Популярные темы

Топ-10 получателей бюджетного финансирования

Дата: 29 декабря 2020 в 10:33 Категория: Новости экономики


Топ-10 получателей бюджетного финансирования

Талгат Ибраев

Недавно были опубликованы очередные правительственные корректировки постановления от 6 декабря 2019 года №908 «О реализации Закона Республики Казахстан «О республиканском бюджете на 2020-2022 годы». Там же указаны получатели бюджетного финансирования на внеконкурсной основе. Кто же они, кто и каким образом руководит этими организациями?

Дороги, снег, коррупция

Первым в списке значится АО «Национальная компания «ҚазАвтоЖол». Этой организации из бюджета выделяется 157 042 975 000 тенге.
В декабре председатель правления АО «НК «ҚазАвтоЖол» Улан Алипов был вынужден объяснять, почему новая дорога между Темиртау и Карагандой пошла трещинами еще до сдачи в эксплуатацию. Этот участок дороги начали строить в 2016 году, подрядчик потратил на него 6 млрд тенге, но дорожное полотно сразу же буквально развалилось. Теперь «ҚазАвтоЖол» судится с исполнителем (ТОО «Сейсер») и с другими организациями.
«Подали в суд на подрядчика, но он не может исправить дефекты. У ТОО «Сейсер» был партнер – ТОО «Прогресс KZ», на них тоже подали в суд. Мы подали в суд на проектный университет, чтобы он больше не участвовал в госзакупках. Суд нам отказал, но мы будем этого добиваться», — пояснил Улан Алипов.
А осенью с «КазАвтоЖол» случилась традиционная, но для многих чиновников всегда внезапная неприятность – выпал снег. В ноябре водитель грузовика, возвращаясь из Нур-Султана в Павлодар, заснял на видео нечищеную дорогу и обратился к нацкомпании с претензиями. Пришлось извиняться.
В марте снег, увы, тоже не давал «ҚазАвтоЖолу» нормально работать. Улан Алипов признался, что компания не справлялась с чисткой снега на республиканских дорогах прошлой зимой из-за обильных осадков. Алипов также признал, что в адрес «КазАвтоЖола» поступало очень много критики. «Мы проезд обеспечиваем, но есть вопросы там, где узкие места. В этом году очень много снега. На павлодарской трассе, особенно в районе Ерейментау, не успеваем полностью расчистить», — сказал Улан Алипов.
Ему также пришлось отвечать на критику по поводу содержания платных дорог. «Будем стараться обеспечивать проезд зимой, но в случаях буранов, снегопадов, плохой видимости – это от нас не зависит. Особенно в северных регионах бывают такие случаи, когда дороги закрываются в связи с погодными условиями. Когда дороги закрыты плата не взимается, когда открыты мы не можем отменить взимание оплаты, так как эти средства тратятся на содержание этих участков», — пояснил Алипов.
Не заставила себя ждать и коррупция. В августе Антикоррупционная служба заявила о том, что руководство Западно-Казахстанского филиала «КазАвтоЖол» подозревается в хищении 13 млн тенге, выделенных на капремонт пограничного пункта пропуска «Сырым».

Примечательно, что 2019 год для нацкомпании был также урожайным на коррупцию. Были начаты расследования в отношении руководителей филиалов в Мангистауской, Восточно-Казахстанской и Карагандинской областях. Кроме того, в 2019 году Улану Алипову пришлось прояснять скандальный вопрос о придорожных туалетах стоимостью 23 млн тенге (всего планировалось установить более 300 туалетов).
В прошлом году на высокие коррупционные риски в деятельности «КазАвтоЖола» указали в Агентстве по борьбе с коррупцией. «В рейтинге стран по качеству автомобильных дорог по итогам 2018 года Казахстан занимает 106-ю позицию из 140. Мы находимся в аутсайдерах, и в значительной степени причиной является коррупция. За последние 3,5 года в сфере строительства дорог пресечено 100 коррупционных правонарушений. В числе изобличенных – должностные лица «КазАвтоЖола», «Казахавтодора», местных исполнительных органов», – отметил зампред Агентства Олжас Бектенов.

