Популярные темы

«Покупателей мало, торговли нет». Настроения на предновогоднем рынке

Дата: 30 декабря 2020 в 12:03 Категория: Новости экономики


«Покупателей мало, торговли нет». Настроения на предновогоднем рынке
Стоковые изображения от Depositphotos

За несколько дней до Нового года репортер Азаттыка сходил на три крупных рынка в Алматы, чтобы узнать, как идет торговля в канун праздничных дней. Продавцы жалуются, что покупателей мало, и говорят, что пандемия стала «настоящей напастью».

«ЦЕЛЫЙ ДЕНЬ СТОИШЬ, И ВОЗВРАЩАЕШЬСЯ ДОМОЙ БЕЗ ЗАРАБОТКА»

Вещевой рынок «Кенжехан» на северной окраине Алматы, в районе известной в городе барахолки. Холодная декабрьская погода. 10 часов утра, будний день. Предновогодней суеты в середине недели здесь не заметно.

Охранник на входе, увидевший фотокамеру в руках корреспондента, отказался его впускать, заявив, что «это частный объект, фотосъемка запрещена». Доводы о том, что «рынок — общественное место, и представитель СМИ имеет право на его съемку», охранника не убедили. Он сослался на «приказ администрации». Камеру пришлось оставить за пределами рынка.

Более половины 40-тонных грузовых контейнеров на рынке были закрыты. Посетителей на рынке немного. Время от времени встречаются женщины с тележками, нагруженными термосами, — они продают чай, кофе.

Большинство продавцов были не против съемки их рабочих мест на смартфон, но не согласились сниматься сами и не изъявили желания общаться с репортером Азаттыка.

Мужчина около 50 лет, продающий верхнюю одежду, представился Мамедом. Он предлагает одну куртку за другой, по цене от 15 до 60 тысяч тенге, и расхваливает качество и пошив.

— Какую выберете? — говорит продавец, предлагая на подстежке из верблюжьей шерсти. — Это очень хорошая куртка, 24 тысячи тенге. Мы сами по 21 тысяче покупали. Вот держите, за свою цену отдам. Даже за 18 тысяч отдам. Возьми!

Репортер объяснил, что пришел на рынок не за вещами, а чтобы узнать, как идет торговля, что говорят торговцы. Мамед не скрывает, что ситуация тяжелая. По его словам, сейчас на рынке мало покупателей и торговли практически нет.

— Бывает, целый день стоишь, ни одной вещи не удается продать, возвращаешься домой без заработка, — жалуется он.

— Почему они закрыты? — спрашиваю я, показывая на соседние контейнеры.

— Покупателей нет. Холодно. Поэтому они выходят изредка, по субботам и воскресеньям, — пояснил Мамед.

Контейнер напротив разукрашен разноцветными лентами. Ценники в виде узоров, улыбающихся смайликов. Продавец не пожелал представиться. Он тоже говорит, что заработанного едва хватает на аренду торгового места.

— Заработанное отдаем за это место. Продали — заплатили. Поэтому теперь мы не привозим много товара, как прежде. Потому что, как видите, покупать некому, — говорит он.

— Сколько стоит аренда контейнера?

— Около 250 тысяч тенге, — говорит продавец.

Он подозвал женщину, которая катила перед собой тележку с термосами с горячим чаем: «Еркежан, чаю не нальешь?»

За более чем два часа, проведенных на рынке «Кенжехан», репортер Азаттыка заметил, что на базаре немного покупателей. Больше половины контейнеров закрыты. Продавцы сетовали журналисту, что «покупателей мало, торговли практически нет».

ТОРГОВЦЕВ БОЛЬШЕ, ЧЕМ ПОКУПАТЕЛЕЙ

После «Кенжехана» репортер поехал на другие рынки вдоль Северного кольца. За последние пять-шесть лет торговые территории здесь претерпели значительные изменения. На месте рядов из контейнеров были построены несколько крупных зданий, перед ними сделали парковку. Около половины мест на парковке перед этими зданиями пустуют. Еще год назад в предновогодние дни приходилось подолгу ждать, пока не освободится место для автомобиля.

Большинство точек на рынке «Ак булак» (бывший «Болашак») открыто, в отличие от картины на рынке «Кенжехан». Внутри крытого рынка тепло. Торговцы откровенно скучают и копаются в своих мобильных телефонах. Встают со своих мест, только если подходит покупатель: «Что-то ищете?».

Людей, как показалось, было побольше, чем на «Кенжехане». Но не все из них оказались покупателями. Продавец, представившаяся Эльзирой, рассмеялась: «Большинство здесь — торговцы».

За пределами рынка — ряды, где под открытым небом продают белье, обувь, головные уборы, елочные украшения, всякую мелочь. Но и здесь нет покупателей.

РАССКАЗ ТОРГОВЦА ИГРУШКАМИ

Во второй половине дня мы направились на Зеленый базар в центре Алматы. У входа со стороны улицы Макатаева продают овощи и фрукты. Покупатели торгуются и берут что им нужно.

