Популярные темы

Тони Адамс: «Я был трезвым уже шесть недель, когда Венгер прибыл в «Арсенал»

Дата: 16 января 2021 в 11:04


Тони Адамс:

Легенда «Арсенала» Тони Адамс долгое время не был идеальным человеком и примером для юных игроков, скорее даже наоборот. Сам он никогда не скрывал, что у него были проблемы с алкоголем, но в какой-то момент Тони сумел пересилить себя и понял, что нужно менять свою жизнь. В интервью The Coaches Voice он рассказал о том, что встреча с Арсеном Венгером изменила его жизнь.

Адамс в качестве игрока выступал только за «Арсенал», а после окончания игровой карьеры успел поработать тренером «Уикомба», «Портсмута», «Габалы» и «Гранады». Тони не скрывает, что хочет когда-нибудь вернуться в «Арсенал» в качестве тренера, но понимает, что в ближайшее время это вряд ли произойдёт.

Интервью оформлено в качестве монолога, в котором Адамс рассказывает читателям о своей жизни.

A post shared by Tonyadamsofficial (@tonyadamsofficial)

Я достиг дна и дошел до той точки, когда мне больше не хотелось жить. Я не хотел жить с такой болью. Мне было слишком тяжело воспринимать себя такого, каким я стал, но я не знал, как убить себя. Я был в чистилище. Это было ужасно, и я больше не хочу туда возвращаться.

Я понял, что больше не могу этого выносить, не хочу утром просыпаться и знать, что новый день будет ещё хуже предыдущего. Я просто сдался, опустил руки. Представители «Арсенала» не могли меня найти. Я проводил больше времени в пабах, чем на тренировках. Меня пытались найти, чтобы я пришёл на базу, но ни у кого не получалось узнать, в каком пабе я проводил новый день.

Когда приближалось начало нового сезона, команда собралась на базе, но я вовсе не собирался тренироваться, я был слишком «занят», чтобы уделять время футболу.

После того, как я достиг дна и решил, что нужно попробовать изменить свою жизнь, я решил приехать на клубную базу, чтобы посмотреть, есть ли у меня еще работа и ждут ли меня в клубе. Это было за шесть недель до прибытия Арсена Венгера. Я был трезвым, перестал пить, вел ежедневный дневник, и каждый день ходил на собрание анонимных алкоголиков. В то время у нас не было главного тренера, мы не знали, кто будет руководить командой, но я сказал работникам клуба, что мне нужно время побыть наедине с собой и разобраться с тем, что происходит в моей жизни.

За тренировки тогда отвечал Пэт Райс (Патрик Джеймс Райс был исполняющим обязанности главного тренера «Арсенала», а затем вошёл в штаб Венгера). Он был великолепным человеком и просто сказал мне: «делай то, что тебе нужно, а потом возвращайся. Мы будем ждать».

Я мало думал про футбол в то время, но многое осмыслил в своей жизни. Спасибо руководству клуба, что поверило в меня. Как-то мне позвонил президент «Арсенала», чтобы поддержать меня в сложной ситуации. «Привет, Тони. Питер Хилл-Вуд на связи. Я слышал, что в твоей жизни сейчас много дерьма и ты попал в сложную ситуацию. Не волнуйся, всё будет хорошо. Я сейчас в США, но скоро вернусь. Увидимся в понедельник».

Мы встретились в понедельник утром и поговорили. Я был предельно откровенен. Я сказал: «Послушайте, Алекс Фергюсон звонил мне. Мы уже пять лет не можем выиграть чемпионский титул и я думаю над тем, чтобы перейти в «Манчестер Юнайтед». Я бросил пить, чувствую, что способен ещё вернуться в футбол и доказать всем, что я хороший игрок. Отпустите меня».

A post shared by Tonyadamsofficial (@tonyadamsofficial)

Я не горел желанием уходить, но хотел узнать, есть ли у «Арсенала» амбиции стать чемпионами, поэтому спросил президента, есть ли смысл оставаться. Питер сказал, чтобы я не спешил уходить. Что у нас появился новый спонсор и акционер, который готов вложиться в команду и хочет сделать «Арсенал» топ-клубом.

Я доверял Хилл-Вуду, видел, что он хочет вернуть «канониров» на вершину английского футбола, но переход в «Манчестер» выглядел очень заманчивым. Фергюсон пытался подписать меня ещё в 1990 году, но тогда я был слишком напуган возможными переменами, не хотел уходить, а потом мы выиграли титул.

