Популярные темы

Требует существенной доработки, нельзя допускать в парламент. Юристы правозащитной клиники «Адилет» разобрали, что не так с новым проектом Конституции

Дата: 14 февраля 2021 в 14:42 Категория: Новости политики


Требует существенной доработки, нельзя допускать в парламент. Юристы правозащитной клиники «Адилет» разобрали, что не так с новым проектом Конституции

Правовая клиника «Адилет» проанализировала новый проект Конституции, который был опубликован на сайте парламента 9 февраля. Его подготовило Конституционное совещание (КС) и все-таки вынесло на общественное обсуждение до рассмотрения парламентом после недовольства гражданского сообщества.

«Клооп» выбрал главное из анализа юристов.

В начале своего материала юристы отметили, что Конституционное совещание учло часть рекомендаций, направленных ему после анализа предыдущего проекта основного закона от 4 декабря 2020 года.

«Исключены множественные упоминания о верховенстве нравственных ценностей, предусмотрены стандарты недопустимости рабства и эксплуатации детского труда, а также принципа обеспечения наилучших интересов ребенка и другое», — пишут юристы.

Также, по их словам, появились новые положения, усиливающие гарантии прав человека, в особенности касающиеся обеспечения социальных, экономических и культурных прав.

При этом, Конституционное совещание внесло лишь «незначительные» изменения в разделы, касающиеся полномочий органов государственной власти и должностных лиц.

В последнем проекте Конституции «фактически нивелируется» система сдержек и противовесов между ветвями власти, что может нести в себе «существенные» риски как для стабильности и устойчивости государственной власти, так и для реализации на практике гарантий прав и свобод человека.

Кроме этого название законопроекта не соответствует действующему законодательству, так как в Конституции не допускается возможности принять новый основной закон.

Правовая клиника «Адилет» считает, что его необходимо оформить в виде законопроекта «О назначении референдума по принятию Закона Кыргызской Республики «О новой редакции Конституции Кыргызской Республики».

Комментарии юристов касательно института Народного Курултая были частично приняты во внимание — существенно изменены положения о его статусе и полномочиях.

В целом, юристы характеризуют эти изменения положительно. Однако они отмечают, что возможность принятия конституционного закона об организации и порядке деятельности Народного Курултая в будущем может породить «определенные риски» установления более широкого объема полномочий.

«Адилет» подчеркивает, что Курултай может обладать только теми полномочиями, которые «непосредственно» указаны в проекте Конституции. Если же законодатели инициируют проект с более широкими полномочиями для Курултая, то он будет противоречить предлагаемому основному закону.

Юристам неясно, по каким «объективным» причинам Курултаю предоставлено право участвовать в выборе судей.

По их мнению, обязательное включение представителей Курултая в Совет по делам правосудия свидетельствует о его более высоком статусе, чем у совещательного наблюдательного собрания.

«Введение Народного Курултая с предлагаемыми для него функциями по-прежнему дублирует роль парламента. Представляются неясными цели и причины создания Народного Курултая, поскольку, следуя принципам демократического управления государством, вполне логичным выглядело бы предоставление полномочий данного института Жогорку Кенешу, депутаты которого избираются путем прямых выборов», — считают в правовой клинике.

Юристы опасаются, что президент может использовать свое право выступать на заседаниях Курултая для «вмешательства и давления» на все институты власти и гражданский сектор в его «личных интересах».

В связи с этим, «Адилет» предлагает пересмотреть статус, функции и полномочия Народного Курултая, введением которого «обеспокоено» гражданское сообщество Кыргызстана. В частности, и право выдвижения законопроектов, которое Народному Курултаю тоже предоставили.

«Данное чрезвычайно важное полномочие не вполне соответствует статусу Народного Курултая, который согласно проекту будет являться общественно-представительным, совещательным, наблюдательным собранием», — подчеркивается в анализе законопроекта о реформировании Конституции.

