Популярные темы

«Беру с собой еду и подзарядку». Как волонтеры помогают задержанным

Дата: 05 февраля 2021 в 18:32 Категория: Происшествия



В связи с огромным количеством задержанных на протестных акциях 23 и 31 января и после замены Алексею Навальному условного срока на реальный 2 февраля, правозащитные организации, особенно в Москве и Петербурге, испытывают острый недостаток в волонтерах, которые могли бы оказывать правовую и бытовую помощь тем, кто оказался за решеткой. Желающих помочь много, но не все знают, как и куда обратиться. При этом, даже чтобы стать защитником на судах по задержаниям, юридическое образование не требуется.

О своем волонтерском опыте рассказывает волонтер «ОВД-Инфо», юрист правозащитного центра «Мемориал» Тамилла Иманова.

Тамилла Иманова

Особенно не хватает защитников

– Я волонтер и, одновременно, юрист. Я с «ОВД-Инфо» чуть больше полутора лет, поэтому неплохо знаю схему работы, умею обращаться с базой, которой они пользуются. Поэтому обычно в выходные дни я вызываюсь волонтерить на горячую линию и в правовой бот «ОВД-Инфо» юристом. Отвечаю на сообщения, когда на меня переводят запрос. Но очень часто получается так, что уже буквально на второй час активного митингового дня, то есть в 14 часов или даже в полдень, выясняется, что не хватает операторов на первую линию и на обработку базовых сообщений, и тогда я, по сути, совмещаю две линии. Перехожу на прием первичных звонков, сразу же заношу информацию в базу и не переключаю на юриста, если нужно юридическую консультацию дать, просто даю ее самостоятельно.

У них теперь есть «отмазка» с ковидом, так что в суд могут попадать только участники процесса

По аналогичной схеме это происходит в инфоботе: заношу данные в базы, и если просят консультацию, даю ее на месте, без переключения на кого-то другого. Это придает большую эффективность процессу.

Потом выходные заканчиваются, понедельник, мягко говоря, самый тяжелый день, потому что максимальное время задержания человека в ОВД – 48 часов, и именно в понедельник в суды массово привозят так называемых «арестников». И на мой взгляд, если судить по моим рабочим диалогам, именно защитников в суды сейчас наиболее острая нехватка. Поэтому в понедельник, набравшись сил, иду в суд.

Три «человеческих ошибки»

– В первый раз я допустила три «человеческих ошибки», которые я исправила во второй раз. Во-первых, не взяла с собой «пауэр бэнк» с большим количеством проводов разных брендов, потому что «мои» задержанные почти все были совершенно случайными людьми, пойманными на улице Матросская Тишина и вокруг нее, а во второй раз много случайных задержанных – посетителей «Макдональдса» на метро «Сухаревская», у которых в протоколах написана, естественно, совершенно другая информация. Это были люди с разряженными телефонами, без паспортов, очень многие не имели возможности сообщить какие-то данные о себе, информацию родственникам, родным, на работу, на учебу, вообще были отрезаны от мира. Многие, фактически абсолютное большинство про «ОВД-Инфо» не знали, митинговавшими себя не считали. Поэтому теперь я хожу в суд с «пауэр бэнком» и с большим количеством проводов, чтобы дать возможность связаться.

Во-вторых, есть проблема с кормлением задержанных и арестованных. В мой первый судебный день все мои подзащитные провели абсолютно без еды полные сутки, их не покормили с утра в ОВД, их привезли в суд до 12 ночи и держали практически всех вместе, пока не «просудятся». Так что теперь всегда кладу в рюкзак много еды.

Ну и третье – такой персональный момент. Обычно, когда я работаю как юрист, я стараюсь приходить в суд, что называется, в костюме. То есть пиджак, блузка, каблуки – «приличный вид». Больше на каблуках я не хожу, потому что так получается, что я одновременно мониторю три разных судебных этажа. Это пять судей, защитников не хватает, как я уже сказала, а бегать на каблуках по этажам невыносимо. Поэтому теперь я хожу в деловом костюме и в кроссовках. Выглядит это, может быть, нелепо, но зато эффективно. Это что касается каких-то неюридических моментов этой работы.

Смотри также

«Наши вещи и звонок!»

