Популярные темы

«Четницкий жест» Лаврова. Успехи и провалы России на Балканах

Дата: 31 декабря 2020 в 18:52



Каждый заканчивающийся год на Балканах – особенный: он расширяет пространство исторического времени, которое наступило за окончанием череды кровавых этнических войн. Однако политиков, родившихся после того, как двадцать лет назад прозвучали последние выстрелы, на сцене ещё нет, зато живы и активны многие из тех, кто тогда держал оружие в руках, а потом перезапускал целые государства. Аморфность сегодняшних политических и социальных процессов на Балканах вызывает у внешних игроков соблазн прийти и занять здесь доминирующее место. Один из таких игроков – Россия. Что вышло и чего не получилось у нее в 2020 году на Балканах, где Кремль был весьма активен?

Косовская неудача и боснийский демарш

«Государством года» на Балканах в определенном смысле остаётся частично признанное Косово. По степени влияния на его маршрут в будущее здесь судят и о тех державах, которые по разным причинам считают себя обязанными на это будущее влиять.

На косовской площадке Москва проигрывает Вашингтону в качестве. В сентябре в Овальном кабинете Белого дома было подписано соглашение о нормализации экономических (а по существу – и остальных) отношений между Белградом и Приштиной. Под этим документом рядом с подписями сербского президента Александра Вучича и косовского премьера Авдуллы Хоти виртуально присутствовала ещё одна – хозяина кабинета, президента США Дональда Трампа. Это перевело российскую дипломатию в косовском вопросе в категорию наблюдателей.

Смотри также

Три кусочка смальты. Почему Путин и Лавров не приехали в Сербию

Москва ответила по-своему. Отложенное с осени и состоявшееся в середине декабря турне министра иностранных дел Сергея Лаврова по трём балканским странам имело целью зафиксировать позиции России в регионе. В том числе и для того, чтобы обозначить их перед лицом новой, послетрамповской американской администрации. Ведь от Джо Байдена, нового президента США и в каком-то смысле старого балканиста, знакомого ещё с маршалом Тито – кстати, именно Байден когда-то первым из западных политиков назвал Слободана Милошевича военным преступником – в разных странах ожидают более четкой политики на Балканах, сопрягаемой с политикой европейских союзников. Такая политика могла бы потеснить в регионе Кремль и ориентирующиеся на него силы.

Мы хотим дружеских отношений с Россией, но просим уважать институты БиГ

Чтобы предотвратить или хотя бы отсрочить такой сценарий, Лавров и отправился в свою поездку. В столице Боснии и Герцеговины (БиГ) Сараево он приземлился в день 25-й годовщины подписания Дейтонских соглашений. На их основе была прекращена одна из самых уродливых войн в новейшей истории Европы, когда с 1992 по 1995 год боснийцам разных вероисповеданий – православного, католического и мусульманского – удалось уничтожить сто тысяч человек и сделать перемещёнными лицами ещё миллион. Западные лидеры во главе с Биллом Клинтоном тогда примирили три лагеря, но появившаяся в результате сегодняшняя БиГ не радует никого, и прежде всего тех, кто в ней живёт. Страна состоит из трех образований: хорватско-мусульманской Федерации Боснии и Герцеговины, Республики Сербской, а также автономного округа Брчко. Их сосуществование, с самого начала вынужденное, сегодня переходит в новое противостояние. Хорваты-католики и босняки-мусульмане, вместе – две трети 3,3-миллионного населения БиГ, стремятся к вступлению в НАТО и Евросоюз. Боснийские сербы, получившие 49 процентов территории БиГ, последовательно этим настроениям противостоят. Все серьёзные политические силы сходятся во мнении, что старый Дейтон, а также расплывчатая конституция душат, обездвиживают страну, заставляя заинтересованные стороны думать о разумной реконструкции исчерпавшего себя формата ее существования. Обсуждение этого, собственно, прямо сейчас и происходит – но не в Москве, которая заинтересована в одном: возможности контролировать шаткий боснийский статус-кво.

