Популярные темы

Ген свободы: карагандинцы совершили кругосветное путешествие

Дата: 26 февраля 2021 в 17:15 Категория: Новости туризма


Ген свободы: карагандинцы совершили кругосветное путешествие

Уроженка города Абай Надежда Войцеховская – выпускница химического факультета КарУ имени Е.А. Букетова. С детства она занималась плаванием, фигурным катанием, фехтованием. Путешествия – ее хобби. На такие поездки ее вдохновил супруг: он проехал автостопом через Азербайджан и Грузию. Тогда Надежда купила билет и улетела в Турцию. Ее путь начался со Стамбула, прошел через границу Турции и Грузии, Армению, Россию. Ранее вместе с супругом девушка путешествовала и по Индии – на поездах на автобусах – по Америке, а места для ночлега ребята искали по специальным приложениям. Кругосветка же продлилась почти три года. 

— Надя, в прошлый раз, когда вы добирались из Стамбула в Караганду автостопом, ваш рюкзак весил 9 килограмм. Сколько он весил в этот раз?

— Когда мы собрались уезжать в кругосветку – мой рюкзак весил 14 килограмм. Но пока мы путешествовали, его вес менялся, но в среднем, думаю, был от 13 до 16 килограмм.

— Вы поехали одна или с супругом?

— Мы поехали вдвоем с мужем. Вдвоем придумали поехать, оба очень сильно хотели этого.

— Почему решились на кругосветку?

— Решились, потому что, наверное, по-другому уже не могли. Когда я училась на химфаке – мы уже тогда начали путешествовать. Я понимала, что меня не устраивает традиционный расклад жизни вроде сад-школа-университет-работа – хочется по-другому. Тогда я предложила Зобару: окончу университет, и мы уедем на год – хочется чего-то кардинально другого. Но на тот момент мы не думали, что это будет кругосветка.

Более того, еще раньше, путешествуя, мы начали делать из этого проекты: Зобар ездил с товарищем по Великобритании на велосипедах – они снимали документальный фильм о живущих там казахстанцах. Их поддерживали компании-партнеры. Это как раз было в тот момент, когда я путешествовала автостопом из Стамбула в Караганду. Потом у нас был проект «Бегу жить» — мы бегали по странам Европы, повторили это в Таиланде, и у нас тогда появились первые партнеры. На тот момент это просто была профессиональная беговая и туристическая экипировка, плюс нам делало визы туристическое агентство, с которым мы сотрудничали.

В какой-то момент мы пришли к идее кругосветного путешествия, которое тоже можно сделать в виде проекта. Расписали его, придумали название – «Ген свободы», а смыслом поездки стало показать, что путешествия доступны по средствам для каждого. Мы показали это на собственном примере. Мы нашли партнеров, но у нас было и огромное желание – в итоге все сложилось, а мы добились того, чтобы компании спонсировали нас в течение полутора лет – именно такой была первоначальная длительность поездки.

— На чем передвигались в этот раз – автобусы, машины, автостоп?

— На всем подряд. Изначально больший акцент был на автостоп: в Европе мы начали сразу с него, потом – автобусы, в Южной Америке использовали сервисы – аналог нашего «Indriver». Интересный опыт у нас был в Аргентине: проехали от Буэнос-Айреса до Рио-Гальегоса в Патагонии – около 2,5 тысяч километров. Дорога заняла 4 или 5 дней, и было очень интересно. Ночевали мы в палатке, по коуч-серфингу – это когда гостишь у хозяина. Нашли местного хоста – принимающего человека, задержались на пару недель – делали визу в Чили. Уже потом покатались по аргентинской Патагонии, случился автостоп из Патагонии в Сантьяго – столицу Чили, где мы провели 4 дня. Вообще в Патагонии есть знаменитая трасса автостопщиков, но машин там очень мало: проезжает одна раз в полчаса, и попутчиков берет не каждый. Мы, бывало, стояли там по 4-5 часов, но когда уезжали, то на достаточно большие расстояния. Так получалось, что всегда у нас был ночлег: один раз нас позвал к себе в гости местный гаучо – аргентинский ковбой, очень колоритный, по имени Лалала Паиса, и у него действительно ковбойский дом. Этот мужчина показал нам свои наряды и рассказал, что у него часто останавливаются автостопщики. Путешествовали мы и на самолетах, в целом после такого автостопа больше передвигались автобусами.

— В каких странах побывали, на каких континентах?

