Популярные темы

«Депутаты деморализованы, потому что их запугивают». Что говорят кыргызские депутаты о ситуации в стране и дальнейших действиях

Дата: 09 октября 2020 в 01:42 Категория: Новости политики


«Депутаты деморализованы, потому что их запугивают». Что говорят кыргызские депутаты о ситуации в стране и дальнейших действиях

Парламент Кыргызстана — один из немногих органов власти, который может сейчас вывести страну из политического кризиса. Однако депутаты Жогорку Кенеша всё никак не могут собраться на полноценное заседание и принять большинством голосов хоть какое-то решение, которое разрешит сложившуюся ситуацию.

Журналисты «Клоопа» собрали мнения пяти депутатов парламента, которые представляют самые разные политические течения и имеют порой противоположные взгляды на пути выхода из хаоса этой недели. Приводим их ответы в максимально расширенном виде.

О встрече в отеле «Достук» 6 октября. Я участвовала на заседании в «Достуке», был кворум. Легитимным остаются лишь президент и парламент. Жогорку Кенеш должен собраться и избрать нового спикера, я отдала свой голос, я очень сильно поддерживаю кандидатуру Мыктыбека Абдылдаева, как человека, который соблюдает все нормы законности. Мы собрались и я проголосовала за спикера.

Почему голосовали за Садыра Жапарова? Предлагали Садыра Жапарова на тот момент, мы проголосовали за Садыра Жапарова. Потому что он единственный такой популярный, когда все выходят в люди, то поддерживают только его, остальных гонят с площадей, закидывают баклажками.

Изнутри знаю ситуацию, переговоров между Садыром Жапаровым и Сооронбаем Жээнбековым не было. Вы же видите ситуацию, она острая, спонтанная, самая главная цель — это сохранение стабильности и законности.

Если бы он был в сговоре с Жээнбековым, то он бы так долго не сидел в колонии. Он только вышел и выставил свою кандидатуру. Для меня самое главное, чтобы это был человек, который объединяет всех кыргызстанцев. Самое главное сейчас, кто бы ни был, нужно сейчас войти в законное русло, чтобы парламент эту свою миссию доработал с новым спикером, провел новые выборы и вернул всем легитимность. Иначе очень страшно.

Когда мы Жапарова рассматривали, суд его оправдал. Насколько законно решение суда, я не знаю. Ситуация так стремительно развивается, я постоянно сижу и отслеживаю, выхожу к людям, пытаюсь организовывать помощь городу. Я думаю, что нужно изучать и потом дальше давать комментарии.

О давлении на депутатов. Нет, на меня не было давления. Я была просто очень усталой после выборов, вернулась из Узгена, не спала из-за этих событий, волновалась.

О президенте. Жээнбеков имеет полное моральное право доработать свой срок, он народный президент, я поддерживаю его. Я надеюсь и уверена, что он досидит свой срок. Он единственный человек, который сейчас всех объединяет и пытается сохранить стабильность, легитимность, законность. Остальные борются за кресло, междусобойчики пошли.

Что будет дальше? Сейчас идет вопрос собрания всего заседания Жогорку Кенеша, готовится здание. Есть кандидатуры нескольких людей, не только Тилека Токтогазиева, но и Садыра Жапарова, еще говорят, будут выдвинуты кандидатуры некоторых политиков. Я поддержала уже Садыра Жапарова, я за него буду отдавать свой голос.

Я не знаю, почему депутаты «спрятались», меня это тоже волнует. В таких ситуациях видна командная работа, верность команде, стабильность. Если эти люди выходили с «Биримдиком», были кандидатами, то и сейчас они должны показывать свою активность.

