Популярные темы

«Имеет право обратиться в суд» — «Институт Медиа Полиси» об обыске в доме блогерки Барабиной

Дата: 26 февраля 2021 в 18:52 Категория: Новости культуры


«Имеет право обратиться в суд» — «Институт Медиа Полиси» об обыске в доме блогерки Барабиной

Общественный фонд «Институт Медиа Полиси» прокомментировал историю блогерки Юлии Барабиной, которая вынуждена была покинуть страну. Выехав из Кыргызстана, она дала интервью Kaktus.media, где рассказала, что ее просто «выдавили».

Изучив ее рассказ и историю нескольких сотрудниц предвыборного штаба экс-главы ГКНБ Абдиля Сегизбаева, у которых так же провели обыски из-за публикаций в Facebook, эксперты пришли к выводам, что законность действий спецслужбы под вопросом.

«Клооп» выбрал самое главное из анализа «Института Медиа Полиси».

Эксперты отмечают, что мотив для обыска и допроса Барабиной неизвестен.

Есть только постановление Первомайского районного суда Бишкека от 29 января 2021 года. В нем следственный судья дает разрешение на обыск в квартире Нурзады Токтогуловой — сотрудницы предвыборного штаба Сегизбаева. В этом же постановлении упомянута и фамилия Барабиной.

«Необходимо отметить, что в резолютивной части постановления суда говорится о производстве обыска только в квартире Токтогуловой, но в описательной части имя Юлии Барабиной упоминается также в качестве одного из администраторов страницы «Правдоруб.кг». Постановления о производстве обыска в квартире Барабиной в общественном доступе нет», — отмечается в комментарии.

Поэтому точно нельзя сказать, на каком основании производился обыск. В «Институте Медиа Полиси» полагают, что это сделали на основании материалов этого же досудебного производства.

Опираясь на все то же постановление Первомайского райсуда, где есть фамилия Барабиной, эксперты подчеркнули, что следователь ГКНБ, который обосновывает необходимость обыска, «в своем ходатайстве указал об имеющихся провокационных комментариях некой гражданки Дарии под постами «Китайский след», «В Госрезиденции живет зэк», «Кыргызстан. Два психа у власти» и др. на странице «Правдоруб.кг»».

Следователь сослался на экспертизу, где эти комментарии признали имеющими «признаки действий, направленных на возбуждение национальной, межрегиональной вражды, унижение национального достоинства, а также признаки пропаганды неполноценности граждан по национальной/региональной принадлежности». Но установления личности комментатора «Дарии» никто не проводил.

«Полагаем, что необходимо было установить вначале автора комментария, допросить его и если будет установлена какая-либо связь с автором публикации, то только потом проводить какие-либо следственные действия в отношении него», — отметили в комментарии эксперты.

Кроме того, Барабина проходит по делу как свидетельница. Неизвестно, предлагал ли следователь блогерке отдать добровольно документы и предметы, которые могли быть важны для следствия.

В этом случае представители ГКНБ могли бы не проводить обыска. Потому что «в случае добровольной выдачи и отсутствия опасений сокрытия подлежащих изъятию предметов и документов, следователь, уполномоченное должностное лицо органа дознания вправе на этом завершить производство следственного действия».

Кроме того, кыргызское уголовно-процессуальное законодательство разрешает обыск у свидетелей, а тем более выемку технических средств и денег только по очень веским причинам. Потому что это «вынужденная мера ограничения прав человека и она может быть применена только в случае необходимости».

«Следователь должен [был] предоставить следственному судье достаточные доказательства, чтобы можно было полагать, что в квартире у свидетеля по делу Юлии Барабиной могут находиться орудия преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для дела», — говорят в «Институте Медиа Полиси».

Однако в части постановлении о разрешении обыска в доме Токтогуловой [в том постановлении, где упоминается и Барабина] суд «не раскрывает, почему удовлетворяется ходатайство следователя, почему необходимо проникновение в жилище помимо воли собственника».

Он так же не упоминает, «какие именно материалы и сведения положены в основу, чтобы полагать, что в доме у вышеуказанных лиц могут находиться орудия преступления, предметы, документы и ценности, которые имеют значение для уголовного дела».

Еще у блогерки кроме сотовых телефонов и двух ноутбуков изъяли 160 тыс сомов, которые были ее личными средствами от продажи дачи. Деньги ей так и не вернули и не обосновали, чем мотивировано их изъятие.