Глава Республики Сербской Милорад Додик и президент России Владимир Путин в Белграде, 2019 год

Лавров начал визит с того, что отдельно встретился с одним из трёх членов коллективного президентства (Президиума) БиГ – сербом Милорадом Додиком. На совместной с Додиком пресс-конференции глава российской дипломатии призвал к неукоснительному соблюдению Дейтонского соглашения всеми участниками и уничижительно отозвался о роли Верховного представителя по Боснии и Герцеговине, полномочия которого четверть века назад были определены ООН. (Закрытие его офиса обеспечило бы большую свободу действий Республике Сербской).

Наутро два других члена Президиума БиГ – Желько Комшич, представляющий боснийских хорватов, и Шефик Джаферович, представляющий мусульман, отказались встречаться с Лавровым «из-за заявлений российского министра по Дейтонскому соглашению, которые идут вразрез с позицией Боснии». Сергей Лавров не уважает Боснию и Герцеговину, заявил Комшич. «Мы хотим дружеских отношений с Россией, но просим уважать институты БиГ», – сказал он. Членов Президиума возмутило также выпячивание Лавровым «приверженности» Республики Сербской военному нейтралитету: решения такого рода может, по законам БиГ, принимать только центральная власть. Лавров в ответ заявил прессе, что два члена боснийского Президиума действовали «несамостоятельно», а их отказ встречаться «не существен» для отношений Москвы и Сараево. Так, не слишком дипломатично, общение и закончилось.

Россия будет действовать на Балканах диаметрально противоположно американской политике

Позднее, выступая в Загребе, последнем пункте турне Сергея Лаврова, он уточнил: Россия не собирается запрещать БиГ вступление в НАТО, но при «уважении к позиции, которую занимает Республика Сербская, объявившая свой военный нейтралитет». Именно эта позиция и является блокирующей. «Лавров недвусмысленно дал понять, – писала в этой связи хорватская газета Jutarnji list, – что Россия будет поддерживать Республику Сербскую и Милорада Додика, используя их как свой механизм влияния на Боснию и Герцеговину и регион в целом. С помощью Додика Москва может пресечь и погубить любую инициативу, касающуюся коренных изменений в Дейтонском соглашении, о которых в последнее время говорят в Вашингтоне и Брюсселе, и вступления в НАТО, из-за которого Москва может полностью потерять Боснию». Визит показал, заключает газета, что «Россия будет действовать на Балканах диаметрально противоположно американской политике».

Троеперстие министра

После этих, мягко говоря, недоразумений белградскую часть визита Лаврова постарались сделать максимально зрелищной. Его частью стала сцена разжигания в Белграде Вечного огня – из частицы огня, взятой на могиле Неизвестного солдата у Кремлёвской стены. После чего министр перешел к делу.

Лавров нещадно критиковал власти Косова – за, по его мнению, саботаж имеющихся договорённостей, и ЕС – за импотенцию в посредничестве между Белградом и Приштиной. Чем-то особенно новым такие заявления считать нельзя. Новорсть последовала уже после визита Лаврова, когда сербский президент Вучич заявил в эфире TV Prva, что как минимум до апреля 2022 года, когда в этой стране пройдут очередные президентские и парламентские выборы, независимость Косова Сербия признавать не станет. Это новое, скорее всего, тактическое обязательство президента не отменяет того факта, что победа его правящей партии на последних выборах в июне даёт Вучичу, который в последние годы выступает как сторонник евроинтеграции, возможность ратифицировать в парламенте любое соглашение по урегулированию в Косове.

Смотри также

Что подразумевает независимость Косова

Это урегулирование остается вполне вероятным даже вопреки тому, что недовольство политикой Белграда высказывают представители косовского серьского меньшинства. Так, недавно электроснабжение севера Косова и Метохии, населенного преимущественно сербами, перешло к компании KOSTT, подконтрольной властям Приштины. (Это сделано в соответствии с Брюссельским соглашением 2013 года о нормализации отношений Сербии и Косова). После чего Движение сербов Косово и Метохии «Отечество» на своей странице в Фейсбуке назвало Александра Вучича «великим лжецом, еще более крупным вором и величайшим предателем в сербской истории».