«Другие» сложности процесса

– Сложно попадать в суд. У них теперь есть «отмазка» с ковидом, так что в суд могут попадать только участники процесса. Людям со статусом адвоката с этим проще, потому что они имеют право выписать самостоятельно ордер на будущего подзащитного, юристы же должны быть заявлены самим подзащитным уже в процессе. То есть первый шаг, который делает подзащитный в процессе, – это заявляет письменное ходатайство (некоторые судьи допускают устное, но некоторые особо вредные нет) о том, что «прошу допустить в заседание моего защитника», в моем случае это Тамиллу Иманову. Очень часто судьи, точнее, приставы судов сопротивляются и отказываются пропускать защитника до тех пор, пока его не заявят в процесс. Мы стараемся переловить каждого задержанного, пока не заведут в суд. Заводят очень быстро, буквально на две минуты опоздал к этажу добежать – все, его уже завели, дверь перед тобой захлопнули, ты не участник процесса. Это вот проблема именно юристов, а не адвокатов.

Достаю пачку ходатайств, которая, конечно, заранее мною подготовлена, за ночь, там указаны дата, суд, если получается узнать имена подзащитных, то и все имена. В общем, им нужно буквально поставить пять росчерков своей подписи – и процесс можно начинать. В процессе заявляем ходатайства, некоторые удовлетворяют, некоторые отклоняют, в каждом абсолютно случае по желаниям подзащитного процесс ведем. Кого-то внизу ожидают родственники, какие-то друзья в качестве свидетелей, быстро пишем на чистом листе бумаги вызов свидетеля. У кого-то друзья принесли флешку с видеозаписью доказательств, тоже приносим и пишем о приобщении видеозаписи к ходатайству на чистом листе. Бумагу тоже с собой всегда приношу с ручками. Остальные ходатайства вполне стандартные – о вызове свидетелей задержания, это полицейские, составившие рапорт о задержании, о вызове обвинения (это тот, кто составил протокол о правонарушении), о ведении протокола.

Вступать в дело может абсолютно любой, не только юрист

Ходатайства стабильно отклоняются, потому что наш суд не хочет слишком долго затягивать это все, откладывать. Если бы они удовлетворяли такие ходатайства, приходилось бы откладывать суды, задержанные шли бы домой и в суд больше не возвращались, и арестовать бы их не получалось. В этом, собственно, причина, почему по понедельникам самые тяжелые суды и почему задержанных оставляют в ОВД на 48 часов: чтобы они не сбежали и были арестованы. Если они потом не вернутся в суд, арестовать их будет намного сложнее, приводы по Москве – это фактически гиблое дело, никто не живет по прописке, все прячутся, в общем, приводы бесполезны.

Арестовывают всех. Варьируются только сроки

– У меня результат за две недели судов – аресты 20 из 20 человек, варьируется количество суток. У кого есть какие-то уважительные основания: кто студент с экзаменами, кто иждивенца имеет, кому-то могут дать 6–8 суток. Кому-то со зла дают 12 суток, если показался слишком сильно «качающим права» или не в первый раз задерживается за митинговое правонарушение. Объяснить такие вещи с точки зрения права совершенно невозможно.

Стараемся отследить настроение судей по их лицам, по их тону, по манере, в которой они зачитывают решение. Если голос стал более раздраженным, стараешься провести процесс намного быстрее, то есть много не разглагольствовать. Судьи очень не любят защитников, уже тенденция пошла – допрашивать и в ОВД и в судах, знакомы ли с «ОВД-Инфо», читали ли инструкции, и давать за это больший срок ареста. За защитников дают больше, за знакомство со своими правами дают еще больше. Поэтому стараемся действовать по принципу – сделать всю юридическую часть, вложить в дело все необходимые ходатайства, чтобы потом подать жалобу в ЕСПЧ, но при этом не выбесить судью, не затянуть процесс.

Судей злит, когда задержанные знают свои права

Затягивать процесс мне и самой невыгодно, потому что, пока я веду один, у меня пять других расходятся по пяти другим судьям и остаются без защиты. То есть мне намного выгоднее с точки зрения помощи людям быстро каждому все, как положено, занести, заявить, права объяснить, попросить позвонить после ареста, чтобы потом написать апелляцию и в ЕСПЧ пойти, все эти вопросы прорешать. В общем, успокоить, обсудить правовую позицию, быстренько «просудиться» и побежать к следующему.

