Популярные темы

«Как будто собственный кошелек». Пенсионными деньгами закрывают «дыры» в бюджете

Дата: 28 октября 2020 в 08:43 Категория: Новости экономики


«Как будто собственный кошелек». Пенсионными деньгами закрывают «дыры» в бюджете

В Казахстане уже семь лет все пенсионные накопления граждан стекаются в один единственный государственный фонд – Единый накопительный пенсионный фонд (ЕНПФ). В 2013 году его создавали, чтобы «спасти страну от неминуемого коллапса в финансовом секторе». Частные пенсионные фонды государство обвинило в скупке облигаций компаний, не обладающих хорошим рейтингом. Однако государственный монополист тоже не брезгует скупкой облигаций компаний с низким кредитным рейтингом.

«ГЛАВНАЯ ФУНКЦИЯ ЕНПФ – ВЛИВАНИЕ ДЕНЕГ В ГОСУДАРСТВЕННЫЙ БЮДЖЕТ»

Каждый, кто пытался понять структуру инвестиционного портфеля ЕНПФ, задавался вопросом: а зачем фонд покупает столько государственных ценных бумаг (ГЦБ)? По состоянию на 1 августа 2020 года, доля ГЦБ в портфеле фонда – 41,9 процента, на втором и третьем местах по занимаемым долям – облигации квазигосударственных организаций («Самрук-Казына» и другие) и облигации казахстанских банков. Казахстанский экономист Айман Турсынкан объясняет, что это нужно для того, чтобы фонд покрывал дефицит в республиканском бюджете.

– Более 85 процентов бюджета финансируется за счет продажи ГЦБ. Их покупка осуществляется из пенсионных активов, – говорит Айман Турсынкан. – ЕНПФ принудительно закупал только ноты Нацбанка РК и ГЦБ. А так как бюджетный процесс у нас построен исключительно в национальной валюте, то и номинированные ценные бумаги идут в тенге. Так каждая девальвация, шоковая или ползучая, неминуемо съедает все накопления граждан.

То, что главная функция ЕНПФ – вливание денег в государственный бюджет, подтверждается словами бывшего председателя Национального банка (инвестициями ЕНПФ управляет Нацбанк и некоторые зарубежные организации) Кайратом Келимбетовым. В 2013 году, когда был создан ЕНПФ, Келимбетов сказал, что 90 процентов пенсионных накоплений будут направлять на покрытие дефицита в республиканском бюджете путем покупки государственных бумаг, бумаг квазигосударственного сектора и банков второго уровня. Это именно то, что мы наблюдаем сейчас.

Смена инвестполитики на то, какой доход получают казахстанцы со своих накоплений, повлияла, по оценкам экономистов, плохо. Инвестиционный доход снизился в разы.

Экономист Пётр Своик указывает на то, что цифры ЕНПФ растут в тенге, а в долларах практически нет.

Говоря о пенсионных накоплениях граждан, ЕНПФ использует слова «увеличилось», «повысилось» и другие, хотя главное тут не сама денежная масса, а покупательная способность, зависящая от доллара. То, что можно было за 200 тенге купить в 2005 году нельзя купить в 2020-м. К примеру, в 2005 году булка хлеба стоила 50 тенге, а в 2020-м – в среднем 150 тенге.

– В 2015 году у ЕНПФ были высокие показатели из-за девальвации, – отмечает Пётр Своик.

Другой показатель, который можно конвертировать из тенге в доллар, – инвестиционный доход. Это деньги, которые получает на свой счет каждый вкладчик за то, что фонд берет его деньги и за счет вложений сохраняет и увеличивает. Но действительно ли повысился инвестиционный доход, как показывает ЕНПФ в своих отчетах?

Как мы видим, ЕНПФ до сих пор не достиг уровня инвестиционной доходности пенсионных фондов в 2006-2010 годах. Доходы упали в 2011 году. Тогда в стране шла бурная дискуссия о том, что требуется реформировать пенсионную систему. Сейчас сложно сказать, что в действительности повлияло на то, что пенсионные фонды практически перестали работать – тяжелая экономическая ситуация, неэффективная работа фондов, влияние заинтересованных лиц (есть и такие обвинения) или всё вместе.