Если признание Косова, в той или иной форме, произойдёт, Россия может остаться в одиночестве со своей приверженностью резолюции 1244 Совбеза ООН, запрещающей признавать Косово в принципе. К сегодняшнему дню, спустя 12 лет со времени одностороннего провозглашения независимости Косова, от этого двадцатилетней давности принципа отказалась добрая половина членов ООН. Они считают, что выгоднее влиять на обстановку на Балканах, чем способствовать назреванию там нового этнического взрыва.

Перед отлётом из Белграда, садясь в самолёт, российский министр продемонстрировал три растопыренных пальца – сербское троеперстие, известное также как «четницкий жест». «Хотя в силу религиозных, исторических и этнических причин позиционирование России на стороне сербов никого не удивляет, – отмечает турецкая Anadolu, – жест «три перста», который, хотя и является религиозным символом, но отождествляется с группой, совершившей многочисленные массовые убийства на Балканах, вызвал резкую критику [за рубежом]».

Прелести «Арматы» и ужасы ЕС

По мнению специалиста по Балканам, научного сотрудника Джеймстаунского фонда в Вашингтоне Януша Бугайски, Москва опасается возможных изменений политики США в регионе при Байдене, поскольку «глобальным амбициям русских будет брошен более чёткий вызов». «Обеспокоенность Москвы, – пишет Бугайски, – демонстрирует недавняя поездка министра иностранных дел России Сергея Лаврова. Его заявления о важности Балкан проецируют на Вашингтон собственные чаяния России: по словам Лаврова, некоторые западные страны хотят превратить эту область Европы в арену геополитической борьбы и создать новые разделительные линии. Именно этого и хочет добиться Россия, чтобы не позволить оставшимся западнобалканским странам разрешить свои споры и подать заявки на вступление в НАТО и ЕС».

Глобальным амбициям русских будет брошен более чёткий вызов

Экономическому проникновению Запада на Балканы – а с этим соревноваться трудно – Россия отвечает ассиметрично, перенося акцент на борьбу за умы. Официальный сайт НАТО опубликовал аналитический материал основателя портала Balkan Security Network Дэниела Сантера, который обратил внимание на динамику российской пропаганды на Балканах. Поддерживая выраженное в одном из докладов Европарламента мнение о том, что «стартовой площадкой для российских дезинформационных операций на Западных Балканах» является Сербия, автор отмечает, что эта пропаганда «демонизирует НАТО и США, подпитывает этническую напряженность и представляет Европейский Союз как неблагополучную, расистскую и антисербскую организацию. Это обостряет у православного населения чувство угрозы, одновременно усиливая культуру памяти, которая изображает Россию и Советский Союз как мощных защитников [сербов] на протяжении всей истории... На практике это означает, что среднестатистический медиа-потребитель узнаёт больше о предполагаемых преимуществах танка «Армата», газопроводе «Северный поток-2» или российских гиперзвуковых ракетах, чем о преимуществах потенциального членства в ЕС для населения Балкан. Хотя региональные опросы показывают, что большинство населения Боснии и Герцеговины, Черногории и Сербии выступает за интеграцию в ЕС, эти настроения не следует воспринимать как нечто само собой разумеющееся. В Сербии, где большинство населения положительно относится к России и Китаю, поддержка Европейского союза снижается, а отношение к НАТО становится все более негативным».

Пророссийская балканская общественность: байкеры из Сербии и Черногории принимают российских гостей в Которе (Черногория), сентябрь 2016 года

В то же время профессор университета в сербском Крагуеваце Зоран Чворович считает, что реальное влияние России в сербском обществе весьма невелико, так как Москва предпочитает общаться с правящей политической и деловой элитой этой страны. При этом, как утверждает Чворович, Россия упрямо игнорирует тот факт, что политическая и деловая элита бывшей Югославии, а потом и самостоятельной Сербии формировалась под прямым или косвенным влиянием Запада. В отличие от России, Западу, который очень серьезно вкладывал в сербские СМИ, культуру, образование и науку, удалось быстро нейтрализовать нехватку политического авторитета. И несмотря на такие невыгодные карты в руках, российское государство все ставки делает на элиту, чью игру не может эффективно контролировать, полагает сербский профессор, известный своими пророссийскими взглядами.