Я был мотивирован и готов снова побеждать. И хотел, чтобы у клуба были амбиции. Хилл-Вуд сказал, что у нас будет французский тренер, который до этого работал в Японии. Меня удивило такое заявление. Я не понимал, что хороший тренер может делать в Азии и не был уверен, что нужно менять Райса на Венгера, но доверился чутью Хилл-Вуда.

A post shared by Tonyadamsofficial (@tonyadamsofficial)

С Венгером у нас как-то сразу не заладилось. Он оставил в тренерском штабе Райса, который был хорошим тренером, которого уважали игроки, но при этом не слушал его советы. Арсен сказал, что мы должны перестать играть по схеме в три защитника и пора вводить что-то новое. В качестве эксперимента мы играли по новой схеме в Кубке УЕФА с «Боруссией» (М). Мы проиграли оба матча и вылетели из турнира в первом же раунде! Потом в раздевалке я спросил: «Пэт, что это было? У меня, возможно, была последняя возможность выиграть этот кубок, а этот француз совершил такую глупость и из-за него мы вылетели». Я был в ярости.

С самого начала я готовился к тому, что придётся постоянно ругаться и спорить, чтобы доказать свою правоту, но вы знаете Арсена. Он такой обаятельный, тихий и спокойный человек, он ни с кем не конфликтовал и старался избегать споров.

Венгер часто меня хвалил, а я не могу злиться на того, кто ко мне хорошо относится. После поражения от «Боруссии» мы с Арсеном сели поговорить, и он спросил: «Почему ты думаешь, что мы не должны менять тактику?»

Я ответил: «Мы играли по одной схеме очень долго, сейчас не время для изменений. У нас в клубе много центральных защитников. Мы просто к этому привыкли. Все трофеи мы выиграли по старой схеме, зачем что-то менять сейчас?».

Венгер согласился со мной и с того момента всё изменилось. Фактически, он позволил нам решать многие вопросы самостоятельно. Это был его стиль управления.

У «Арсенала» всегда были свои традиции и правила, которые никому не разрешали нарушать. Мы объясняли новым игрокам, что они не могут вести себя так, как хотят. Тогда у нас в команде играли Бергкамп и Платт, за них заплатили серьёзные деньги и они думали, что им можно больше, чем тем, кто уже давно играет за «Арсенал». Пришлось им доступно объяснить, что это не так. Они быстро всё поняли.

Еще приходит на ум Сильвен Вильтор. За него заплатили огромные деньги и у него появилось ощущение, что он лучше нас. Вильтор улетал во Францию после матчей, а прилетал в понедельник. У нас такие фокусы не проходили, поэтому Сильвен понял, что ему не стоит пропадать после матчей. Арсен обычно не вмешивался в такие ситуации. Он говорил, что у каждого клуба есть свои традиции, которые нужно уважать. Сам Венгер быстро стал своим человеком для всех в клубе. Он умел со всеми ладить, а конфликтные ситуации игроки решали сами между собой.

A post shared by Tonyadamsofficial (@tonyadamsofficial)

С Венгером я превратился фактически в идеального игрока. Я никогда не был в такой великолепной форме. Арсен знал мои сильные стороны и помогал мне их развивать. Катализатором успеха стали финансы и пришедшие великие игроки. Поскольку у нас были деньги, мы купили лучших игроков. На тот момент французский рынок был еще не освоен английскими клубами, а Венгер отлично знал, кого стоит пригласить, потому мы получили всех лучших игроков из Франции.

В 1998 году, я думал, что мы можем выиграть все. Мы должны были сделать больше, чем просто дубль. Мы также проиграли финал Кубка УЕФА в 2000 году и финал Кубка Англии в 2001 году. Этот состав игроков должен был сделать больше.

Эммануэль Пети и Патрик Виейра, Марк Овермарс и Николя Анелька, Тьерри Анри и Кану. Добавьте Рэя Парлора, а затем Робера Пиреса и Фредди Люнгберга с Жилберто и Эду. За короткий срок в «Арсенал» пришло так много великих игроков, что некоторые вынуждены были сидеть на скамейке запасных, но мы всегда думали, что сможем сделать команду ещё лучше.