Главная причина митингов — недовольство выборами, как они проходили, недовольство тем, как люди заявляют, что были подкупы. Я моральную ответственность за происходящее конечно беру. Насчет своих голосов, у меня очень чистая совесть. В любом случае будут выборы, я туда пойду, как кандидат выставлюсь, потому что я уверена…

Если это будет партийная система… Премьер-министр придет, подготовка к новым выборам начнется и какая система будет, пока неизвестно. В любом случае я выставлю свою кандидатуру, потому что я уверена в каждом голосе. Каждый голос я заработала и по стране, и в своем округе.

О давлении и импичменте президента. Депутаты Жогорку Кенеша деморализованы, потому что их запугивают и заставляют подписать согласие на Садыра Жапарова. Причем запугивают их как раз с использованием криминала, они под давлением. Не забывайте, что большая часть из них — это представители президента. Большая часть в провластных партиях, из-за которых и произошла вся эта революция, всё это восстание, закончившееся захватом Белого дома.

Давление идет именно со стороны Садыра Жапарова и криминальных группировок, которые заинтересованы в сохранении полномочий и легитимизации пока еще действующего президента Жээнбекова. Де-юре он есть, но де-факто в стране политический кризис. Революционеры силовым методом сейчас идут точечно на юге и по конкретным каким-то участкам. Основная масса людей, которые протестовали, естественно будут против возврата прежней власти.

О собрании депутатов в отеле «Жаннат» 7 октября. В отеле собирались депутаты Жогорку Кенеша, то есть мы собирали тех, кто в этих процессах участвует. Представители партий-оппозиционеров, но не все. Пришли к тому мнению, что нужно организовать встречу, что надо легитимизировать процесс импичмента. Но депутаты настолько запуганы и они боятся дать согласие. Есть те, кто действительно не хочет, и есть те, кто боится.

О встрече в отеле «Достук» 6 октября. Когда процесс непрозрачен, когда нет журналистов, это значит, что там идет либо силовое давление, какая-то агрессия есть, либо идет какой-то торг, договоренности. Момент достаточно сложный.

Что будет дальше? Сейчас в стране ожидаемый политический кризис, потому что каждые послереволюционные моменты они такие, тяжелые точечные периоды, это всегда происходит. На сегодняшний день есть те, кто, пользуются ситуацией — это криминалитет и лица, связанные с бывшей властью, с президентом, Садыр Жапаров, который пытается создать себе имидж революционера и сплотить вокруг себя массы. Но за ним идет криминалитет и он связан с Матраимовыми, с Жээнбековыми. Он их хочет легализовать.

Сейчас идет внутри оппозиции перегруппировка сил, это достаточно энергоемкий процесс. Идут перемещения баланса центра принятия решений и объединения. Создается альянс, коалиция, так сказать, с участниками этой группы. С несколькими лицами. Мы будем делать достаточно серьезное предложение, остались детали, идут последние согласования. Озвучим либо сегодня вечером, либо завтра утром.

Ну, если депутаты не согласятся, будут заново собираться все участники протеста. У нас не останется выбора, придется собирать всех участников дня революции. Вся ситуация идет к этому, так как сторонников Садыра Жапарова собирают, им платят деньги, спаивают алкоголем, готовят к агрессивным нападениям на Дом правительства. Людей привозят за деньги, кормят, спаивают, и они готовятся вместе, с участием криминальных группировок, к агрессивному, силовому захвату Дома правительства.

О встрече депутатов в отеле «Жаннат» 7 октября и импичменте президенту. Вчера мы попытались собрать кворум, потом договориться и провести открытую сессию Жогорку Кенеша с широким участием прессы, где, согласно закону, мы избрали бы нового торага и потом выдвинули кандидатуру премьер-министра. Но, к сожалению, кворум не удалось собрать. На собрании было всего 32 депутата. Некоторые депутаты были солидарны, но сказали: «Мы готовы дать доверенность, подписать любую бумагу, но без личного участия». Они так заявляли из разных соображений.