Японский профессор: дорого, загадочно

Под вторым номером в списке получателей бюджетных средств идет АОО «Назарбаев Университет». Ему выделяется 47 870 158 000 тенге.

Десять лет НУ возглавляет Шигео Катсу. Также он является председателем попечительского совета Назарбаев интеллектуальных школ, членом попечительского совета Назарбаев фонда и председателем совета директоров АО «First Heartland Jýsan Bank» (бывший Цеснабанк). За плечами у господина Шигео Катсу 30 лет карьеры во Всемирном банке. В прошлом издание 365info.kz утверждало, что, согласно расследованию американских журналистов Стива Хорна и Алена Руфа, люди из Всемирного банка стоят за кулисами реформы образовательной системы Казахстана. В частности, ее коммерциализации и ставки на элитарные учебные заведения.
В 2019 году издание exclusive.kz пыталось выяснить, почему на Назарбаев Университет тратятся огромные бюджетные средства, и какова отдача от этих затрат. По данным издания, в проекте республиканского бюджета на 2020-2022 годы НУ выделено 184,2 млрд тенге. Между тем, отмечают в публикации, в рейтинг 1000 лучших университетов планеты CWUR НУ не попал. Тем не менее, цены в нем лишь немногим ниже расценок западных вузов, а зарплаты иностранных профессоров несопоставимы с зарплатами местных кадров. Авторы материала задаются вопросом, почему в таких тепличных условиях (на один закрытый университетский городок потрачено около 2 млрд долларов), НУ не в состоянии конкурировать с ведущими западными вузами.
В прошлом году тем же вопросом задался и КазТАГ. В агентстве вышел материал под заголовком «Назарбаев Университет» и Казахстанский институт менеджмента, экономики и прогнозирования (КИМЭП) не вошли в тысячу лучших вузов мира QS World University Rankings-2019».

Элита негодует

На третьем месте рейтинга разместились АОО «Назарбаев Интеллектуальные школы» с 29 500 820 000 тенге бюджетных средств.
В апреле прошлого года председателем правления НИШ была назначена Светлана Испусинова. Бывший руководитель НИШ Куляш Шамшидинова в феврале 2019 года стала министром образования и науки. Однако уже в июне Шамшидинова была отправлена в отставку. Хотя никаких официальных претензий ей не предъявили, эксперты связали отставку с тем, что подчиненного министра – гендиректора Национального центра тестирования, арестовали по подозрению во взяточничестве.
А в июне 2020 года родители и выпускники НИШ пытались буквально штурмовать здание учреждения в Павлодаре. Они выразили жесткое несогласие с низкими итоговыми оценками и требовали пересмотра результатов.
«В этом году детям отменили аттестацию по кэмбриджской системе. ЕНТ они тоже не сдавали, итоговые оценки вывели по результатам учебы за 10-й, 11-й, 12-й классы и перевели в баллы ЕНТ. 10 июня детям выдали результаты, которыми мы просто убиты. У многих они оказались заниженными. Почему так произошло, что повлияло на баллы ЕНТ, внятно объяснить не могут. Вчера мы с утра стояли на солнцепеке с 11 часов, пытались поговорить с администрацией школы НИШ. Четыре часа простояли. Сегодня тоже с утра ждали, но перед нами закрыли ворота на замок. После часть запустили во двор школы, остальные стояли за воротами», — пояснила одна из родительниц. Выяснилось, что из-за низких оценок многие выпускники не смогут поступить на гранты в престижные вузы.
«В этом году в связи с эпидемией COVID-19 совет оценивания Кембриджа принял решение не проводить экзамены по всему миру, в том числе в Казахстане. Выпускники нашей школы также не сдавали внешнего суммативного оценивания, итоговые оценки им были выставлены на основе результатов учащихся начиная с 10-го класса», — объяснил ситуацию директор Назарбаев Интеллектуальной школы химико-биологического направления Павлодара Ринат Жумабаев. В прессе подчеркивалось, что с подобным столкнулись все НИШ в стране. Родители и выпускники направили обращения руководству АОО «Назарбаев Интеллектуальные школы» и на блог министра образования РК. Однако же НИШ – автономная организация с собственным бюджетом, никоим образом не подчиняющаяся МОН.
В этом году НИШ еще раз оказались в центре скандала, когда кандидат филологических наук, абаевед Омар Жалел призвал казахстанских девушек рожать, а не учиться. Жалел, как сообщает пресса, провел лекцию об Абае в «Назарбаев интеллектуальной школе» в Таразе. В своем выступлении ученый заявил, что предназначение девушек – рожать детей. «Девушки не должны становиться академиками, они должны рожать академиков», — подчеркнул Жалел. Кроме того, он сравнил девушек с «маркерами», которые имеют свойство высыхать.
«Девочки, воспитанные в казахских традициях, поняли истинную суть моих слов, в отличие от европеизированных девочек. К сожалению, сейчас в семьях неправильно воспитывают девочек, чересчур погружая их в учебу и забывая о том, что истинное предназначение женщин – быть матерью», — отстаивал ученый свою позицию в интервью Sputnik Казахстан. Мнение Жалела возмутило школьниц, одна из них в соцсетях призвала женщин бороться за право выбора.