Правовая клиника выявила в новом варианте Конституции норму, которая обязывает политические партии, профсоюзы и другие общественные объединения обеспечить прозрачность своей финансовой и хозяйственной деятельности.

По данным юристов, это инициатива Конституционного совещания, которой не было в варианте основного закона от 17 ноября 2020 года.

Они считают, что новая норма «фактически дублирует» концепцию скандальных поправок в закон «О некоммерческих организациях», которые обязывают неправительственные организации раскрыть источники финансирования и статьи расходов.

*Депутаты приняли скопированный с российского закона проект во втором чтении 18 июня 2020 года и выставили на обсуждение 24-25 июня в третьем чтении. Однако потом документ был снят с повестки. Инициаторы законопроекта хотят, чтобы НКО сдавали правительству детальный отчет о том, сколько денег они получают от доноров и на что именно они их расходуют. При этом каждая НКО в Кыргызстане итак обязана ежегодно сдавать отчеты в Налоговую, Соцфонд и Нацстатком. Гражданское сообщество и международные организации резко раскритиковали этот законопроект за «подрыв» демократических ценностей свободы слова и собрания.

Правовая клиника отметила, что эта норма в Конституции позволит законодательно установить дополнительные механизмы госконтроля за деятельностью партий и других общественных объединений. При этом, юристы считают «прямой дискриминацией» то, что были выбраны именно эти формы юридических лиц.

«Неизвестно, почему аналогичные требования о прозрачности финансовой и хозяйственной деятельности не предъявляются к государственным органам и предприятиям, банкам, финансовым институтам, коммерческим организациям и иным хозяйствующим субъектам», — пишут юристы.

Они обратили внимание, что по международным стандартам НКО «не должны» подвергаться более жесткому госконтролю по сравнению с коммерческими субъектами. Также специалисты подчеркнули, что в формулировке указана также отчетность о хоздеятельности организаций, что может стать «прямым и несоразмерным» вмешательством государства во внутреннюю деятельность организаций с частной формой собственности.

Юристы считают, что данная норма «значительно» увеличит расходы из госбюджета — для контроля финансовой и хозяйственной деятельности десятков тысяч НКО потребуется «существенное» допфинансирование.

Правовая клиника рекомендует исключить новую норму Конституции для того, чтобы выполнить обязательства Кыргызстана в рамках международных договоров и не испортить инвестиционную привлекательность страны.

Юристы считают, что нужно исключить еще одну норму нового варианта Конституции, которая не соответствует международным стандартам прав человека. Она касается ограничения мероприятий, «противоречащих моральным и нравственным ценностям и общественному сознанию» кыргызстанцев в целях защиты подрастающего поколения. При этом, перечень ограничиваемых мероприятий и информации предлагается установить отдельным законом.

Правовая клиника считает, что это положение может быть использовано для «необоснованного» ограничения свободы слова и выражения мнения, а также СМИ.

«Такие понятия, как «моральные и нравственные ценности», «общественное сознание народа» не отвечают принципу правовой определенности, поскольку не содержат конкретики, что делает возможным их произвольное толкование», — отметили юристы.

По их мнению, нормы традиций и нравственности многонационального населения Кыргызстана могут сильно отличаться не только между этносами, но и внутри самой группы.

Таким образом, юристы опасаются угрозы создания своего рода «полиции нравов», которая сможет ограничивать фундаментальные права человека в связи с противоречиями моральным и нравственным ценностям.

Также они отметили, что в демократических странах такие нормы обязательно должны быть включены в соответствующие законы и не противоречить международным стандартам прав человека.

Правовая клиника считает, что перечисленных в проекте Конституции запретов на дискриминацию, пропаганду национальной, этнической, расовой, религиозной ненависти, гендерного и иного социального превосходства, призывающей к вражде или насилию, «вполне достаточно» для охраны морально-нравственных ценностей общества.

Специалисты «Адилета» заметили, что в новом варианте Конституции отсутствуют гарантии минимального размера оплаты труда. Им интересны мотивы и причины, которые побудили членом Конституционного совещания убрать «столь важные» для населения госгарантии.