— Мы начали путешествие с Европы – с города Будапешт: туда были самые дешевые билеты и прямой рейс. Запланированные в Европе страны объехали примерно за 3 месяца: Венгрия, Словакия, Чехия, Польша, Россия, Германия, Нидерланды, Франция. Потом улетели в Южную Америку – там были в Бразилии, Аргентине, Чили, Боливии, Перу и Эквадоре. В среднем всегда уходило 2-3 месяца на страну. В Бразилии мы провели месяц, в Аргентине тоже должны были провести месяц, но на границе между этими странами пограничники выставили нам срок в 90 дней, хотя мы понимали, что по правилам нужно покидать страну через 30 дней. Нам очень понравилось в Аргентине, поэтому пошли на риск: задержались на 2 месяца, и только на границе в Чили нам сказали про 30 дней. Мы ответили, что не знали об этом, пограничники согласились, что это их вина – неверно указанный срок.

На Южную Америку у нас в итоге ушел год, потом мы улетели в Индонезию на Бали, и в этот остров мы влюбились. Хотели провести там 1-2 месяца, в итоге получилось более года. Муж пока остался там, а я вернулась: нужно обновить документы.

Находясь в Азии, мы ненадолго вылетали в Куалу-Лумпур, в Малайзию, в Сингапур, но в основном постоянно были в Индонезии. На пути из Южной Америки побывали в Стамбуле, когда я летела в Казахстан, заехала в Эмираты – буквально на сутки.

— Были проблемы на таможнях в этот раз?

— Особо никаких не было: только просроченное пребывание в Аргентине. В целом все выходило очень гладко, хотя, к примеру, визы в разные страны делались впритык по срокам, что-то решалось буквально в последний день. В целом мы были заранее подготовлены, поэтому все прошло спокойно.

— Языковой барьер: он в этот раз был? Какой язык лучше всего знают? Английский?

— Языковой барьер был только в Южной Америке: там никто не говорит на английском – все говорят на испанском. Находясь там год, мы на базовом уровне, конечно, выучили испанский, не притрагиваясь к учебникам. Помогла языковая среда. Но когда мы жили у хозяев по коуч-серфингу, в большинстве случаев они знали английский, поэтому там общались на английском. С людьми на улицах было тяжелее: английский знает не каждый.

— В какой стране вам больше всего понравилось? Почему?

— Пожалуй, это очень сложный вопрос – не могу ответить однозначно. У каждой страны – своя изюминка, свой колорит. Были моменты, которые цепляли больше всего.

Европа для нас более привычна – там просто классно, замечательная архитектура, культура, люди, кухня. Попадая в Южную Америку, открываешь для себя другой мир: очень интересный, по-своему непростой, где-то тяжелый... В Бразилии потрясающие люди, и пусть там сильно процветает преступность, нам повезло с этим не столкнуться. Город Рио конечно, не сравнится ни с одним городом мира по красоте. Тем есть смотровая площадка, которая в переводе на русский зовется «Сахарная голова», откуда открываются шикарные виды на город, на пляжи, на знаменитую скульптуру Христа – таких мест больше нет, я думаю. В этом городе однозначно стоит побывать.

Поразили нас водопады Игуасу на границы Бразилии и Аргентины: они настолько величественны, что даже просто от видео захватывает дух. В Аргентине интересная природа. Чего стоит ледник Пирита-Морено – это тоже невероятное зрелище, когда огромные куски синих льдин падают в реку. В этой стране мы также поднимались к озеру, с которого открывался самый лучший вид на самую высокую точку – на гору Фицрой, где у нас был трехдневный трекинг. В Чили мы были в пустыне Атакама, где самое чистое и звездное небо, прекрасно виден усыпанный звездами Млечный путь. Сама Атакама – словно другая планета, здесь любопытные рельефы.

Очень самобытна Боливия. Люди там – низкого роста, все живут на достаточно большой высоте – где-то от 3 тысяч метров. Там, где мы были – в городе Ла-Пас – высота такая, что испытываешь кислородное голодание. И первое время в тех местах одышка была у меня даже от того, что я наклонилась завязать шнурки. Боливийские женщины носят пышные разноцветные юбки и много пестрых кофт, на голове – котелки, всегда – две косички. Но этот народ – закрытый.

В Боливии мы совершили восхождение на гору Уайна Потоси – 6 088 метров. И это, наверное, был один их самых крутых экспериментов. Мы были с гидом и снаряжением, восхождение делилось на несколько этапов. Сначала готовились, потом прошли более легкую часть пути, затем вышли со снаряжением и отправились на вершину: с 12 ночи до 8 утра только взбирались по узким заледенелым тропам, когда в 10 сантиметрах – обрыв и пропасть. Это было очень тяжело – опять же, из-за кислородного голодания, но помогла система. В какой-то момент супругу стало плохо: казалось, что мы уже не дойдем, но ему помог сладкий травяной чай. Вид с этой вершины того стоил – и рассвет, и осознание того, что мы это сделали. Это опыт на всю жизнь. Еще сложнее, пожалуй, был спуск: сил не было, при этом нужно было спускаться даже дольше: мы спускались немного в другое место.