Битва газопроводов между трех морей

Балканский отрезок газопровода «Турецкий поток», главного российского энергетического проекта на юго-востоке Европы, близок к завершению. Однако и здесь без «но» не обошлось. Первый запуск, который произойдет в ближайшее время, должен быть только техническим, с мощностью примерно в пять раз меньше проектной (13,9 млрд кубометров в год для Болгарии, Сербии и Венгрии и Австрии). Пока газопроводу не достаёт компрессоров и интерконнекторов.

Смотри также

Жить как «рубладжии». В Болгарии построили путинское общество

Новый вызов России может представлять другой проект, имеющий энергетическое измерение: это «Инициатива трёх морей». Двенадцать государств Европейского союза, расположенных в Центральной и Восточной Европе и имеющих выход к Адриатическому, Балтийскому и Чёрному морям (Австрия, Болгария, Венгрия, Латвия, Литва, Польша, Румыния, Словакия, Словения, Хорватия, Чехия и Эстония) объединились в 2016 году для налаживания регионального диалога по различным вопросам. Интересно, что все государства-участники, за исключением Австрии, являются бывшими социалистическими странами, и «Инициатива» включает всех, кто присоединился к ЕС после 1986 года. Сейчас во входящих в нее странах живёт 105 млн человек.

Энергетическая сфера входила в приоритеты «Инициативы трёх морей» с самого начала, а сегодня его противники прямо говорят, что блок стран между Балтийским, Черным и Адриатическим морями может в перспективе лишить Россию ведущих позиций на европейском энергетическом рынке. Глава Международного валютного фонда болгарка Кристалина Георгиева, выступая на организованном вашингтонским Атлантическим советом онлайн-мероприятии по вопросу о развитии «Инициативы трех морей», отмечала, что проект направлен на создание в регионе Центральной и Восточной Европы энергетического и инфраструктурного коридора «Север – Юг» в противовес инфраструктуре, которая со времен Советского Союза идет с востока на запад. Это поможет, в числе прочего, снизить энергетическую и экономическую зависимость стран региона от России. В частности, предусматривается развитие в регионе поставок сжиженного природного газа, строительство «Балтийской трубы», по которой норвежский природный газ мог бы поступать в Польшу через Данию, а также соединение Балканского региона с газовыми ресурсами Румынии.

Определенные силы пытаются превратить Болгарию в часть баррикады, разделяющей Россию и Европу

Для развития «Инициативы трех морей» основан инвестиционный фонд. Ожидается, что он соберет в скором будущем 5 млрд евро. Госсекретарь США Майк Помпео объявил на Мюнхенской конференции по безопасности в этом году, что в рамках «Инициативы» Соединенные Штаты выделят странам Центральной и Восточной Европы около 1 млрд долларов на проекты в сфере энергобезопасности.

В 2021 году председательство в «Инициативе трех морей» переходит к Болгарии, которая выдвинула идею расширения за счёт Турции, Греции и Кипра. Болгарский премьер Бойко Борисов, без конца говорящий о диверсификации источников энергии, полон энтузиазма относительно перспектив «Инициативы». Его оппоненты видят ситуацию совершенно иначе. Близкий к Болгарской социалистической партии аналитик Валентин Вацев заявил, что этот проект является «продолжением НАТО». «Радостное и амбициозное решение Болгарии вступить в «Инициативу» означает, что она возьмет на себя очевидные военно-политические обязательства по конфронтации с Россией. Мы видим, как определенные силы пытаются превратить Болгарию в часть баррикады – вертикали, если смотреть с севера на юг, разделяющей Россию и Европу. Это попытка построить антироссийский кордон», – считает Вацев.

Суммируя всё перечисленное, можно быть уверенным: противоречий и турбулентности в балканской политике будет достаточно и в новом году, а российский фактор останется в ней одним из самых конфликтных.

Автор – корреспондент «Новой газеты» на Балканах, специально для Радио Свобода

Russian Echo Widget

Реклама вертикальная

Студия подкастов Свободы

Видеоблогеры Свободы Сибирь.Реалии

«Свобода» на кинофестивалях

Тэги новости: Дональд Трамп Владимир Путин
Поделитесь новостью с друзьями