Салафиты на национальном телевидении?

На четвертой строчке находится АО «Республиканская телерадиокорпорация «QAZAQSTAN». Этой компании из бюджета выделили 24 277 991 000 тенге.
С апреля 2019 года должность председателя правления АО РТРК «QAZAQSTAN» занимает Ляззат Танысбай. Ранее она сделала успешную карьеру в государственных медиа-структурах, а также была вице-министром связи и информации РК.
В этом году национальное телевидение отметилось в религиозном скандале.
В октябре 2020 года основатель и руководитель исламского телеканала «Асыл Арна» Мухамеджан Тазабек открыл телепроект «Тәлім Trend» («тәлім» – «пример», «урок», «назидание») на канале Qazaqstan. В интервью агентству КазТАГ он заверил, что не будет затрагивать тему религии в своей программе на национальном канале.
«Также редакция МИА КазТАГ попросила прокомментировать многочисленные сообщения о том, что Тазабек является приверженцем нетрадиционного для Казахстана религиозного течения – салафизма, в том числе пост известного казахстанского журналиста Дины Елгезек, в котором она попыталась обратить внимание главы государства на ситуацию. Однако помощники Тазабека еще до интервью заявили, что он не будет комментировать вопросы, связанные с салафизмом, а когда представитель МИА КазТАГ начала задавать соответствующий вопрос, один из представителей окружения главы «Асыл Арна» подошел и нажал на кнопку остановки записи на камере журналиста», — сообщили в агентстве.
Ранее журналист Дина Елгезек, говоря о религиозном персонале телеканала Qazaqstan, заявила о том, что подобного рода решения исходят не от председателя правления АО РТРК «Qazaqstan» Ляззат Танысбай, а от лиц, занимающих более высокие посты. «Дорогие мои, Ляззат Танысбай не приглашает на работу персонал, связанный с религией! Ей это не нужно! Поручения поступили сверху! Не нужно ее просто так винить – она не виновата!» — написала Елгезек на своей странице в социальной сети.

Сказки не будет

На пятой позиции разместилось АО «Агентство «Хабар» с 17 222 772 000 тенге выделенных бюджетных средств.
Председателем правления агентства «Хабар» в августе 2019 года стал Ерлан Бекхожин. Ранее он возглавлял телерадиокомплекс президента. Сайт factcheck.kz в 2019 году отметил, что в АО «Агентство «Хабар» входят четыре канала: «Хабар», национальный спутниковый телеканал «Kazakh TV», круглосуточный информационный телеканал «Хабар 24» и киноканал «EL ARNA». Охват аудитории 99%, штат чуть больше 1100 человек.
По данным сайта, финансирование АО РТРК «Казахстан» и АО «Агентство «Хабар» составляет две трети от расходов страны на государственный информационный заказ, превышающий 49 млрд тенге (более 125 млн долларов). Согласно ожиданиям Министерства информации и общественного развития, уровень востребованности потребителями отечественной информационной продукции в 2019 году равен 67%. В 2020 году он составляет 68%, в 2021 – 69%. Альтернативных данных нет, пишет factcheck.kz.
После назначения председатель правления агентства «Хабар» Ерлан Бекхожин в интервью «Казправде» заявил, что для телеканала нет запретных тем. Он прокомментировал распространенное высказывание «хочу жить, как показывает «Хабар».
«Сторонникам подобных мнений хочу сказать: сказка закончилась. Чтобы убедиться в этом, достаточно включить новости на каналах «Хабар» и «Хабар 24». Считаю, что все стереотипы касательно «Хабара» устарели. Время диктует свои правила, и мы не стоим на месте», — сказал Бекхожин.

