Популярные темы

Десять лет назад на Ближнем Востоке начались массовые протесты

Дата: 19 декабря 2020 в 12:56


Десять лет назад на Ближнем Востоке начались массовые протесты

17 декабря 2010 года в тунисском городе Сиди-Бузид 26-летний мужчина подошел к зданию администрации. С собой у него была канистра с бензином и спички. Он вылил на себя бензин и чиркнул спичкой со словами: «Как, по-вашему, я могу заработать на жизнь?». Это был Мохаммед Буазизи, торговец фруктами. Причиной его поступка послужил конфликт с местными чиновниками, которые требовали у него взятку за право торговать с лотка овощами и фруктами.

Инцидент вызвал массовые протесты против низкого уровня жизни и коррупции. 23-летнее правление президента Туниса Зина эль-Абидина Бен Али закончилось бегством в Саудовскую Аравию. Он стал первым лидером, павшим жертвой арабской весны.

Протесты в Тунисе вызвали эффект домино и быстро перекинулись на другие страны арабского мира. Авторитарные лидеры, правящие десятилетиями, вскоре последовали за Бен Али. Арабская весна положила конец политическим карьерам президентов Египта, Йемена и Ливии.

Арабской весне предшествовала целая серия событий, стечения обстоятельств.

Протесты в Тунисе привели к наиболее значительным переменам. Уже 14 января 2011 года президент отправил правительство в отставку и назначил досрочные парламентские выборы, объявив, что не будет баллотироваться. Чуть позже в тот же день он покинул Тунис. Эта череда событий показала остальным жителям арабского мира, что бессменные авторитарные режимы могут быть более уязвимыми, чем кажутся.

История о продавце фруктов достаточно быстро распространилась по всему региону и нашла отклик среди жителей многих его стран. Особенно она затронула сверстников покончившего с собой Буазизи — молодежь, которая выросла при одном режиме и столкнулась с отсутствием перспектив, безработицей и низким уровнем жизни. Та же самая молодежь, активно пользующаяся интернетом, могла наблюдать за тем, что происходит в соседних странах. Кроме того, благодаря все тем же социальным сетям, протестные настроения подстегивались, а сами протестующие смогли быстро организовываться.

На улицы своих городов выходили жители Алжира, Ливии, Йемена, Египта, Марокко и Бахрейна, волнения протестов прокатились даже по Оману, Судану, Кувейту, Западной Сахаре, Саудовской Аравии и не арабскому Ирану.

Отличий между этими странами было достаточно, однако объединяло их одно — недовольство граждан низким уровнем жизни, коррупцией и отсутствием демократических прав и свобод. В ряде стран протесты действительно привели к значительным результатам.

Жители Египта свергли Хосни Мубарака, который правил страной на протяжении трех десятилетий. Он подал в отставку спустя 18 дней массовых акций протеста и народных волнений. В июне 2012 года политика приговорили к пожизненному тюремному заключению.

В феврале 2011 года президент Йемена Али Абдалла Салех, правивший с 1978 года, заявил, что покинет свой пост только в случае поражения на выборах. Спустя год массовых акций протеста он все же ушел в отставку и передал власть новому президенту, избранному досрочно, в обмен на личную неприкосновенность.

20 октября 2011 года в результате военной операции был убит ливийский лидер Муаммар Каддафи. Ливия — одна из трех стран, затронутых арабской весной, которая до сих пор переживает гражданскую войну. На востоке, в столице Ливии Триполи, действует поддерживаемое ООН Правительство национального согласия под руководством Фаиза Сараджа. Однако парламент и кабинет министров, поддерживаемые Ливийской национальной армией и ее главой фельдмаршалом Халифой Хафтаром, не признают эту власть и контролируют западную часть страны.

Вторая страна, где протесты переросли в полноценную гражданскую войну — Сирия. Башар Асад, которому власть перешла из рук его отца Хафеза Асада в 2000 году, стал единственным лидером, которому удалось удержаться под натиском длительных массовых протестов и гражданской войны (во многом благодаря вмешательству России).