«В соответствии с частью 17 статьи 205 УПК КР не имеющие отношение к делу вещи подлежат возвращению по принадлежности, но на них может быть наложен арест в обеспечение возмещения ущерба. Как указано выше, Юлия Барабина проходила по делу в качестве свидетеля. В этой связи полагаем, что сумма в размере 160 тыс сомов изъята незаконно. Ставить их в арест также незаконно, поскольку она является лишь свидетелем по делу», — отмечают эксперты.

В «Институте Медиа Полиси» задались вопросом, почему деньги не вернули владелице. И напомнили, что если, по результатам осмотра, в старых ноутбуках и сотовых не будет материалов, имеющих значения для дела, их тоже обязаны незамедлительно вернуть.

Наконец, в «Институте Медиа Полиси» отметили, что действия структуры госбезопасности нанесли и психологический удар блогерке. Она сама в интервью Kaktus.media сказала, что чувствует себя «морально изнасилованной» после всех действий ГКНБ.

«Даже авторы Комментария к Уголовно-процессуальному кодексу республики, среди которых доктора и кандидаты юридических наук, доценты, судьи и прокуроры прописали в документе, что обыск, связанный с вторжением в жилище, наносит сильнейший психологический удар по домашнему спокойствию, особенно если в обыскиваемом помещении находятся дети», — напомнили эксперты.

Эксперты отметили, что по статье 998 Гражданского кодекса республики гражданин или юридическое лицо вправе получить компенсацию за вред [и материальный, и моральный] от незаконных действий [или от бездействия] госорганов и их сотрудников. Пострадавшая блогерка не исключение.

«Вред возмещается за счет соответствующей государственной казны. Принимая во внимание, что обыски и другие следственные действия в отношении Юлии Барабиной проводились из-за комментариев третьих лиц под ее постами, полагаем, что Барабина имеет право обратиться в суд за возмещением морального вреда», — посчитали в «Институте Медиа Полиси».

В фонде говорят, что «законность и обоснованность проведенного обыска и изъятие имущества» у блогерки «вызывают сомнения». Поэтому она вполне имеет право «обратиться в судебные органы с обжалованием действий органов досудебного производства, а также обратиться в суд по возмещению морального вреда, причиненного должностными лицами».

«Учитывая общественный резонанс по данному делу, органы досудебного производства должны дать более расширенную информацию о причинах проведения обыска, изъятия имущества и результатов следственных действий, в частности, установлена ли причастность Барабиной к совершению правонарушения», — заключили в «Институте Медиа Полиси».

3 февраля 2021 года сотрудники ГКНБ провели обыски в домах блогерки Юлии Барабиной, а также у Мээрим Асановой и Нурзады Токтогуловой, которые работали в предвыборном штабе Абдиля Сегизбаева на досрочных выборах президента.

После обыска Барабину, Токтогулову и супруга Асановой, который тоже работал в предвыборном штабе Сегизбаева увезли на допрос в ГКНБ.

По информации СМИ, Барабину допрашивали более 8 часов. Саму Мээрим Асанову вызвали на допрос на следующий день — 4 февраля.

О причине обысков и допросов стало известно после того, как журналист Канат Каниметов опубликовал на своей страничке в Facebook копию постановления Первомайского райсуда, в котором сообщалось о ходатайстве сотрудников ГКНБ.

В нем сотрудники спецслужбы указали, что Барабина, Асанова и ее супруг публикуют в Facebook-группе «Правдоруб.кг» «провокационные материалы, направленные на возбуждение межнациональной и региональной розни, а также побуждению граждан к насильственным действиям».

В постановлении говорилось, что проведение обыска необходимо, так как у следователя «есть опасения, что определенные предметы, документы и электронные носители, имеющие значение для дела, могут быть повреждены либо уничтожены».

Подписал постановление о проведении обыска следственный судья Турат Бекенов. О нем известно, что он закончил Высшую школу правосудия и имеет более 12 лет юридического стажа. До того, как подать свою кандидатуру в Совет по отбору судей в 2019 году, Бекенов служил старшим референтом в Верховном суде.

После этого Бекенов стал судьей Тонского районного суда Иссык-Кульской области. В Первомайский райсуд Бишкека его перевели летом 2020 года согласно указу экс-президента Сооронбая Жээнбекова.

Тэги новости: Новости культуры
Поделитесь новостью с друзьями