Некоторые экономисты считают, что ЕНПФ вовсе не смог сберечь доверенные накопления.

– Судя по отчету ЕНПФ на его официальном сайте, за 22 года накопленная доходность составила 533,7 процента, а накопленная инфляция якобы составила лишь 455,02 процента, соответственно, они утверждают в среднем 3,6-процентную реальную доходность накоплений в год. Однако за этот же период только девальвация тенге, по официальным данным Комстата МНЭ РК, составила 542,8 процента. Соответственно, со сберегательной функцией пенсионная система Казахстана уже не справилась, и за 22 года накопления вкладчиков обесценились минимум на 9,1 процента, – говорит Айман Турсынкан.

Что все это значит для рядового вкладчика? Представьте себе, что девальвация и инфляция «крадут» ваши деньги прямо из кармана. Учитывая то, что в среднем, по данным 2019 года, у каждого вкладчика на счету есть всего 2 530 долларов, даже 100-500 долларов, которые съедают экономические встряски, – довольно ощутимая потеря.

Сравним несколько данных: с 2011 до 2019 года количество вкладов в пенсионном фонде увеличилось с 8,6 до 11,5 триллионов. Сумма накоплений увеличилась гораздо значительнее – с 2 до 12 триллионов. Казалось бы, учитывая значительный рост накоплений и не очень большой – вкладчиков, – среднее количество накоплений на одном счету должно сильно увеличиться. Однако этого не произошло. В 2011 году у усредненного человека на пенсионном счету было 2 152 доллара, за восемь лет сумма увеличилась всего на 378 долларов.

Ряд экономистов считают, что ситуация могла бы улучшиться, если бы Казахстан держал деньги не в тенге, а в долларах.

В 2013 году Всемирный банк рекомендовал Казахстану инвестировать пенсионные накопления за рубежом, чтобы они были в устойчивом долларе. Правительство не пошло на такой шаг, объясняя это тем, что тогда они не смогут вливать деньги в государственный бюджет и инвестировать в облигации таких организаций как «Самрук-Казына».

Экономист Айдар Алибаев, в прошлом председатель Совета ассоциации пенсионных фондов Казахстана и директор международной федерации пенсионных фондов Чили (именно с этой страны Казахстан скопировал пенсионную систему), считает, что инвестиционная деятельность ЕНПФ крайне неэффективна.

– То, что половина портфеля в ГЦБ, – это ненормально. Пенсионные фонды не для того создавались, чтобы государство превратило в собственный кошелек, причем неэффективный, – говорит Айдар Алибаев.

ЧТО ЗАСТАВЛЯЕТ КУПИТЬ ОБЛИГАЦИИ «С СУЩЕСТВЕННЫМ РИСКОМ ДЕФОЛТА»?

На втором месте после ГЦБ в структуре инвестпортфеля ЕНПФ находятся ценные бумаги казахстанских организаций. В первую очередь в глаза бросаются низкие рейтинги купленных фондом облигаций казахстанских банков. ЕНПФ покупает облигации «Банка ЦентрКредит», «Народного банка», «Банка РБК», «Нурбанка», «ЖусанБанка» и других. На данный момент куплены облигации 13 банков второго уровня. У большинства облигаций на момент покупки и в настоящий момент довольно низкие оценки. К примеру, облигации «Банка ЦентрКредит», купленные в 2014 году, по шкале Fitch Ratings имели на момент покупки рейтинг CCC, что означает «дефолт выглядит реалистичным». Купленные в 2015 году облигации «Народного банка» имели по той же шкале рейтинг B – «Существенный риск дефолта: есть ограниченный запас прочности, но уязвимость высокая». Множество облигаций других банков по шкале Moody’s Investors Service имели рейтинг Ba3 – «Спекулятивные обязательства низкого качества, подверженные очень высокому кредитному риску». Много облигаций вообще не имеют рейтинга.