Учитывая высокий уровень безработицы в стране, которая значительно усугубилась пандемией COVID-19 юристы рекомендуют законодателей включить в основной закон гарантии минимального размера оплаты труда для кыргызстанцев.

Юристы не оставили без внимания и незаконченное предложение в части 6 статьи 23 нового проекта основного закона — «не подлежат никаким ограничениям установленные Конституцией гарантии запрета». Они считают, что эта норма существенно нарушает правила законотворческой техники, так как предложение «не содержит смысловой нагрузки и абсолютно неясно», о каких гарантиях запрета идет речь.

В «Адилете» предположили, что Конституционное совещание хотело включить перечень гарантий соблюдения прав человека из действующего основного закона.

«В целях надлежащего обеспечения прав и свобод человека в соответствии с международными стандартами, в проект Конституции следует включить перечень прав и запретов, которые не подлежат никаким ограничениям», — считают специалисты.

Юристы отметили, что в новом проекте Конституции исключена целая статья, которая позволяла каждому человеку право самому определять свою этническую принадлежность. Также она запрещала принуждать к указанию своего этноса.

«Адилет» считает, что исключение этих гарантий может законодательно обязать граждан указывать свою этническую принадлежность и накладывать санкции в противном случае. Юристы предостерегают, что в долгосрочной перспективе такие положения могут усилить дискриминацию в отношении этнических меньшинств и другие нарушения прав человека.

В связи с этим, правовая клиника предлагает включить в проект Конституции гарантии свободы определения и указания своей этнической принадлежности или же просто оставить статью из действующего основного закона.

Юристы «Адилета» обеспокоены тем, что в новом варианте Конституции «целенаправленно» исключена норма, которая не допускает запрета и ограничений на проведение мирных собраний.

В целях соблюдения гарантий прав и свобод человека согласно нормам международного права специалисты рекомендуют включить соответствующее положение.

В новой Конституции устанавливается, что президент является главой государства, высшим должностным лицом и возглавляет исполнительную власть страны. Президент обеспечивает единство народа и государственной власти, является гарантом Конституции, прав и свобод человека и гражданина.

Он определяет основные направления внутренней и внешней политики государства, обеспечивает единство государственной власти, координацию и взаимодействие госорганов.

Юристы заявили, что статус президента, объем и сроки его полномочий «фактически» не изменились после доработки проекта основного закона Конституционным совещанием. Поэтому специалисты придерживаются того же мнения, что эти положения не отвечают принципу правовой определенности, что может привести к «необоснованно» широкому расширению полномочий президента.

Фактически по этой версии Конституции исполнительная власть находится только в руках президента, который сам определяет структуру и состав кабмина, при этом есть должность председателя Кабинета министров, который будет одновременно возглавлять Администрацию президента. Его будет назначать парламент. Должность этого человека неясна и «выступает своего рода придатком к должности руководителя Администрации президента, функции которой не вызывают особых вопросов», однако на нее будут выделяться средства и обеспечение.

Сотрудники «Адилета» опасаются, что из-за прописанных функций президента может появиться «опасный» дисбаланс в системе сдержек и противовесов. Они отметили, что обычно гарантом Конституции, прав и свободы человека в демократическом государстве выступает судебная власть, а не президент.

«Статус президента в качестве высшего должностного лица государства возвышает должность президента, а, следовательно, всю исполнительную власть над другими ветвями власти», — считают юристы.

Поэтому они предлагают назвать президента высшим должностным лицом только исполнительной власти и пересмотреть статус президента, обеспечив наличие «эффективных» механизмов сдержек и противовесов.

Юристы отметили, что в Конституционном совещании исключили возможность президента издавать указы, имеющих силу обычных законов и конституционных законов. Однако, основной объем полномочий президента, по их мнению, так и не изменился. Он так же обладает обширными полномочиями по формированию судебной ветви власти и возможностью влиять на деятельность всех государственных институтов.

