Популярные темы

Полезен после смерти: казахстанцы выразили мнение о трупном донорстве

Дата: 17 октября 2020 в 17:39 Категория: Происшествия


Полезен после смерти: казахстанцы выразили мнение о трупном донорстве

Тема посмертного донорства в Казахстане очень актуальна и широко обсуждаема, однако воспринимается неоднозначно. Кто-то против того, чтобы после смерти их органы отдали другому человеку, а кто-то считает это возможностью дать кому-то шанс выжить. Редакция Liter.kz спросила у казахстанцев, что они думают о донорстве органов. Подробнее в нашем материале.

Известный казахстанский журналист, продюсер и ведущая Махаббат Есен о посмертном донорстве раньше не думала, но считает, что тело каждого человека — это храм его души, и у каждого свои соображения насчет того, что делать с ним и органами, когда закончится его время пребывания на земле.

«Во мне, когда речь заходит о донорстве, борются две стороны. С одной стороны, я понимаю, что это очень прогрессивно и может дать возможность выжить большому количеству людей. С другой стороны, есть религиозный аспект. Вопрос неоднозначный. Но я понимаю, что сейчас и мечеть, и церковь поддерживают посмертное донорство, и если это действительно согласовано с самим человеком до его кончины или с его семьей, и есть возможность дать своим органам вторую жизнь и этим самым спасти других людей, почему нет?» — задалась вопросом журналист.

Человек, по ее мнению, должен сам принимать решение, стоит ему делать такое завещание или дать право родственникам распоряжаться его органами и телом, как того потребует ситуация.

«Ранее я глубоко об этом не задумывалась, но, признаться честно, ваши вопросы наталкивают меня на такую мысль. Сейчас, конечно, я больше склоняюсь к такой мысли, что да — я бы хотела спасти человеку жизнь, если будут такие обстоятельства, когда мое состояние несовместимо с жизнью. Если мои органы могут кому-то подарить возможность жить, это будет некое мое перевоплощение, то я поддерживаю мысль, я бы хотела спасти», — сказала Махаббат Есен.

На вопрос: «Почему вы бы согласились на посмертное донорство», Махаббат Есен ответила, что любит жизнь и понимает, каково быть здоровым человеком. Также она подчеркнула, что для многих казахстанцев трупное донорство — это шанс вкусить все прелести полноценной жизни.

«И если кто-то может дать им такую возможность, если оказался в такой ситуации, когда его жизнь заканчивается, то можно сказать, что он может продолжить жить в другом теле, в другом воплощении. Здесь присутствует эзотерический момент, но почему бы и нет? Я видела, кстати, американский фильм, когда сердце юной девушки спасло взрослую женщину. При этом родители этой девочки приезжали к женщине и слушали сердце. Это позволило им не впасть в глубочающую депрессию от потери единственного ребенка. Точка зрения зависит от точки сидения, то есть как на это посмотреть, а смотреть можно по-разному», — заметила журналист.

22-летний ассистент Высшей школы права АО «Университет КАЗГЮУ имени М.С. Нарикбаева» Алишер Кадырбеков, напротив, заявил, что «Его тело — его дело», и на трупное донорство он не согласен.

«Посмертное донорство полезно для общества, поскольку нуждающиеся в помощи люди получат необходимые ткани и органы. Это сократит очереди за органами. Но моя позиция — нет, в силу своих субъективных оценок лучше «уйти» целым и со всеми своими органами. Для меня будет комфортно, если я буду знать, что мои останки будут в целостности, мои генетические материалы, ткани и органы уйдут вместе со мной и не останется ни следа в чьем-то другом организме», — заявил Алишер.

Он, как и Махаббат Есен, подчеркивает, что решение человек должен принимать сам.

«Это право человека — распоряжаться своим телом, как говорится, «Мое тело — мое дело». По аналогии с абортами. Иными словами, решение принял бы самостоятельно. Если при жизни решение мной не принято, то, я полагаю, что тут не должно быть «презумпции согласия». То есть, если при жизни человек не задокументировал свое решение, то не нужно брать органы и ткани», — уточнил 22-летний мужчина.

Чтобы облегчить задачу родственникам, которым после смерти вдруг придется решать, соглашаться на донорство органов или нет, Алишер подсказал решение – «можно в социальных сетях или близким родственникам, друзьям и знакомым публично озвучить свою позицию, чтобы после смерти этот вопрос уже был решенным».

Учитель из Нур-Султана Сания Абдрахманова в беседе с корреспондентом Liter.kz сказала, что не готова принять решение о посмертном донорстве и оставила бы право выбора родным.

«К трупному донорству я отношусь 50/50. С одной стороны, была бы не против, если бы мой один орган подошел бы другому человеку и спас ему жизнь. Может, даже была бы и рада. Но я пожелала бы оставить право выбора родственникам», — сказала она.