Сразу возникает вопрос: зачем Нацбанк инвестирует пенсионные накопления в облигации с низким и неизвестным рейтингом? Что заставило государственный регулятор купить облигации «с существенным риском дефолта»?

Мы задали этот вопрос Национальному банку.

– В ноябре 2013 года в портфель пенсионных активов ЕНПФ были приобретены только еврооблигации Народного банка, но их рейтинговая оценка от агентства Fitch находилась на уровне «BB-». В мае 2017 года, согласно условиям выпуска, Народный банк осуществил погашение задолженности по данным еврооблигациям в полном объеме с учетом начисленного вознаграждения. Данный банк никогда не относился к эмитентам с высоким риском дефолта, – ответили на запрос в Нацбанке.

Между тем, задавая вопрос о конкретной купленной в 2013 году облигации Народного банка с рейтингом Fitch Ratings – CCC (дефолт выглядит реалистичным), мы оперировали данными с сайта ЕНПФ, на котором указан рейтинг облигации на момент покупки, а также то, что дата погашения – 2022 год, а не 2017-й.

Айман Турсынкан, комментируя покупку банковских облигаций с низким рейтингом, признает, что не находит ответа.

– С рациональной точки зрения объяснений никаких нет, – говорит экономист.

Айдар Алибаев сомневается, что рискованные облигации покупаются в интересах вкладчиков, доверивших фонду свои деньги.

– Мое предположение: это лоббируют сами банки. У нас банковское лобби достаточно сильное в финансовой сфере. Это первое. И второе – чиновники, которые инвестируют деньги в банки второго уровня, могут иметь с этого интерес. Поэтому объяснение, на мой взгляд, довольно простое.

К действиям Нацбанка при управлении пенсионными накоплениями возникали вопросы не раз. Самый громкий пример – покупка выпущенных через офшорную компанию облигаций Международного банка Азербайджана в 2014 году. Через год у банка начались проблемы – глава банка Джахангир Гаджиев был арестован по подозрению в хищении крупных денежных средств. Арест для сотрудников Нацбанка не стал «звоночком», и облигации МБА не продавались. Через два года Азербайджанский банк подал заявление на банкротство, для Казахстана это грозило потерей 250 миллионов долларов.

– Сегодня ЕНПФ продолжает держать сотни миллиардов тенге в ценных бумагах и на депозитах других банков, которые имеют крайне низкие рейтинги с негативным прогнозом. Как ни парадоксально, именно в таких институтах хранится больше всего средств ЕНПФ, выделенных отечественной банковской системе, – отметил тогда глава партии «Акжол» Азат Перуашев.

Что касается рейтингов организаций квазигосударственного сектора и организаций нерезидентов, то имеющиеся рейтинги довольно неплохи, однако ряд организаций не имеют рейтинга вовсе.

НЕТ ЛОГИКИ В КРЕДИТНОЙ ЦЕПОЧКЕ: ЕНПФ – «БАНК РАЗВИТИЯ КАЗАХСТАНА» – «БАЙТЕРЕК ДЕВЕЛОПМЕНТ»

Айдар Алибаев вспоминает, что в 97-98 годах, когда в Казахстане вводилась накопительная пенсионная система, правительство говорило о том, что накопления будут направляться на инфраструктурные проекты.

– Это был один из аргументов. Куча было красивых слов сказано. Сейчас, по прошествии 20 лет, когда накоплено более 12 миллиардов, мы видим, что ничем подобным не пахнет, – отмечает экономист.

Чтобы узнать, какие инфраструктурные проекты профинансировали за счет пенсионных накоплений, Азаттык послал запрос в Нацбанк.

– Подробная информация о структуре инвестиционного портфеля в разрезе отдельного финансового инструмента, а также о результатах управления пенсионным активам, включая сведения о совершенных сделках, публикуются на интернет-ресурсе ЕНПФ, – ответили в Нацбанке, проигнорировав просьбу о предоставлении списка с указанием прибыльности.