Потом все-таки решили выдвинуть инициативу об импичменте президента, поскольку заявлений о добровольном уходе от него не поступало. Чтобы войти в правовое поле группа из 32 депутатов написала инициативу о выдвижении обвинения, чтобы начать процесс импичмента, отрешения от должности. Мы хотели обратиться к другим депутатам, чтобы они собрались и продолжили эту инициативу. По закону, 40 депутатов имеют право предъявлять обвинение и инициировать импичмент президента. Его должны поддержать уже на сессии 60 депутатов. Там есть еще процедура создания комиссии, но она формальная, это можно сделать в течение одного-двух дней. Потому что есть факты и оснований достаточно. Должно быть заключение прокуратуры, что есть основания в обвинении и депутаты должны проголосовать и объявить импичмент президенту. Мы призываем, чтобы собрались депутаты и решили вопрос по импичменту.

Знаете, слово «тайное» к этому [собранию депутатов] неприемлемо. Если два-три человека собираются, чтобы обсудить какое-то дело, то не обязательно широкую общественность привлекать. У нас не было кворума, мы рассматривали между собой вопрос, как мы можем возобновить работу единственного легитимного органа — Жогорку Кенеша, мы не скрывали это. Это была не сессия, это был сбор депутатов, инициативной группы, которая призывает остальных войти в правовое русло, собраться, полноценно работать Жогорку Кенешу. Никакого тайного тут нет.

Не все были сначала согласны, были разговоры, что нас не хватает – на собрании 32 человека, инициативу по закону может подписать 40 депутатов. Мы сказали, что нужно начать, а остальные потом подпишут. Противников этого предложения не было. Могу сказать что все, за исключением Мыктыбека Абдылдаева, были за импичмент. Он тоже присутствовал, ему дали эту бумагу, он отказался подписывать.

О давлении на депутатов. Кругом идет пресс, давление, я знаю, что у некоторых есть сомнения: «А вдруг они еще вернутся, а что нам делать?» Это живые люди, все боятся за себя, за семью и так далее. Хотя я вам скажу: возврат к прошлому невозможен в любом варианте. Может быть хуже или лучше, это зависит от нас всех. Не только от тех людей, которые меня поддерживают, от нас всех. Все это произошло напрасно? Или все-таки это было общенародное недовольство результатами выборов – тогда зачем столько жертв, разрушений? Или мы идем вперед, или вернемся назад, признаем себя… Я не знаю, как назвать, не подберу выражения этому… Нужно признать, что мы проиграли перед капиталом, перед чем-то еще, перед криминалом – перед всем, чем хотите.

Что будет дальше? Если будет сессия, она будет обязательно открытая, с участием широкой общественности и прессы. Как и должно быть по закону. Вчера мы не были правомочны принимать решение. Мы могли создать инициативную группу и инициировать импичмент президента. Мы подозреваем, что депутаты, которые не поддерживают эту инициативу, поддерживают старую власть. Против импичмента или за возвращение старой власти. Вот так мы поставили вопрос. Как-то воздействовать на сознание депутатов, понимаете?

Заседание пройдет, как только соберутся депутаты. Мы готовы были провести это заседание еще позавчера. Позавчера мы собирали 40 депутатов. Вчера было 32 депутата. Некоторые говорят, что есть давление на депутатов сейчас. А Касымалиева… Я слышал Касымалиеву, она заявила, что она «сторонник народного президента». Думаю, комментарии излишни. Значит, она на стороне тех, кто хочет, чтобы те партии, которые скупили большинство голосов, те депутаты… Они хотят легализоваться, что ли. Как это еще по-другому [назвать], если они хотят восстановить старую власть? Значит, они не согласны с народным бунтом, с возмущением и обвинением, что это были грязные выборы… Как еще, видимо они хотят восстановить старый режим? Я по-другому этого не понимаю.

О встрече в отеле «Достук» 6 октября. Я туда опоздал. Когда я пришел, выступил с речью и даже не очень понял, что по этому вопросу вышло… Мне поступил важный звонок, я вышел ответить, а когда вернулся, увидел, что депутаты расходятся. Я был в полукурсе событий, которые там произошли.