У входа на рынок — контейнеры с обувью и игрушками. «Игрушки, игрушки!» — зовет покупателей молодой человек.

— Знаете, Новый год близится, а торговли вообще нет. Скоро вечер, а я еще ни одной игрушки не продал, — говорит продавец, представившийся Маратом.

— А раньше как торговля шла?

— Год назад у меня не было времени на разговоры. Я только и успевал показывать игрушки и брать деньги...

— В этом году как с торговлей? Прибыль есть?

— Прибыли нет, расходы покрываем, арендная плата еще.

— Какая это сумма? 100 тысяч будет?

— Сейчас нет такой аренды в 100 тысяч, — засмеялся Марат.

«КАК НАМ ДАЛЬШЕ ЖИТЬ?» ЖАЛОБЫ ТОРГОВЦА ОБУВЬЮ

Три человека продают обувь в бутике площадью 20 квадратных метров.

— Торговли нет. Крыша у нас протекает. Полы старые. Освещение слабое, — жалуется один из продавцов. Он не хочет называть имя. — Нет, ойбай! А если завтра выгонят отсюда?

Один из продавцов согласился рассказать о своем положении на условиях анонимности. Он пожаловался, что из-за неважной торговли не может найти средства на оплату арендуемого помещения.

— Это место мы арендуем за 550 тысяч тенге. Один человек не в состоянии оплачивать такую сумму, поэтому арендуем втроем и оплачиваем аренду в складчину. Лично я сейчас должен 300 тысяч тенге. В прошлом году эти сапоги мы брали по 10 тысяч тенге. В этом году я выставил их на продажу по той же цене. Хотел хоть расходы отбить. Но товар все равно не продается.

— Почему арендная плата высокая?

— Откуда нам знать. Есть еще государственная стоимость аренды.

— Не пробовали обратиться с жалобой?

— Да вы что! Недавно одна женщина во время карантина пригласила журналистов телеканала КТК и пожаловалась на высокую арендную плату. Ее потом вообще на рынок перестали запускать.

— Если пожалуемся, завтра нас тоже погонят с этого места.

Двое других продавцов в основном молчали, лишь изредка поддакивая. Репортер провел в этом бутике около полутора часов. За это время к ним не зашел ни один покупатель.

Когда репортер собрался уходить, один из продавцов, который молчал, бросил в отчаянии: «Скажите, как нам дальше жить?»

В это время в бутик заглянула женщина: «Чаю горячего не желаете?»

— На всем рынке только у вас, наверное, идет торговля? — спросил я. Продавец обуви закивал головой: «Да-да».

— Это вам со стороны так кажется. Вы ничего не знаете о нашем положении, — с обидой в голосе сказала торгующая чаем женщина.

«ПРАВИТЕЛЬСТВО НЕ ЗАБОТИТ ПОЛОЖЕНИЕ ПРОСТЫХ ЛЮДЕЙ»

По словам 52-летней Насихи, она продает горячий чай на рынке восьмой год. До этого работала уборщицей. Она говорит, что на рынке работает 17 конкуренток.

— Продавать не трудно, трудно собирать деньги за этот чай. Все на рынке знают нас. Сейчас нет торговли. Многие берут чай в долг. Бывает, что и не отдают деньги, — рассказывает женщина.

Насиха говорит, что платит 34 тысячи тенге в месяц администрации рынка и 17 тысяч тенге за кипяток. Есть и другие платежи.

— В прошлом месяце расходов было 180 тысяч тенге. Иногда мы возвращаемся домой с мелочью, иногда — с пятью или шестью тысячами тенге. Моему мужу 60 лет. Они с сыном работают на стройке. У них работа то есть, то нет. Пенсионный возраст подняли до 63 лет. Правительство совершенно не заботит положение простых людей, — говорит Насиха.

На выходе с Зеленого базара корреспондент заглянул в крытый павильон, где торгуют овощами и фруктами. В этом году он был закрыт на несколько месяцев из-за пандемии коронавируса.

Покупателей, как показалось, в павильоне тоже немного. Продавцы стояли, сбившись в небольшие кучки по два-три человека. У всех разговоры только об одном — нет торговли.

— За аренду одного квадратного метра платим по 28 тысяч тенге. Раньше в это время люди ящиками покупали огурцы, помидоры. Яблоки и груши. Сейчас такого нет. Пандемия стала напастью, — говорит одна из торговок в беседе с репортером Азаттыка.

Она говорит, что быстропортящийся товар не удается продать.

— В том году привезенный товар накануне Нового года закончился за полчаса, — говорит она.

Покупатели отмечают, что цены на рынке растут едва ли не с каждым днем. Торговцы не спорят. Они ссылаются на увеличение оптовых цен.

Распространение коронавируса в этом году оказало негативное влияние на мировую экономику. Падение цен на нефть сильно ударило по экономике Казахстана, значительная часть бюджета которого формируется за счет продажи углеводородов. Некоторые эксперты говорят, что в этом году количество бедных в стране увеличилось, покупательная способность населения снизилась.

По сообщению сайта Радио "Азаттык"

Тэги новости: Новости экономики
Поделитесь новостью с друзьями