Некоторые казахстанцы считают, что жертвовать свои органы после смерти опасно, так как есть риск коррупции и недобросовестного использования.

Читайте также: Необычные изменения в телах умерших от коронавируса обнаружили ученые

Казахстанский финансит Аэлин Ахметова выступает за посмертное донорство, но считает, что Казахстан пока не готов к нему.

«К посмертному донорству я отношусь положительно. Я считаю, что в данном случае решение каждый человек должен принимать сам за себя, если он в состоянии это сделать. Если я не могу уже продолжить свою жизнь, я хотела бы, чтобы мои органы помогли другим жить, но я против этой системы сейчас в Казахстане. Как бы это страшно ни звучало, в стране процветает коррупция. И если завтра кому-то, у кого есть деньги, в срочном порядке понадобятся органы, а ты есть в списке согласившихся, где гарантия, что тебя не отправят на тот свет раньше времени?» — задалась вопросом Аэлин.

Она рассказала, что уже обсуждала вопрос трупного донорства с родителями.

«Я согласовывала этот вопрос с родителями. Они против. И я понимаю, почему», — призналась девушка.

Такого же мнения придерживается сотрудник юридической фирмы Болат Кабылов. По его мнению, органы и ткани после смерти могут достаться не тем, кто действительно в них нуждается.

«Мне без разницы, если кто-то хочет отдать органы. Без проблем. Но я против трупного донорства, ввиду высокого уровня коррупции в нашей стране. Мои органы могут просто продать, их бесплатно не передадут лицам, которые нуждаются в них», — заметил молодой человек.

Кабылов подчеркнул, что вторая причина, по которой он против донорства органов, — религиозные соображения.

«Я бы не хотел жертвовать свои органы, потому что есть религиозные соображения. Я приверженец ислама, и у нас запрещается, чтобы целостность тела нарушалась при его захоронении», — заметил юрист.

Возможностью на Egov, где каждый казахстанец может согласиться или отказаться быть посмертным донором, молодой человек не воспользовался бы, так как считает, что еще не пришло время.

Своим мнением о новой электронной услуге поделилась и Махаббат Есен. Журналист заметила, что подумает, воспользоваться ли ей таким инструментом.

«Главное — договориться с самим собой, сделать пару кликов и оставить на сайте решение. Единственный вопрос, который меня волнует, — чтобы данные были засекречены, чтобы потом не началась «охота» на определенного человека. Об этом снято очень много фильмов. Конечно, страшно, если такая ситуация случится в реальной жизни», — резюмировала ведущий медиа-менеджер страны.

Читайте также: Переболевших коронавирусом казахстанцев просят стать донорами плазмы

Мировым лидером по количеству доноров органов является Испания — 47% (ежегодно) от мирового объема. Любопытно, что 54,6% доноров в Испании старше 60 лет, их в этой стране значительно больше, чем в других – в США доля доноров такого возраста составляет 12,5%, во Франции — 48,3%, в Великобритании — 35,4%, в Австралии — 25,5%.

На втором месте по количеству доноров органов на один миллион населения Хорватия – 40 человек, потом Бельгия – 32, Австрия – 30, Италия – 27, Франции – 26, США – 25, Белоруссия – 20, Великобритания – 20, Канада – 15, Австралия – 15, Германия – 10. Россия сильно отстает по этим показателям – 3,9 посмертных донорских изъятий на миллион человек в год, и только в Москве – 16,5. Подробнее можно прочитать здесь.

3 февраля 2020 года трансплант-координатор Центра по координации трансплантации и высокотехнологичных медицинских услуг, заведующий реанимационным отделением областной больницы СКО Сергей Ишин рассказал о трупном донорстве и пользе «презумпции согласия» для развития трансплантологии в РК. Он также заявил, что страна готова к посмертному донорству, но система пока не работает.

4 февраля 2020 года главный трансплантолог страны, директор научного центра хирургии имени Сызганова Болат Баймаханов, который первый в Казахстане осуществил трансплантацию печени, сделал сенсационное заявление. Он обратился к лидерам общественного мнения, СМИ и активистам, выступающим против трупного донорства, сказав, что врачи-трансплантологи не чувствуют поддержку населения.

14 февраля 2020 года Елжан Биртанов, который тогда был министром здравоохранения, сообщил, что в норму о посмертном донорстве вносят изменения, по которым правом давать или не давать согласие на забор органов планировалось наделить родственников умершего.

13 октября 2020 года стало известно, что для удобства казахстанцев на сайте Egov.kz теперь доступна онлайн-функция, по которой можно согласиться или отказаться жертвовать ткани или органы для трансплантации.

По сообщению сайта Литер

Тэги новости: Происшествия
Поделитесь новостью с друзьями