Главное – не утонуть

Шестую строчку рейтинга держит РГКП «Қазақстан су жолдары» Комитета транспорта Министерства по инвестициям и развитию Республики Казахстан. Организации выделено 13 706 205 000 тенге.
По информации официального сайта, директором является Кайрат Исаев. В этом году организация отметилась в коррупционной хронике. В марте директора Павлодарского филиала «Казахстан су жолдары» осудили за хищение бюджетных средств, о чем заявили в Антикоррупционной службе.
«Антикоррупционной службой Павлодарской области ранее окончено досудебное расследование в отношении директора Павлодарского филиала РГКП «Казахстан су жолдары» Сейпышева А.З. Он подозревался в хищении бюджетных средств на сумму 18,7 млн тенге, путем заключения фиктивных договоров на поставку товаро-материальных ценностей и их списания», — такова информация борцов с коррупцией. По данным ведомства, Сейпышев был признан виновным судом, ему назначено наказание в виде трех лет лишения свободы. Осужденный пожизненно лишен права занимать должности на государственной службе.

Допинг и Генпрокуратура

Седьмой фигурант рейтинга – ОО «Национальный олимпийский комитет» РК, которому из бюджета выделено 12 070 866 000 тенге.
В сентябре прошлого года на должность президента НОК был переизбран Тимур Кулибаев. Впервые он получил этот пост в 2015 году.
В 2020 году, как и в прошлые годы, казахстанский спорт сотрясают допинговые скандалы, стоившие нашей страны значительных достижений. В мае Tengrinews.kz сообщил о том, призерку Олимпиады Анну Нурмухамбетову дисквалифицировали за допинг.
Тяжелоатлетку Анну Нурмухамбетову дисквалифицировали за употребление допинга до сентября 2023 года. В пробе обладательницы бронзовой медали Олимпиады-2012 обнаружили анаболический стероид туринабол. Далее издание пишет, что в список пойманных на допинге внесли еще ряд спортсменов. Это участница юношеских Олимпийских игр, Азиатских игр-2018, а также чемпионата мира по легкой атлетике в помещении Любовь Ушакова (оксандролон); двукратный призер чемпионата Азии-2019, а также призер Гран-при по велоспорту на треке Роман Василенков (ибутаморен, лигандрол); член команды Казахстана по волейболу Антон Кузнецов (нандролон); хоккеист Владислав Никифоров (мельдоний). Они получили от двух до четырех лет дисквалификации.
Кроме того, наказание понесли и теннисист Бейбыт Жукаев (метилгексанамин, октодрин), легкоатлеты Александр Безруков, Олеся Задорожная (оба — метилгексанамин), гимнастка Гаухар Тулебаева (фуросемид), самбист Фарух Мирхакимов (мельдоний).
Напомним, что в 2016 году сборная Казахстана по тяжелой атлетике лишилась пяти медалей, завоеванных на летних Олимпийских играх в Пекине и Лондоне, из-за обвинений в употреблении допинга. Международный олимпийский комитет аннулировал результаты Ильи Ильина (2008 год – золото, 2012 год – золото), Зульфии Чиншанло (2012 год – золото), Майи Манезы (2012 год – золото) и Светланы Подобедовой (2012 год – золото).
Тимур Кулибаев – член Высшего совета при президенте РК по реформам, входит в топ-50 богатейших людей Казахстана. Согласно данным Forbes, на октябрь 2020 года его состояние оценивалось в 2,9 млрд долларов. Он также является председателем президиума Национальной палаты предпринимателей «Атамекен» и председателем ассоциации организаций нефтегазового и энергетического комплекса Kazenergy.