Они выяснили, что объем единоличной власти президента в новом проекте основного закона «значительно шире», чем его полномочия в «бакиевской» версии Конституции 2007 года.

При этом в предлагаемой версии Конституции усложняется процедура импичмента президента — Конституционный суд должен подкрепить инициативу депутатов парламента.

При этом, в Конституционном совещании увеличили количество депутатов, которые могут выдвинуть обвинения против президента с большинства от общего количества нардепов до двух третей всех парламентариев. Так, импичмент смогут инициировать не 46 депутатов из 90, а только более 60.

«Процедура отрешения от должности достаточно проста и понятна, она не требует глубоких и специальных познаний в области права в связи с чем, имеют место вполне обоснованные сомнения о необходимости привлечения для этих целей высококвалифицированных юристов — судей Конституционного суда», — считают в правовой клинике.

В ней также отметили, что по новому основному закону президент сможет отбирать, назначать и увольнять судей Конституционного суда, включая председателя. Это, по мнению юристов, показывает стремление разработчиков Конституции «искусственно» установить дополнительный барьер для досрочного освобождения президента от должности.

Специалисты «Адилета» особо обеспокоены нежеланием членов Конституционного совещания установить предельные сроки, в течение которых должны быть назначены досрочные выборы президент в случае его отрешения от должности.

Они рекомендуют все-таки установить их, учитывая перенос депутатами парламента повторных парламентских выборов на 2021 год.

У президента по этой версии Конституции есть защита не только от отрешения, но и от ответственности.

«Персональная ответственность» президента в проекте упоминается, но в чем выражается, как и когда наступает, не прописано вовсе.

«Вводится важное новшество о том, что президент несет персональную ответственность за результаты деятельности Кабинета министров и исполнительной власти. Однако, проект Конституции не раскрывает конкретной формы реализации указанного положения, неизвестно какую именно ответственность, каким образом и в каких случаях будет нести президент», — отмечают юристы.

Поскольку четких указаний реализации того, как президент будет нести ответственность, нет, этот пункт, по мнению экспертов носит характер «декларативной нормы, невозможной для фактической реализации».

Что касается парламента, в «Адилете» отмечают, что новая Конституция снижает его статус и роль, что не свойственно президентской демократии в мировом опыте.

«Как правило, в президентских демократиях парламенту наоборот отводится значительный объем полномочий, а также гарантий его независимости с тем, чтобы уравновешивать сильную исполнительную ветвь власти», — отмечают специалисты.

По их мнению, возможность отзыва депутатов в сочетании с тем, что понятия парламентской оппозиции в новой Конституции нет, и «на фоне резкого увеличения единоличных полномочий президента» может увеличить риски вмешательства президента в работу парламента и подавления его независимости.

Риски заложены и в том, что президент в процессе работы парламента сможет менять законодательство, в том числе и порядок избрания и отзыва нардепов, что тоже может быть инструментом давления на Жогорку Кенеш. Неясен мотив сокращения численности депутатов с 120 до 90, экономического и иного обоснования того, почему именно столько депутатов нужно Кыргызстану, нет.

* Примечательно, что согласно новой версии Конституции, экономия на сокращении поголовья депутатов может оказаться фиктивной. В ней появилась новая должность Государственного секретаря. Она упоминается лишь однажды, ее функционал неясен и не прописан. Но очевидно, что введение новой позиции в системе госуправления повлечет за собой увеличение расходов госбюджета — надо будет платить ему зарплату, оплачиваемый отпуск, страховку, оплачивать иные расходы, а это может оказаться гораздо большей суммой, чем содержание 30 депутатов, которых сократили.

Спорным является и то, что из этой версии Конституции выпали гарантии неприкосновенности уголовно-процессуального характера для депутатов. Гарантии начинают работать только после того, как следствие зафиксировало некие факты, которые подтверждают причастность нардепа к преступлениям и представление об этом внесут в парламент.