Вступить в процесс может каждый

– По Кодексу об административных правонарушениях, вступать в дело может абсолютно любой, не только юрист. То есть диплом не требуется. У меня точно такие же права в этих процессах, как и у любого другого человека, меня просто нужно заявить ходатайством. У нас, у «ОВД-Инфо» как организации, есть сайт. На нем очень подробная инструкция, как человек может защитить себя сам, эту же инструкцию может прочитать будущий защитник. На мой взгляд, инструкция понятна любому человеку, который готов потратить время, сесть и прочитать ее. Там объяснения, зачем нужно каждое ходатайство, там есть ссылка на любые законы, предсказаны практически все сложные ситуации. У нас есть чаты защитников, в которых в любой момент дадут совет. У меня есть друг – выпускник факультета политологии, он не юрист, парень очень сообразительный и готовый защищать. Он прочитал эту инструкцию, поговорил со мной по телефону, уточнил вопросы, которые остались ему непонятны, и пошел защищать в суды, сам, в одиночку.

Те, кто читал инструкцию «ОВД-Инфо», способны защитить себя сами

Многие задержанные, особенно те, которые пошли намеренно на митинг, читают инструкцию и способны защитить себя сами. Но, конечно, лучше помощь защитников. Потому что надо много ходатайств подать, а у тех, кто провел две ночи в ОВД, просто нет возможности получить бумагу и за самих себя написать ходатайства. У меня был в понедельник подзащитный, к нему в суд пробрались двое друзей, они сами изъявили желание быть защитниками, они мне рассказали, что они все знают. Знали они все безупречно, всю эту инструкцию, ходатайства я им выдала, они свое имя вписали, защитниками вошли, просудились, все эффективно сделали, восемь суток получили. В общем, таких друзей я очень приветствую и очень рада, что у этого человека были такие друзья в суде в этот день.

Еда и вода нужны всегда

– Чаты передач существуют в Москве и в Питере в телеграме, их можно найти, просто забив фразу «передачи Москва» или «передачи Питер». У региональных городов тоже есть такие чаты, но за все не скажу. Наверняка есть активисты, которые подскажут про каждый город. Есть в штабах Навального в комментариях, можно спросить в твиттере у активистов. Это тоже очень полезная деятельность, в Москве очень активно налажена эта сеть, развозится еда по спецприемникам, по ОВД, по центрам задержания иностранных граждан, где сейчас размещены около 500 человек, потому что закончились места в спецприемниках. Эта волонтерская деятельность налажена очень хорошо, но я лично о ней знаю очень мало, потому что я только в судах успеваю своих подзащитных подкормить.

Конечно, нужны волонтеры – операторы в «ОВД-Инфо», на первую линию. Это самые простые люди могут быть, не юристы, которые просто заносят данные о задержаниях – фамилия, телефон, дата рождения. Базовых вопросов, самых простых, очень много, с которыми справится любой человек. А если нужен юрист, можно моментально перевести на юриста.

Смотри также

«Нет матрасов, нет ничего»

Как стать волонтером

– Сейчас есть потребность в двух видах волонтерства. Первое – это удаленная работа, это горячая линия плюс правовой бот. Это можно набрать в гугле фразу «ОВД-Инфо – это вы», и примерно четвертая ссылка в гугле будет ссылка – «ОВД-Инфо – это вы. Анкета волонтера ОВД-Инфо». Там можно заполнить анкету, и там рассказывается, какая помощь нужна: горячая линия «ОВД-Инфо», правовая поддержка, работа с базами данных, IT-технологии, дизайн, журналистика… Очень много нужно всяких разных специалистов, и там есть ссылка на анкету волонтера.

Кто хочет работать именно «в поле», в судах или в ОВД, есть анкета защитника прямо на основном сайте, то есть ovdinfo.org. Как только вы его открываете, на главной странице есть плашка – «Нужна помощь в суде или хотите помочь», кликаете на пункт «Для защитников», и там тут же выпадает анкета, в которой вас спрашивают, кто вы, в каком вы городе, имеете ли вы адвокатский статус и всякие другие вопросы по этой теме. После того, как проходит первичная проверка человека, было бы полезно указывать своих знакомых, уже работающих в этой сфере, чтобы можно было проверить, что это не какой-то засланный казачок подал анкету. Вы добавляетесь в чат защитников или в чат волонтеров на горячей линии, или в чат волонтеров правового бота, либо айтишники, либо аналитики, дизайнеры, журналисты, все возможные люди. И там уже с вами начинают работать координаторы этой конкретной волонтерской деятельности.

2020//

Америка голосует

Студия подкастов Свободы

Тэги новости: Происшествия
Поделитесь новостью с друзьями