близости к главе республике. Хотя причин бедности региона, полагают эксперты, несколько.

— Тува позже всех вошла в состав СССР, поэтому инфраструктурные преобразования, которые в Союзе шли довольно эффективно, здесь тоже прошли с отставанием. В 90-е годы здесь все закрылось, потому что все держалось на дотациях союзных. Тут по большому счету все понятно. Сейчас можно съездить, на окраине все эти заводы стоят заброшенные. А когда пришла к власти нынешняя группировка, то Тува стала самым бедным регионом России. До этого она никогда не была самым бедным. Конечно, была в аутсайдерах, но не самым бедным. А теперь – самый бедный, уже несколько лет худший по всем параметрам: продолжительность жизни, качество жизни, доходы и так далее. Это уже результат деятельности местного правительства, иначе никак нельзя объяснить. Конкретные претензии? Если по-простому сказать, то инвесторов распугали по определенным причинам, а бюджетные деньги — разворовали, — говорит Борис Мышлявцев.

Многочисленные родственники Кара-оола либо занимают высокие посты, либо успешно занимаются бизнесом. К примеру, его родной брат Леонид, осужденный за сбыт наркотиков, возглавляет и бюджетное учреждение (спортивная школа), и охранное агентство, получающее госконтракты. Шолбана Кара-оола называют ставленником Сергея Шойгу, портрет которого написан прямо на стене девятиэтажки в центре Кызыла.

— Интересы населения в Туве вообще ничего не значат, — говорит Саая. — Все делается в интересах главы региона. Все здесь связано с его интересами: экономика, политика, туризм — все. Все идет через него. Есть районы, где за него проголосовали чуть ли не 100 процентов. Как же так…

В качестве примера в Туве рассказывают историю, когда глава Тувы заявил о необходимости вернуть заповедные земли, принадлежащие сейчас Иркутской области и Красноярскому краю. Кара-оол сделал это заявление в разгар переговоров с Иркутской областью о выравнивании тарифов на электричество, согласно постановлению федерального правительства. В случае реализации проекта, цена на электричество в Туве понизилась бы на 85 процентов. Однако на следующий день после того, как Кара-оол выдвинул территориальные претензии, губернатор Иркутской области Игорь Кобзев заявил, что выравнивания тарифов не будет, поскольку в регионе цена вырастет на 4 процента.

— Получается, что Кара-оол просто нашел повод оскорбить Иркутскую область, чтобы сорвать переговоры. Потому что если бы электричество подешевело, то многие бы перешли с угля на него. А Кара-оолу это не нужно, потому что пострадали бы интересы угольщиков, с которыми у него связи, — озвучивает версию антрополог и политконсультант Борис Мышлявцев.

Туву часто сравнивают с Чечней по двум причинам: в обоих регионах нет оппозиции, а на выборах население показывает исключительную лояльность к действующей власти. В 2020 году за поправки к Конституции в Туве проголосовали 97 процентов, в 2018-м на выборах президента за Путина – более 91 процента. Есть и другие примеры: в марте 2021-го в Кызыле готовились к приезду премьера Михаила Мишустина. Власти организовали сразу два субботника с участием сотрудников бюджетных учреждений. Бюджетники убирали снежные сугробы и красили заборы.

Что касается оппозиции, то власти Тувы избрали свою тактику: чиновники пишут заявления в силовые структуры по каждому поводу. По словам Бориса Мышлявцева, на него Кара-оол и его подчиненные написали около 50 заявлений.

— Я же работал советником Кара-оола, а потом, когда увидел, как они действуют, ушел оттуда, попал в опалу, скажем так. И вот они пишут заявления: ищут экстремизм, к примеру, у меня в статьях, в фильмах. Но вообще, я не знаю, как в Чечне на эту тему, но в Туве если человек действует в правовом поле, с ним не так просто что-то сделать. Можно его лишить работы, например. Но чтобы вот так взять и посадить — такого пока нет. Режим в Туве старается подражать Кадырову, но немножко, что называется, не умеет в Кадырова. Получается какая-то такая размазня, что-то среднее между Кадыровым и Северной Кореей.

В 2019 году ЛДПР и КПРФ заявили о фальсификации итогов выборов в Верховный хурал Тувы. По их данным, партия власти «Единая Россия» показала двукратное превосходство на участках, где не было наблюдателей, по сравнению с участками, где удалось отслеживать ход голосования. По мнению издателя местной газеты «Риск» Сергея Конвиза, местным властям в 2021 году будет сложнее создать видимость лояльности населения на выборах в Государственную думу и главы Тувы. В случае очередных фальсификаций в Туве могут начаться протесты, поскольку люди за 14 лет сильно устали от жизни под властью Кара-оола.

Шансы Кара-оола получить нужные цифры особенно понизились на фоне коррупционных скандалов в налоговой службе: в феврале 2021 года высокопоставленных сотрудников заподозрили в том, что они незаконно перечислили коммерческой компании 20 миллионов рублей в качестве возврата по НДС. В 2020-м экс-начальницу налоговой службы и ее супруга обвинили в хищении 30 миллионов рублей, а также в получении взятки в 15 миллионоа. На эти деньги супруги, полагает следствие, купили две квартиры в Москве. И хотя глава Тувы не имеет прямого отношения к налоговой, коррупционные дела все равно сказываются на его имидже, и без того не самом благоприятном.

— Можно ли представить в Туве митинги? Конечно, можно. И они будут, ведь подходят выборы. Ну, Навальный, например, нам чужой человек. У нас тут нет его штаба, нет актива и так далее. Но дело не в этом. Никакой лояльности к действующей власти здесь нет. Ее просто нагло рисуют, — говорит Сергей Конвиз.

Поделитесь новостью с друзьями