Популярные темы

«Бесовщина», «права матки», «оправдание» перед Европарламентом. Реакция на женский марш

Дата: 10 марта 2021 в 11:03


«Бесовщина», «права матки», «оправдание» перед Европарламентом. Реакция на женский марш

УГРОЗА «КАЗАХСКИМ ЦЕННОСТЯМ»

На согласованной с властями акции 8 марта поднимались вопросы домашнего насилия и равноправия женщин, заявлялось о том, что права женщин и сексуальных меньшинств в Казахстане не защищены.

Большинство противников женского марша говорят, что марш противоречит «национальным ценностям», «казахскому воспитанию».

Бывший поэт-айтыскер Мухамеджан Тазабек, который сейчас руководит религиозным телеканалом, описал участников шествия как «бесполых существ с мужской походкой, но женскими голосами, с непонятными лозунгами, неуместными требованиями, продвигающими мировые явления и прячущимися за феминистскими процессами». «Мы не та нация, которая унижает достоинство девушек и умаляет святость матерей, место женщин и статус жен. Мы не тот народ, который подобно некоторым, обращается с женщинами как с рабынями, вводит налог на проституцию и плохо обращается с девушками», — пишет он.

Журналист Багашар Турсынбайулы назвал часть лозунгов на митинге «отвратительными». По его мнению, некоторые взгляды участников «противоречат человеческой природе и являются бегством от своего естества».

«Что значит «невестка — не рабыня?» Они хотят уничтожить казахский принцип «счастливой жизни с приходом невестки»? Сейчас нет невесток, с которыми обращаются как с рабынями», — пишет журналист.

В центре обсуждения в социальных сетях оказались плакаты в руках молодых участниц марша, в том числе «Моя матка — мои правила». Пользователь Ержан Шардарбекулы увидел в лозунге призыв к разрешению любых абортов и написал, что выступающие с такими плакатами женщины, которых он назвал «злодейками и убийцами», «играют со своими потомством».

Писатель и журналист Марат Токашбаев — один из тех, кто считает, что не все лозунги о гендерном равенстве заслуживают поддержки. По его словам, «в Казахстане права женщин охраняются законом».

— Есть женщины на высоких постах. Возможно, неправильно рассматривать любой бытовой конфликт как насилие. Потому что подоплеку каждой ситуации нужно рассматривать индивидуально, — считает он. — Возникают такие группы, как ЛГБТ, якобы выступающие за права женщин. Пусть они объединяются в разные сообщества для защиты своих прав. Но они не должны увлекать молодое поколение, которое может принять это как норму. Эти группы не являются образцом для подражания. Мы мусульманская, восточная страна. Мы должны продвигать наши национальные ценности. Поэтому естественно, что вчерашние лозунги не все приняли.

НАРУШЕНИЯ ПРАВ ЖЕНЩИН — СУРОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

Многие сторонники шествия заявляют, что права женщин в казахстанском консервативном обществе ограничиваются.

Правозащитник Айна Шорманбаева, которая регулярно консультирует тысячи женщин по всему Казахстану в чатах WhatsApp, говорит, что проблема нарушения прав женщин стоит остро.

— Те, кто рассматривают права женщин как тривиальный вопрос, возможно, на самом деле лично с такой проблемой не сталкивались. Я заметила, что очень много женщин становятся жертвами домашнего насилия, особенно в сельской местности. Когда полиция не работает, а госорганы недоступны, женщины, подвергшиеся насилию, не знают, куда обращаться. Каждый день вижу женщин, которые не могут получить алименты, даже если есть решение суда, есть много женщин, которые не могут получить деньги после выхода в декретный отпуск или не могут вернуться на работу после декрета. Разве всё это не нарушение прав женщин? — говорит она.

Член «совета общественного доверия» при президенте Казахстана Айгуль Орынбек говорит, что не стоит смешивать «права женщин» и «права матки», но признает, что права женщин часто нарушаются.

— Мы видим, слышим о том, как отцы насилуют своих дочерей, братья оскорбляют своих сестер. Надо прекратить произносить слова «будет стыдно», «молчи», «девственность не вернуть». Кроме того, ограничения деструктивных религиозных течений, запреты на получение образования женщинами, убеждение, что женщины должны сидеть дома, также усиливают давление на казахских женщин, — говорит Орынбек.

При этом она отмечает, что не поддерживает ряд моментов, прозвучавших во время женского марша.

— Есть много маток, но отвратительно думать, о том, на что способна вожделеющая матка. Это противоречит нашему менталитету. Это — не права женщин, а сексуальное желание, — написала Айгуль Орынбек.

По словам активного пользователя Facebook'а Молдир Махмудаевой, общественность, естественно, смотрит с опаской на марш, поскольку акции за гендерное равенство — редкость. Критики сосредоточили свое внимание на проблемах «матки» и «однополых браков» и продемонстрировали неготовность концентрироваться на вопросе домашнего насилия, отмечает она.