Философия Арсена Венгера в отношении финансов была предельно простой: ни один игрок никогда не был важнее, чем сам клуб. Я действительно восхищался таким подходом, так как для меня «Арсенал» был частью жизни и я всегда радовался, когда Венгер ставил на место звёздных игроков. Например, с Николя Анелька как-то возникла конфликтная ситуация, это был игрок со сложным характером. Венгер всегда отстаивал философию клуба и однажды публично поставил Анелька на место, сказав ему, что ни один игрок не сможет шантажировать тренера и клуб, иначе он окажется либо в дубле, либо уйдёт.

У «Арсенала» была одна из самых сильных команд в истории Премьер-лиги, но при этом мы не умели играть первым номером. Проблема заключалась в том, что Анелька, Анри, и некоторые другие игроки, были бесполезны при позиционных атаках. А вот во время быстрых контратак их было невозможно остановить без фола. Мы были вынуждены осознанно отдавать мяч соперникам и разрешали им захватывать центр поля, чтобы в нужный момент перехватить инициативу и отдать мяч вперёд, на наших быстрых игроков.

Главным соперником в тот период был «Манчестер Юнайтед». «Ливерпуль» был хорошей кубковой командой, но не у них не было стабильности на дистанции, они редко выдавали длинные победные серии, поэтому «Юнайтед» был фактически единственным серьёзным конкурентом. Каждый раз, когда мы приезжали на » Олд Траффорд» и побеждали в этот период, мы фактически выигрывали чемпионат. Это был самый важный матч, который решал судьбу титула.

Я был просто винтиком в колесе, но было здорово – невероятно круто — пойти и поднять трофей в качестве капитана. Я с ужасом представлял себе, что мог уйти в «МЮ» и никогда бы не познакомился с Венгером, никогда бы научился у него, как стать ещё лучше. Меня признавали лучшим защитником в лучшей команде лиги, я выигрывал великие матчи, поднимал над головой трофеи... Ради этого я и остался в «Арсенале». Я всегда верил в клуб, а клуб верил в меня.

A post shared by Tonyadamsofficial (@tonyadamsofficial)

В Англии игроки привыкли играть «на уколах», но мало кто задумывался о том, что при этом ты не можешь играть на 100%. Однажды я получил незначительную травму и хотел попросить клубных докторов сделать мне уколы, чтобы я мог выйти на поле в следующем матче, но Венгер сказал: «Нет. Собирай вещи и отправляйся на юг Франции. Одна неделя отдыха, одна неделя реабилитации и еще одна неделя тренировок. Если ты не готов на все 100 процентов, ты мне не нужен. Иди и подготовься, чтобы я был уверен в тебе».

Сейчас это кажется странным, так как все тренеры берегут игроков и боятся лишний раз их выпустить на поле. Но тогда это было революционно, потому что я думал: «Я должен играть. Я не имею права на отдых посреди сезона, я нужен клубу».

Я поехал на юг Франции и впервые в своей жизни отдохнул прямо посреди сезона, и именно благодаря этому я набрал лучшую форму за всю свою жизнь, а затем вернулся и был непобедимым.

A post shared by Tonyadamsofficial (@tonyadamsofficial)

Я также чувствовал себя невероятно, потому что впервые в жизни мне было комфортно вне поля, и я знал, что мне не нужен футбол для счастья. Это было чертовски здорово знать, что я могу обойтись без него. Футбол всегда был моим наркотиком, но стоило мне немного отдохнуть, и я понял, что жизнь прекрасна и без футбола. Я просто чувствовал себя так здорово, что почти не имело значения, с кем я играю. Уже два года подряд я не пил и чувствовал себя фантастически. У меня была прекрасная жизнь. У меня были прекрасные отношения с людьми за пределами поля. Работа была хорошей, мне хорошо платили, я был в отличной форме. Это было чудесное время в моей жизни.

В 31 год, на пике моей карьеры, я осознал, что такое настоящая жизнь. Без алкоголя, без футбола, без напряга. Последние шесть лет моей карьеры я был полностью свободен: физически, умственно и эмоционально.

A post shared by Tonyadamsofficial (@tonyadamsofficial)

Я был готов разорвать Венгера на куски, когда мы проиграли «Боруссии», но именно он сделал из меня отличного игрока, он сделал мой любимый клуб настоящей машиной для побед. Но всё это меркнет на фоне того, что Венгер сделал из меня настоящего мужчину. Арсен не просто великий тренер, он ещё и замечательный человек. Встреча с ним перевернула мой мир и изменила мою жизнь в лучшую сторону.

A post shared by Tonyadamsofficial (@tonyadamsofficial)

Поделитесь новостью с друзьями