Трудный год для «скорой помощи»

Номер восемь рейтинга – РГП на ПХВ «Национальный координационный центр экстренной медицины» Минздрава РК. Из бюджета организации выделено 6 712 674 000 тенге.
По сведениям официального сайта, председателем правления «Национального координационного центра экстренной медицины» является Нурлан Ахильбеков.
Проведенный в августе аудит выявил в организации нарушения на 1,7 млрд тенге. «Департаментом внутреннего аудита в РГП на ПХВ «Национальный координационный центр экстренной медицины» Министерства здравоохранения Республики Казахстан проведен аудит эффективности за период с 1 января 2018 года по 31 марта 2020 года. По результатам установлено нарушений на общую сумму 1 754 637,9 тыс тенге. В том числе: финансовые нарушения составили 3 071,7 тыс тенге, из них, сумма, подлежащая восстановлению – 3 004,6 тыс тенге, возмещению – 67,1 тыс тенге. Нарушения процедурного характера – 1 737 961,8 тыс тенге; сумма государственных закупок, проведенных с нарушениями законодательства о государственных закупках, не влияющими на итоги государственных закупок — 700,0 тыс тенге. Неэффективное использование бюджетных средств на сумму 12 904,4 тыс тенге, которое является следствием несоблюдения требований отдельных нормативных правовых актов Республики Казахстан, а также иных документов, регламентирующих деятельность предприятия», — гласит официальная информация Минздрава.
Кроме того, для служб экстренной медицины год пандемии коронавируса стал проверкой на прочность. Судя по многочисленным жалобам, далеко не все подразделения эту проверку выдержали. Летом частота вызовов «скорой» увеличилась до 22 тысяч в сутки. Самый большой рост обращений зафиксирован в Нур-Султане и Алматы, а также в Актюбинской и Кызылординской областях. Общая нагрузка по республике в пик первой волны (в июне) возросла на 40%.
Как сообщала пресса, по всей стране регистрировались случаи, когда «скорая» ехала более двух часов, двух дней, а иногда и вовсе не приезжала. И.о. руководителя Национального координационного центра экстренной медицины Бауыржан Джусипов отметил, что по республике ежедневно вызовы, поступившие в скорую помощь, обслуживают порядка 1 400 бригад. Он также сообщил, что в этом году планируется приобрести 800 единиц санитарного автотранспорта.

«Вот с начала июня мы наблюдаем очень значительный рост вызовов в сутки. Ежедневно по республике бригады скорой помощи обслуживали около 18 тысяч вызовов, а вот с начала июня ежедневно мы обслуживаем порядка 26 тысяч вызовов. Это очень существенная нагрузка на службу скорой помощи и на ту инфраструктуру, которая сейчас есть», — пояснил он. В первую очередь, увеличение вызовов идет за счет пациентов, отмечающих у себя признаки острых респираторных заболеваний, отметил Бауыржан Джусипов.

Научные подозрения

На девятой позиции рейтинга располагается АО «Фонд науки», получивший из бюджета 5 665 478 000 тенге.
В октябре 2019 года председателем правления Фонда науки стал Арын Орсариев. Судьба прежнего руководителя этой организации сложилась типичным для Казахстана образом.
Бывшего председателя правления Ануарбека Султангазина в декабре прошлого года признали виновным в получении 5 тысяч долларов от ректора вуза за организацию личного приема у министра образования и науки РК.
Районный суд Нур-Султана признал Султангазина виновным и назначил ему наказание в виде штрафа в размере 57 млн тенге. По данным Антикоррупционной службы, взятку Ануарбек Султангазин получил от ректора Карагандинского государственного университета Азамата Едрисова.
Что касается нового руководителя Фонда науки, то прежде Арын Орсариев занимал должность ответственного секретаря МОН. Коррупционные скандалы в сфере образования также не обошли его стороной.
В августе 2019 года бывший директор департамента административной работы и государственных закупок МОН РК Анар Каирбекова обвинила Арына Орсариева и вице-министров образования Рустема Бигари и Фатиму Жакыпову в совершении коррупционного правонарушения при подписании договора об оказании услуг. Вице-министры и ответственный секретарь свою вину отрицали. Тем не менее, в июле Арына Орсариева на посту ответсекретаря сменил Канат Сарсембаев.