— Проблема права женщин не противоречит национальным ценностям. Нашему народу принадлежит пословица «Дәстүрдің озығы да, тозығы да бар» («Обычаи есть прогрессивные и отмирающие»). Разве ребенок, выросший на пословице «Бритоголовый мужчина лучше золотоволосой женщины» поставит женщину на первое место? Разве пословица «Дом с детьми — базар, дом без детей — мазар» не усмешка над бездетными семьями или семьями без мальчика? Для понимающих людей слова «Цель девушки — выйти замуж» — это отталкивание девушки. Иногда эти слова заставляют девушек выходить замуж, — говорит она.

ВЫЗОВ КОНСЕРВАТИВНОМУ ОБЩЕСТВУ?

По словам Молдияра Ергебекова, исследователя вопросов гендерного равенства и члена Комитета гражданского общества Офиса структуры «ООН-женщины» в Центральной Азии и Европе, общество всегда будет придерживаться консервативных взглядов.

— И западное, и восточное общества превращают свои повседневные привычки в догмы и не хотят избавляться [от них], даже если они страдают от этого. Я вижу это по полемике в связи гендерным равенством. Есть много случаев грубых нарушений прав женщин в обществе. На митинге говорилось о погибающих от насилия женщинах. Противники должны по крайней мере обратить на это внимание, но вместо этого они прибегают к популистской риторике о том, что «наши предки сажали девушку на почетное место». Это традиционные патриархалы. Есть и такие, кто придерживается мнения, «мужчина и женщина никогда не могут быть равны, потому что женщины глупы». Заметно, что эти две группы формируют отношение в обществе, — говорит он.

По словам Молдияра Ергебекова, на засилье таких взглядов влияет и постколониальный менталитет. Общество, которое только начало выходить из колониализма, хочет восстановить старые традиции, пусть даже антигуманные, но при этом не отказыватся от использования благ современной цивизизации и новейших технологий.

Поддерживая равенство женщин, исследователь также осуждает тех, кто критикует пришедших на шествие представителей ЛГБТ.

— Демократия — это прежде всего права человека. Вы можете не поддерживать человека другой религии или пола, но вы должны признать, что они имеют такое же право на высказывание мнения, как и вы, — говорит он.

Журналист Елнур Алимова высказала похожее мнение. «Кажется, казахстанцам нужен еще один век, чтобы понять, что такое права женщин и феминизм. Женщины сейчас обладают таким же избирательным правом, как и мужчины, они вовлекаются в политику — всё это благодаря феминизму. Феминизм — направление, изучаемое наукой. Не нужно выставлять это чудовищным. До сих пор существует традиция видеть в невестке рабыню. Женщина — не чья-то рабыня», — пишет она.

«МИТИНГАМ В ЗАЩИТУ ЯЗЫКА — НЕТ, В ЗАЩИТУ БЕСОВЩИНЫ — ДА»

Среди участников акции были и те, кто держал фотографии активисток, которым предъявлено обвинение по статье 405 уголовного кодекса («Организация и участие в деятельности общественного или религиозного объединения либо иной организации после решения суда о запрете их деятельности или ликвидации в связи с осуществлением ими экстремизма или терроризма»). Они требовали прекратить преследование активисток. Однако антиправительственных политических лозунгов на акции звучало немного.

Представители ппозиции считают, что власти специально утвердили машр с неполитической повесткой. По их словам, акиматы стараются не согласовывать митинги, на которых прямо критикуют режим и его политику, но не прочь поддержать подобные марши как «проявление демократии».

Поэт и журналист Казыбек Иса, недавно избранный в парламент от партии «Ак жол», назвал женский марш «актом, который разрушает наш национальный менталитет, разрушает наш национальный код». «Какая трагедия видеть такие лозунги, как «Моя матка — мои правила», «У силы нет пола», «Материнство — это не долг«»!?», — посетовал он.

По словам депутата, власти не позволили партии «Ак жол» выйти на митинг в защиту государственного языка. «Митингам в защиту языка — нет, но митингам в защиту бесовщины — да», — сказал он.

Политолог Казбек Бейсебаев также обратил внимание на тот факт, что что власти одобрили проведение шествия по вопросам гендерного равенства. Он соглашается с тем, что в стране существуют проблемы с правами женщин, однако пишет, что власти могут использовать митинг для того, чтобы показать критикам, что права на мирные собрания в Казахстане соблюдаются.

По словам оппозиционного журналиста Гульжан Ергалиевой, власти не препятствовали шествию, напротив, приветствовали его проведение.

«Жесткая резолюция Европарламента с критикой Астаны по недопустимым нарушениям прав человека и перспектива возможных санкций против казахских чиновников возымела свое действие. После последних кеттлингов (взятие активистов в многочасовое оцепление. — Ред.) полиции на митингах оппозиции власти должны были как-то нейтрализовать возникшее напряжение в международных отношениях. И сегодня прошло показательное выступление «казахской демократии», — считает Ергалиева.

В феврале этого года Европарламент принял резолюцию о ситуации с правами человека в Казахстане. В резолюции говорится, что в стране ограничиваются права человека, свобода слова, свобода мирных собраний.

Поделитесь новостью с друзьями