Опубликованная на сайте информация, на которую ссылается Нацбанк, не дает возможности узнать, на какие именно проекты направлены деньги. К примеру, во время обсуждения инвестирования пенсионных денег в строительство газопровода «Сарыарка» оговаривалось, что фонд покупает облигации АО «АстанаГаз КМГ» и тем самым оплачивает строительство газопровода. Поэтому конкретной информации о финансировании инфраструктурных проектов на сайте нет.

Иногда проекты, профинансированные такими путями, становятся известными общественности. Это торговый центр MEGA Silk Way в Нур-Султане, торгово-логистический комплекс «Continental Logistics Shymkent», Тургусунская ГЭС в Восточно-Казахстанской области, мясоперерабатывающий комплекс и птицефабрика в Акмолинской области.

Отметим, что Тургусунская ГЭС принадлежит сыну акима ВКО Даниала Ахметова – Талгату Ахметову, а ТЛЦ «Continental Logistics Shymkent» через мажоритарного учредителя «Odyssey Investments Group» – Орифджану Шадиеву, одному из крупнейших бизнесменов Казахстана.

Найти проекты трудно, потому что ЕНПФ может не выделять деньги напрямую. В одном из примеров так: ЕНПФ дает деньги «Банку развития Казахстана» под 15 процентов, а БРК затем дает эти деньги «Байтерек Девелопмент» под 16,5 процента. «Байтерек Девелопмент» в свою очередь может инвестировать в какое-либо строительство.

То, что государственные или квазигосударственные организации перебрасывают друг другу пенсионные деньги под проценты, экономисты считают плохим фактором.

– Дальше это идет в банки второго уровня, а попадает к нам по совсем бешеным ценам. Это делается не в интересах граждан, это практика порочна, – говорит Айдар Алибаев.

Айман Турсынкан говорит, что у ЕНПФ нет ограничений на прямые инвестиции, поэтому она не видит логики в кредитной цепочке ЕНПФ – «Банк развития Казахстана» – «Байтерек Девелопмент».

– Абсолютно никакой логики в этих действиях нет, поскольку ЕНПФ спокойно покупает напрямую акции других казахстанских эмитентов (вспомните, что в структуре 26,43 процента ценные бумаги именно предприятий-резидентов РК). То есть ограничений нет на прямые инвестиции.

Пётр Своик и Айдар Алибаев считают инвестирование в инфраструктуру важнейшей задачей ЕНПФ.

– Приведу вам пример. Отец хочет в будущем оставить своим детям ферму. В первую очередь он должен вкладывать деньги в хозяйство, чтобы всё у него было для жизни. В собственное хозяйство, а не в азербайджанское или норвежское, – говорит Пётр Своик.

«ЕНПФ – ЭТО ГОСУДАРСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ: ДЕНЬ ПРОШЕЛ И ЛАДНО»

В 2019 году, покидая пост председателя Банка развития Казахстана, Болат Жамишев высказал мнение, что создание ЕНПФ было ошибкой. Нет никакой конкуренции. Аналогично высказывается Айдар Алибаев.

– ЕНПФ – это государственная организация: день прошел и ладно. Чиновники не заинтересованы так кровно, как были заинтересованы частные акционеры. Они стремились к этому, они конкурировали. Сейчас этого нет. У нас на рынке присутствует один монстр-монополист, с кем ему соревноваться? За чем ему гнаться? Все взносы все равно к нему придут, все деньги будут у него.

Айман Турсынкан приводит в пример притчу о рыбаке и ростовщике, у которого попросили взаймы.

– Ростовщик, не будь дурак, проверит цела ли лодка, много ли рыбы в заводи, опытен ли в ловле рыбак, какова цена на рыбу, когда и как рыбак отдаст деньги с приростом? А у нас явно и рыбы нет, и лодка дырявая, и рыбак растяпа, и цены низкие. Но в том то и дело, что деньги-то чужие и спроса за них никакого нет.

По сообщению сайта Радио "Азаттык"

Тэги новости: Новости экономики
Поделитесь новостью с друзьями