До этого же времени следователь любого органа может, к примеру, на основании постановления суда получать информацию о телефонных и иных переговорах, отправляемых сообщениях, вести конспиративный видеоконтроль (слежку) и так далее. Это делает нардепов более уязвимыми и беспокоит юристов.

Наконец, вызывает вопросы и то, что в Конституции четко не прописана система избрания нардепов. Указывается, что ее будет регулировать Конституционный закон, который издадут позже. Что тоже несет в себе определенные «риски институциональной независимости» для парламента.

Есть вопросы и к полномочиям парламента по новой Конституции. КС сделало парламент менее полномочным. Например, по этой версии основного закона нардепы могут только «рассматривать» вопросы об изменении государственной границы и административно-территориального устройства Кыргызстана, а раньше они могли их «разрешать».

Органа или лица, которое будет принимать по этим вопросам окончательное решение, авторы законопроекта не указали, но в «Адилете» предполагают, что это будет президент: у судебной власти по логике нет таких полномочий.

Еще депутаты могут теперь только «заслушивать» отчет кабмина об исполнении республиканского бюджета и отчет президента. Но даже если он будет неудовлетворительный, сделать с чиновниками ничего не смогут: механизмы контроля законодательной власти над исполнительной [ главным лицом которой прописан президент] в новом проекте фактически отсутствует.

«Если отчет признается Жогорку Кенешем неудовлетворительным, то президент рассматривает ответственность членов Кабинета министров. Парламент не сможет отправлять в отставку Кабинет министров или отдельного руководителя исполнительной власти против воли президента даже в случае неисполнения государственного бюджета, который представляет собой закон», — констатируют в «Адилете».

Выпало из новой Конституции и указание предельных сроков, в течение которых должны быть проведены досрочные выборы депутатов Жогорку Кенеша в случае его самороспуска или иных факторов.

«Превышение Жогорку Кенешем установленного Конституцией срока полномочий несет в себе серьезные риски для жизнедеятельности государства и общества», — напоминают юристы.

Они ссылаются на заключение Венецианской комиссии. По запросу Конституционной палаты Верховного суда эксперты по конституционному праву там признали, что после истечения мандата парламента его полномочия ограничены [у кыргызского шестого созыва они истекли в конце октября 2020 года].

В это время ему можно «выполнять лишь некоторые обычные функции» и «не разрешается утверждать чрезвычайные меры, в том числе конституционные реформы» [а именно такую реформу шестой созыв и иницировал].

«В целях недопущения вакуума государственной власти, обеспечения ее легитимности, преемственности и стабильности, считаем необходимым предусмотреть в проекте Конституции предельные сроки, в течение которых должны быть проведены досрочные выборы депутатов Жогорку Кенеша», — призывают специалисты.

Беспокоит юристов и усиление Генпрокуратуры. КС, куда входил и действующий генпрокурор Курманкул Зулушев, решило, что генерального прокурора нужно привлекать к ответственности только при обязательном согласии на это большинства депутатов и президента.

При этом кыргызские генпрокуроры в последние годы часто попадают на скамью подсудимых за нарушения закона при своей работе и этот шаг «необоснованно высокая защита» от уголовного преследования.

«В этой связи, возникает резонный вопрос о причинах, побудивших членов Конституционного совещания предоставить главе надзорного органа столь высокий уровень неприкосновенности. Кроме того, нельзя не отметить тот факт, что за последние годы в Кыргызстане несколько генеральных прокуроров были привлечены к уголовной ответственности за совершение преступлений при исполнении служебных обязанностей», — отмечают юристы.

Добавляя, что если это положение оставить прежним, возникнет риск злоупотребления властными полномочиями. Кроме того, вызывает ряд вопросов целесообразность того, что генпрокурора авторы этой версии Конституции наделили правом инициировать законопроекты.

«Учитывая стремление инициаторов предоставить президенту максимальный объем полномочий, а также принимая во внимание, что фактически прокуратура будет находиться в подчинении президента, интересующие генерального прокурора проекты законов могут быть инициированы президентом», — опасаются юристы.