В Боливии также находится самое большое зеркало в мире – солончак Уюни. Но скажу сразу – наслаждаться этим тяжело из-за сильного ветра и холода. Во время четырехдневного тура по этой стране у нас, кроме того, был любящий выпить водитель, и в один день он просто вывез нас всех на обочину, потому что уснул за рулем.

Перу тоже запомнится надолго: руины древних городов, культура, парады, колорит городов. Перуанцы чем-то похожи, кстати, на боливийцев, но чуть более современные. Они тоже низкого роста, это тоже – люди закрытые. Но места этой страны определенно стоят просмотра – Мачу-Пикчу в первую очередь. Там очень вкусная еда. Мы не едим мясо, но там очень много классных веганских заведений с хорошими ценами. Там же мы попробовали серфинг – сначала мы попробовали его в Чили, но там была ледяная вода и очень сильное течение. В Перу мы лучше адаптировались к нему. Мы прожили в Лиме – столице – 3 недели, бывали на пляже Мирафлорес. Друзья оставили нам квартиру с видом на океан.

В Эквадоре мы провели почти 3 месяца в деревне Монгоральто – и тоже занимались серфингом и отдохнули. За этим следовала Индонезия, и если в Южной Америке увидеть красоту нужно через какие-либо испытания – холод, ветер, восхождения – то Бали это рай на земле с комфортной температурой, а до любого красивого места можно доехать или сделать несколько шагов. Бали будто стал наградой за все наши испытания ранее.

— Поговорим о курьезах – полагаю, за два с половиной года их случалось много.

— Тут самое первое, что приходит в голову – это кража нашего рюкзака с жесткими дисками, фотографиями, с видео со всего путешествия. Там были еще макбук и камера... Мы только приехали в Каламу в Чили, недалеко от пустыни Атакама, хотели несколько дней покататься по пустыне, снять машину и уехать в Боливию. Я очень сильно заболела, простыла, болело горло... Мы решили зайти в кафе перекусить. У нас было два больших и пара маленьких рюкзаков с техникой и вещами.

Зобар рюкзак с техникой положил на холодильник возле входа в кафе. Я сидела напротив, прекрасно видела рюкзак. Но поскольку мне было плохо, а в кафе было людно, шумно – я чудом из многообразия звуков услышала звук скольжения ткани по стеклу. Увидела мелькнувшую тень на выходе из кафе. Смотрю на холодильник – рюкзака нет... Муж пошел заказывать еду, я спрашиваю, где наш рюкзак, он мне показывает на холодильник. Еще полторы-две минуты – и до нас дошло, что нас обокрали. Мы побежали – я забыла о своем самочувствии, но не знала, как мы найдем вора. В кафе остались наши телефоны – я побежала туда, убирать телефоны в рюкзаки... Снова побежала за мужем, надеясь на то, что найдем рюкзак с техникой, люди подсказывали, куда бежать. Вернулась в кафе – и вижу наш рюкзак. Под ним непонятные тряпки. Заходит муж – оказалось, он наткнулся на мужчину, из рюкзака которого торчала наш. Вора Зобар догнать не успел, но сумка к нам вернулась. Все это было уроком: нужно быть осторожными и внимательными.

Еще один случай был уже в Эквадоре. Мы на тот момент только недавно купили новые телефоны, муж писал пост – и у него просто вырвали телефон, вор выбежал из автобуса. Зобар догнал его, случилась драка, и оказывается, у вора были помощники: телефон упал на землю, и как только супруг попытался его поднять, устройство забрал другой... Этих парней было четверо. Мы много рассуждали, как стоило поступить в таком случае – муж отделался только разодранными коленями, хотя дело было в трущобах, а полиция не очень помогла. Оказалось, что в тот район не суются даже стражи порядка. С телефоном пришлось попращаться. 

По коуч-серфингу мы всегда жили у местных жителей, и в целом всегда удачно. Мы ехали на автобусе из Боливии в Перу, была ночь, и я отправила запросы заранее. Согласие пришло от одного из перуанского города Пуно, я почитала отзывы – вроде хорошие, а он нам скинул геолокацию для встречи – время было за 10 вечера. Геолокация оказалась неверной, в ожидании хозяина мы на холоде провели часа полтора, а его комната для гостей стала финалом – она была похожа на сарай: наполовину разбитое окно, матрас и шерстяные одеяла без постельного белья. Поэтому чистое постельное белье было моей мечтой в Южной Америке. На следующий день мы сняли нормальную квартиру, а в городе провели 10 дней.