Гражданская война с 2014 года продолжается и в Йемене. Конфликт разгорелся между хуситами (шиитские повстанцы), к которым примкнул свергнутый Али Абдалла Салех и суннитами.

В Кувейте, Иордании или Алжире власти начали проводить реформы. В Саудовской Аравии, Бахрейне и Судане протесты были подавлены.

Единого итога арабской весны нет. Да и говорить о каких-то значительных изменениях к лучшему, в целом, также не приходится.

Результатом может похвастаться только Тунис. Спустя три года там была принята новая конституция, гарантирующая политические свободы и права женщин. В стране установилась многопартийность и свобода СМИ. С тех пор в Тунисе трижды прошли свободные выборы. Однако значительного улучшения уровня жизни все это не принесло. Безработица в Тунисе достигает 15%.

В Египте на смену Мубараку пришел исламист Мухаммед Мурси, однако и он вскоре был свергнут. В 2014 году президентом стал министр обороны Абдель Фаттах ас-Сиси, который практически полностью вернул страну в эпоху правления Мубарака.

Йемен, Ливия и Сирия продолжают вести гражданские войны. Правительства богатых нефтедобывающих арабских страны сбили недовольство граждан деньгами, остановив революционные настроения.

Большинство жителей стран, которые в большей степени затронула арабская весна, сегодня считают, что живут при гораздо большем социальном неравенстве, чем до волны протестов, следует из опроса, проведенного YouGov по заказу The Guardian.

Ожидаемо большинство респондентов Сирии (75%), Йемена (73%) и Ливии (60%) ответили, что сейчас находятся в худшем положении, чем до 2011 года. В Египте и Алжире около трети граждан считают, что ситуация не изменилась.

Примечательно, что сегодня именно новая молодежь относятся к событиям десятилетней давности менее негативно, чем их родители. Так, согласно опросу, респонденты из Алжира, Туниса и Египта в возрасте от 18 до 24 лет гораздо реже отвечали, что протесты вызывают у них сожаление, тогда как большинство людей старшего поколения заявили, что детям, растущим сегодня, грозит худшее будущее, чем тем, кто рос в годы до эпохи арабской весны.

Даже в Тунисе, который считается «историей успеха», преимущественно, царит глубокое разочарование. Всего 27% опрошенных согласились, после революции жизнь улучшилась — и это самый высокий показатель среди остальных стран. Половина тунисцев считают, что их положение стало хуже, при том, что 86% граждан заявили, что уровень демократии в стране вырос.

Примечательно, что в Египте царит неопределенность относительно оценок арабской весны. Там мнения жителей разделились поровну относительно вопроса о том, сожалеют ли они о событиях арабской весны и вырос ли уровень жизни в стране. 50% граждан ответили, что уровень демократии упал еще больше, чем до 2010 года, 20% считают иначе.

Единственным значительным результатом арабской весны стало усиление позиции радикальных исламистов, отмечает в разговоре с «Газетой.Ru» президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский.

Это произошло, к примеру, в Египте, Сирии, Ливии и Йемене. Именно в ходе арабской весны о себе заявили силы наиболее радикальным образом оспаривавшие существующий в регионе статус-кво – «Исламское государство» (запрещено на территории РФ) и курды.

«Она привела к результатам, она привела к власти исламистов. Где-то надолго, как в Тунисе, хотя они не монополизировали власть, где то на год, как в Египте, где-то разрушила де факто страну — в Йемене противниками Салеха были исламисты. Никогда мятежи, бунты, перевороты, в которых выигрывают исламисты, не приводят ни к каким улучшения ни для кого, кроме них», — отмечает эксперт.

Помимо этого протесты ощутимо повлияли на экономику. По подсчетам Международного валютного фонда, потери стран, участвовавших в конфликтах, составили более $55 млрд. При этом потерянный экономический рост за период с 2011 года превысил $614 млрд.

Еще одним итогом арабской весны стал поток беженцев, хлынувший в Европу. Миграционный кризис, с которым столкнулся Евросоюз, до сих пор не разрешен.

Поделитесь новостью с друзьями