Еще Генпрокуратура, которая сейчас охватывает исключительно государственные органы, органы местного самоуправления и их должностных лиц, сможет вмешиваться практически всюду, дублируя уже существующие органы. Это противоречит судебно-правовой реформе страны.

Генпрокуратура по мнению членов КС, «будет осуществлять надзор за точным и единообразным исполнением законов и иных нормативных правовых актов, уголовное преследование, участвовать в судебном разбирательстве, осуществлять надзор за исполнением судебных решений», и иметь «иные полномочия, предусмотренные конституционным законом».

То есть, Конституционное совещание решило, что прокуратуре нужны функции ГКНБ и полномочных органов по борьбе с экономическими преступлениями, других правоохранительных и государственных органов, она сможет проверять как обычных граждан, так и частные структуры и некоммерческий сектор.

«Предлагаемое изменение роли прокуратуры в системе государственного устройства существенным образом нарушает основные элементы концепции судебно-правовой реформы и реформы правоохранительных органов, которые в настоящее время находятся в активной фазе. Прокуратура возвращается к своему прежнему статусу, который был предоставлен ей в советское время», — констатируют юристы.

Курсу на оптимизацию госорганов и экономию госбюджета, по их мнению, подобное дублирование функций не соответствует. Также не соответствует «принципу правовой определенности и правилам нормотворческой техники» решение КС прописать полномочия прокуратуры и в Конституции, и в особом Конституционном законе.

По мнению КС, эта ветвь власти должна контролироваться президентом: все кадровые назначения и увольнения судей зависят в итоге от него.

«Таким образом, в судебной системе выстраивается своего рода жесткая вертикаль власти, которая поставит судей в еще большую зависимость от президента. Это несет в себе значительные риски вмешательства главы исполнительной власти в вопросы отправления правосудия, что подрывает общепризнанный и конституционный принцип независимости и самостоятельности судебной ветви власти», — констатируют юристы.

При этом в Конституционном совещании решили сократить список должностей, которые не смогут занимать судьи, снятые с должностей за правонарушения. По действующей Конституции им запрещено занимать любые государственные и муниципальные должности.

По предлагаемой — недобросовестные судьи не смогут вернуться только в судебное кресло или работать в правоохранительных органах. Зато могут возглавить кабмин, министерство, стать омбудсменом или иным чиновником.

Юристы считают, что все эти нюансы необходимо устранить, чтобы сохранить верховенство права.

Конституционный суд займет место Конституционной палаты Верховного суда, как это было до событий 2010 года. В «Адилете» приветствуют то, что КС прислушалось к рекомендациям и расширило круг лиц, которые могут обратиться в этот суд за разъяснением по толковании Конституции, и то, что судьи Конституционной палаты Верховного суда не потеряют работу, а перейдут в Конституционный суд до истечения полномочий.

Однако вопросы есть и по этому органу. По функциям и полномочиям Конституционный суд как орган конституционного контроля близок к формированию законодательства, но почему-то он не вошел в список институтов, которые могут инициировать законопроекты.

Зато ему дали непонятные полномочия «по разрешению споров о компетенции между ветвями государственной власти» — термин, который не имеет «правовой определенности», а члены КС не расписали, что именно под ним подразумевали.

Кроме того, Конституционный суд запутали в полномочиях. Частью 1 статьи 98 проекта Конституции устанавливается, что Верховный суд [и только он] будет являться высшим органом судебной власти, а частью 1 статьи 97 — что Конституционный суд будет высшим органом судебной власти, осуществляющим конституционный контроль посредством конституционного судопроизводства.

Таким образом, два положения противоречат друг другу, формулировка об исключительности Верховного суда «не соответствует принципам верховенства права и правовой определенности», а также «нарушает логику системы государственного устройства Кыргызстана и прямо противоречит другим положениям проекта Конституции». Поэтому часть 1 статьи 98 юристы предлагают либо изменить, либо удалить.