В целом с душем в Южной Америке не так как у нас: сверху, очень высоко, дуршлаг – без разницы, в хорошем отеле или у местного жителя дома – а температура регулируется в зависимости от напора. Если хочется воду погорячее, напор должен быть слабый, но пока вода до тебя дойдет, она остынет. Более сильный напор даст холодную воду, да и в самой душевой холодно. В Эквадоре, конечно, было намного теплее, но в Чили, Боливии и Перу я мечтала о хорошем теплом душе с горячей водой. Что касается странностей с постельным бельем – пододеяльниками почему-то люди не пользуются: в ходу теплые колючие тяжелые шерстяные одеяла, которых тебе дают 10 штук, и укрывайся ими.

— Есть что-то, что наверняка не понравилось?

— В Южной Америке люди ходят в обуви дома, но там не суперчисто. Дождь пройдет, пыль – все равно дома ходят в обуви, и понятия уюта как будто нет... В целом по всей Южной Америке везде было достаточно грязно, даже если это какое-то хорошее место. Ну и момент с безопасностью вещей, как было с нашим рюкзаком: в открытую лучше не снимать с камерой или телефоном – будет риск привлечь воров. В столице Эквадора, городе Кито, особо чувствовались хищные взгляды: зазеваешься – что-то обязательно вытащат. Отправляясь туда, мы уже были наслышаны об этом.

Кроме того, высота и холод тоже комфорта не добавляют. Бывает, идешь в футболке, у тебя одна сторона тела в тени, другая на солнце, и одновременно холодно и жарко. То есть, постоянно находишься в условиях перепада температур. Ночами очень холодно.

Но нет такого, что не понравилось многое. Нужно просто делать перерывы, задерживаться там, где комфортнее, отдыхать. Часто мне писали: мол, «классно, вы отдыхаете так долго, везет вам» — но кругосветка это постоянные приключения и испытания. Да, это круто – но это не про отдых, а скорее про образ жизни.

— Два с половиной года – срок большой, и надо на что-то жить. Приходилось ли подрабатывать в кругосветке? Или хватило тех средств, что были с вами?

— Первые полтора года нас спонсировали компании-партнеры нашего проекта «Ген свободы». Была определенная сумма, которая ежемесячно нам выделялась, и нам ее хватало. В среднем наш бюджет в месяц насчитывал около $800. Конечно, были свои сбережения, и мы тратили собственные средства, если это было нужно. Когда мы решили остаться на Бали, я начала работать фотографом. Конечно, пандемия помешала.

Еще мы сделали свой курс по путешествиям, на котором тоже заработали – это было еще в Южной Америке, и он очень понравился нашим подписчикам в Instagram. Отзывы были хорошие, кто-то стал путешествовать, кто-то круто изменил свою жизнь. Плюс я обучаю фотографии.

— Пригодились ли вам знания вашей специальности в вузе в этой поездке?

— Нет, они мне в жизни ни разу не пригодились. Красный диплом сейчас лежит где-то на полке, и пока это никакой роли не сыграло.

— Насколько сильно пандемия COVID-19 изменила ваши планы? Коснулась ли она вас? Карагандинские туристы застревали в Таиланде и других странах – но благополучно были возвращены домой.

— Она не сильно повлияла на нас: повезло, что в этот момент мы оказались на Бали и уже решили там задержаться. Самые интересные места острова, обычно полные туристов – пустуют, но за этим любопытно наблюдать. Поэтому я не могу сказать, что мы именно застряли там: мы переждали время на острове. Кроме того, супруг очень вырос в мастерстве серфинга.

Коммерческих съемок у меня в то время было немного – были скорее творческие. Все на острове было пусто, цены – в несколько раз ниже, услуги дешевели, жилье и аренда машин и байков – тоже. Конечно, и ты не можешь зарабатывать как раньше – это тяжелый период. Люди голодают, у многих прогорел бизнес, и теперь можно найти массу заброшенных отелей и ресторанов... Бали пока закрыт, но я надеюсь, что в течение двух месяцев получится вернуться обратно: это отличное место.

— В Караганде есть «Гималайский клуб», который тоже собирает вместе путешественников, в том числе для поездок на дальние расстояния. Связаны ли вы с клубом?