Тесты и вакцина нужны в пандемию

Замыкает топ-10 РГП на ПХВ «Национальный научный центр особо опасных инфекций имени Масгута Айкимбаева». Из бюджета ему выделяется 5 216 057 000 тенге.
Национальный центр особо опасных инфекций имени Айкимбаева – это бывший Противочумный институт. С началом пандемии коронавируса внимание к этой организации резко возросло. Однако в прежние годы центр стал яблоком раздора между Россией и США, что бурно обсуждалось в прессе.
Напомним, в сентябре 2016 года в Алматы открылась центральная референс-лаборатория, на строительство которой, по данным forbes.kz, правительство США потратило от 108 до 130 миллионов долларов. Изначально заявлялось, что в лаборатории будут исследоваться опасные инфекции, но силами исключительно казахстанских специалистов. Официальные представители Российской Федерации посчитали лабораторию «мощнейшим военным объектом армии США», и оказали некоторое давление на власти Казахстана. В итоге российских специалистов допустили в лабораторию на экскурсии, и страсти несколько поутихли.
Как пишет Forbes, передача лаборатории от США к Казахстану происходила поэтапно. В первый год американцы оплачивали все расходы по содержанию, на второй наша страна вложила 33%, на третий – 66%. С 2020 года объект полностью находится на содержании казахстанского бюджета.
Сотрудники Национального центра особо опасных инфекций в разгар первой волны коронавируса летом 2020 года утверждали, что без построенной американцами ЦРЛ третьего уровня биологической безопасности, оснащенной по последнему слову науки, их прорыв был бы невозможен. Тем не менее, согласно многочисленным публикациям прессы, прорыв касался лишь научной сферы, но почти не оказал влияния на реальную ситуацию с коронавирусом.
«Мы здесь в основном занимались бактериальными инфекциями – чумой, холерой, сибирской язвой, из вирусов плотно работали лишь с конго-крымской геморрагической лихорадкой. С бактериями проще, они стабильны: вон сибирская язва – какая была 100 лет назад, так в ней ничего и не изменилось, а вирус постоянно меняется», — пояснил летом 2020 года генеральный директор Центра особо опасных инфекций доктор медицинских наук Токтасын Ерубаев.
«Но одной из задач наших центра и лаборатории является также выявление, анализ, диагностика так называемых вновь возникающих инфекций. И эту задачу, как показала текущая пандемия, наши ученые успешно выполняют. 30 января ВОЗ передала Казахстану генетическую формулу нового коронавируса. Уже в течение пяти дней мы и Национальный центр биотехнологий, чей алматинский филиал тоже расположен здесь, самостоятельно, без участия зарубежных ученых, разработали два варианта ПЦР-тестов», – добавил он.
Но тесты были нужны немедленно и в огромных количествах. Как все помнят, в пик первой волны на тестирование выстраивались гигантские очереди, лаборатории закрывались, а стоимость ПЦР поднялась практически до 20 000 тенге. Особенно тяжелая ситуация сложилась именно в Алматы.
Токтасын Ерубаев пояснил, что до коммерческого производства тестов еще далеко. Готовится ТЭО нового завода, его строительство и выход на промышленные объемы производства позволят еще снизить цены. Это потребует капиталовложений в размере 6-7 млрд тенге и полутора-двух лет времени, сказал он в интервью Forbes.
Таким образом, констатировали некоторые СМИ, несмотря на усилия ученых, казахстанцы по-прежнему пользуются преимущественно зарубежными тестами. Как выразилась газета «Караван»: «Тесты есть, но их нет!»
Еще в мае гендиректор Национального научного центра особо опасных инфекций Токтасын Ерубаев заявил, что в республике разрабатывается новая вакцина против коронавирусной инфекции. В сентябре стало известно, что вакцина, являющаяся совместной разработкой Международного центра вакцинологии КазНАУ и Национального научного центра особо опасных инфекций имени М. Айкимбаева, проходит доклинические исследования. Это вторая вакцина от коронавируса отечественного производства, включенная в список вакцин-кандидатов Всемирной организации здравоохранения, о чем сообщили в КазНАУ.

Тэги новости: Новости экономики
Поделитесь новостью с друзьями