Еще в КС решили, что необходимость получения заключения Конституционного суда в случаях «принятия» Конституции не нужна. Тогда как при внесении в основной закон страны изменения и дополнения Конституционный суд должен дать свое заключение о них.

Что тоже вызывает вопросы у юристов и заключение о том, что эту статью необходимо доработать: по их мнению, участие Конституционного суда в поправках и изменениях основного закона не менее важно, чем в принятии вообще новой Конституции.

Из предлагаемой версии Конституции выпал запрет о том, что запрещено во время чрезвычайного и военного положения принимать законы и конституционные законы об изменении государственной границы.

Это дает возможности «произвольного и несоразмерного ограничения прав и свобод человека, а также превышения чрезвычайных полномочий», поэтому специалисты «Адилета» рекомендуют добавить эту норму в Конституцию, как это было ранее.

Наконец, в статье, касающейся порядка принятия, внесения изменений и дополнений в Конституцию, Конституционное совещание решило добавить процедуру «принятия Конституции». Точной ее трактовки нет, предположительно, она подразумевает принятие вообще новой Конституции.

«Согласно статье 116 рассматриваемого проекта Конституция может быть изменена путем принятия Конституции либо посредством принятия закона о внесении изменений и дополнений в Конституцию, что также дает возможность принять Конституцию в новой редакции. В данном случае могут усматриваться определенные противоречия между механизмами принятия Конституции и внесения в нее изменений путем изложения Конституции в новой редакции», — говорят юристы. .

Нет. В «Адилете» считают: даже в существующем отредактированном КС виде документ «по-прежнему требует существенной доработки и не готов для внесения в Жогорку Кенеш в целях его официального рассмотрения и принятия».

Потому что ряд положений законопроекта нарушает «принципы верховенства права и правовой определенности», кроме того, «имеют место внутренние противоречия принципиального характера, а также некорректные формулировки норм права».

Кроме того, эта версия Конституции содержит «кардинальное перераспределение полномочий государственных институтов в сторону значительного усиления единоличной власти президента».

«Нивелируется система сдержек и противовесов, являющаяся центральным звеном принципа разделения государственной власти. Исполнительная власть, возглавляемая президентом, фактически занимает главенствующее положение и обладает обширными возможностями влияния на деятельность всех государственных структур, включая судебную систему», — опасаются юристы.

Снизится самостоятельность судебной ветви власти, что будет неизбежно отражаться на беспристрастности правосудия и «подрывать достижения проводимой в стране судебно-правовой реформы».

«В этой связи, важно учесть, что именно справедливое правосудие является обязательным и необходимым условием для защиты прав и свобод человека, а также формирования условий для предпринимателей и бизнеса», — говорят юристы, напоминая, что ухудшение положения бизнеса может отразиться и на госказне.

По их мнению, так же «необходимо установить эффективную систему сдержек и противовесов, которая будет обеспечивать баланс сил между высшими органами власти, а также их институциональную независимость и гармоничное взаимодействие».

Иначе «доминирующее положение президента будет нести в себе высокие риски установления авторитарного правления».

Если же в существующем виде поправки в Конституцию пройдут одобрение парламента и референдум, это может привести к росту нестабильности в стране и очередным политическим потрясениям.

«Высокопоставленные должностные лица обязаны помнить, что неудержимые стремления властей установить контроль абсолютно за всеми государственными институтами привели к событиям 24 марта 2005 года, 7 апреля 2010 года и 5 октября 2020 года. Необходимо понимать, что любое право неразрывно связано с определенными обязанностями.Таким же образом власть всегда сопровождается ответственностью и чем больше власти сосредоточено в одних руках, тем больше ответственности это влечет. Учитывая особенности общественно-политического устройства Кыргызстана, попытки установления авторитарного режима будут неизбежно приводить к хронической нестабильности и смене власти неправовыми способами», — заключают юристы.

Над материалом работали: Айдай Токоева, Елена Короткова

Тэги новости: Новости политики
Поделитесь новостью с друзьями