— Я слышала про «Гималайский клуб» и даже ранее была на одной из встреч: путешественница тогда рассказывала о своем опыте жизни в Швейцарских горах. Однако в клуб я не вхожа. Думаю организовать встречу с подписчиками и с людьми, которым, возможно, будет интересно послушать о моем опыте – и, возможно, свяжусь с клубом.

— К чему в первую очередь нужно готовиться, отправляясь в кругосветку? Что посоветуете путешественникам?

— В первую очередь, нужно готовиться к принятию любых ситуаций. Думаю, здесь важен именно внутренний настрой, и если он – пессимистичный, ездить не стоит. Нужно доверие к миру. Что бы ни происходило, важно понимать: это опыт, и все будет замечательно. У нас не было каких-то страшных ситуаций, но иногда, но они могут быть разные, и надо понимать, что все решаемо, и очень много вокруг людей, готовых помочь.

Также есть смысл перед таким путешествием изучать опыт других и в идеале стараться узнавать нюансы и детали. Мы тоже спрашивали подробности у ребят, которые это делали. Всегда старайтесь найти максимум информации о стране, в которую едете, о визе, если она нужна. Здесь даже не обязательно участие турагентств – в интернете есть многое.

Что касается денег – этот вопрос, на который сложно ответить: все зависит от самого человека, его навыков. У нас были спонсоры, мы знали, что к нам будет ежемесячно поступать определенная сумма, потом зарабатывали сами. У нас есть знакомый – кстати, тоже из Караганды – Айдос Жомартов, и он совершил годовую кругосветку, которая обошлась ему в $5000. Есть знакомая, объехавшая всю Южную Америку, бывшая капитаном яхты – она путешествовала вообще без денег 2,5 года. И здесь не нужно строить сомнительных предположений о сфере ее работы: человек просто доверяет миру. Она жила по коуч-серфингу, у нее тоже был автостоп, ей встречались отличные люди, она знает испанский и английский языки. Я верю, что мир помогает, когда ты ему открыт. Сейчас она преподает языки на Ямайке. Такие путешествия – это не про деньги, а про желание жить совершенно другой жизнью. Кстати, обязательно попробуйте коуч-серфинг, если у вас будет возможность: это может вывести путешествие на новый уровень.

Еще один важный момент: люди боятся странствовать в одиночку, ищут напарника, и это может оказаться совсем не тот человек, с кем будет комфортно. Не стоит бояться одиночного путешествия: жизнь может по-новому открыться вам. Это всегда какие-то знакомства, события, много мыслей, взаимодействий. Я пока не знаю людей, которым такое не понравилось.

— Почему стоит попробовать поехать в кругосветку?

— В это путешествие я уехала в 23 года, сейчас мне 26. Я правда не представляю, что лучшеее могла сделать для себя. Я могла бы строить бизнес, зарабатывать деньги, расти в карьере, но то, что я получила в кругосветке – бесценно, и самая большая радость, что в эти месяцы я была здорова, у меня много энергии, сил, ясный ум, я могла позволить себе увидеть и испытать все, что было испытано. Считаю, это лучшее вложение в себя: взять и уехать, когда ты и твое тело может себе это позволить. Это изменило мою жизнь.

Пожить где-то на каком-то острове на момент отъезда было удивительно – роскошь. Когда мы в итоге прилетели на Бали, поняли: это возможно. В такие моменты понимаешь: все рамки – в голове, и если что-то кажется невозможным, нужно просто попробовать сделать шаг – а для этого тоже нужна смелость и желание.

Также в ходе поездки ты общаешься с людьми, у которых абсолютно разные жизненные ценности, культура, традиции, обычаи... Это безумно интересно. В Аргентине мы жили в семье парня нетрадиционной ориентации, и это был потрясающе добрый человек. Мы до сих пор дружим. После таких моментов начинаешь понимать, почему так происходит, проживаешь много ситуаций. И уже не можешь быть человеком, которым был раньше. Поэтому и возвращаться домой поначалу тяжело: многие факты у нас встречают агрессивную реакцию...

Кругосветка изменила мировосприятие, границы принятия мира. Знаю, есть вопросы о том, как после кругосветки человек будет адаптироваться к жизни: нас спрашивали, как будем жить дальше – говорили, это ведь когда-то закончится. А если не закончится? У нас не закончилось – трансформировалось: на Бали, где мы остались, обычный быт, тоже есть рутина, но нам там очень нравится. Сейчас это жизнь в том месте, где хочется и занятие делом, которое любишь. Я верю, что путешествий будет много. 

Тэги новости: Новости туризма Караганда
Поделитесь новостью с друзьями