На сегодня я уже все сказал, мне нечего добавить. Меня, конечно, очень огорчает то положение, что политики, которые вроде ратовали за справедливые выборы, ходили в обнимку и говорили, что за дружбу и справедливость, сейчас вмиг забыли все это. И начался раздрай в борьбе за пост премьера, а потом и президента. Такой безответственный и бессовестный шаг. И так мы придем к очень ухудшающейся ситуации. Это влияет на целостность и суверенитет страны.

О давлении на депутатов. Очень много факторов, почему депутаты не активны. Многие депутаты прошли от тех партий, которые устроили повальный подкуп, и они боятся показаться на глаза. Другой фактор – сейчас активизировался криминал. Криминал рвется к власти и, естественно, что они идут своим путем. Путем экзекуции и шантажа. Это все влияет на работоспособность парламента. Вы были свидетелями, что политиков просто избивали на улице, некоторые лежат в больницах. Это очень чревато и опасно.

Что будет дальше? Идет подготовка, идут консультации по поводу формирования нового правительства. Как мы его назовем, мы еще не знаем – то ли временным, то ли переходящим. Идут консультации о том, что будет с судьбой нашего президента, с судьбой тех партий, которые устроили массовый подкуп, что будет с судьбой тех лидеров, что стояли у этих партий, понесут ли они наказание… Во все это вливается хаос и криминальные силы, думаю, парламент долго будет лихорадить.

Некоторые политики, да и я заявлял, что взявшие ответственность за эти события, должны взять на себя проведение заседаний парламента. И как легитимный орган парламент должен ответить на самые насущные вопросы, такие, как избрание премьер-министра. Потому что сейчас фактически мы либо без премьер-министра, либо с двумя премьер-министрами и в этом вопросе надо поставить точку. Но до этого стоит вопрос безопасности проведения заседаний и вот этот вопрос должны решить внутренние силы, возможно, МВД, Совета безопасности, могут и Нацгвардию привлечь. Это должно быть прозрачное правильное решение без какого-либо прессинга. Пока они это не могут обеспечить и как долго это продлится, не знаю.

О ситуации в стране. К сожалению, ситуация очень сложная, беспорядки. Все те, у кого есть 300-500 парней, захватывают госпредприятия, госдолжности. Это нехорошо. В Бишкеке с утра один мэр, а после обеда уже другой. По-моему сменились уже три-четыре мэра. Такая же ситуация в акимиатах, в айыл окмоту. Я знаю уже двоих, которые хотят стать премьер-министром. Я думаю, что этот процесс просто так не остановить, потому что, если сегодня кто-то вместе с 2000 человек захватит правительство, а завтра кто-то с 3000 захватит, то этому конца не будет. Я думаю, нужно в короткие сроки пойти на решительные шаги, прийти к единому решению, нужно прийти в законное, правовое поле.

Ситуация может привести к большим конфликтам. Недавно мы стали свидетелями, как [экс-мэр Оша] Мелис Мырзакматов прилетел извне, и были призывы, которые могли привести к межрегиональной розни. Говорят, что на сегодняшний день Садыр Жапаров привозит ребят с Иссык-Куля, Омурбек Бабанов из Таласа. Если так пойдет, то наша страна разделится не на север и юг, а по областям, по регионам. Это уязвимое место нашей страны, нужно быть очень осторожным. Мы не должны дать этому сбыться.

Кыргызский народ должен проводить одну политику, которая сохранит наше единство. Должен сохраниться межрегиональный баланс. Самое главное — независимость. Наши предки испокон веков боролись за независимость, тысячи кыргызов погибали. А мы с божей помощью, так сказать, без единой пули заполучили независимость и не ценим это.

Почему парламент не может собраться и есть ли давление? Депутаты сейчас не собираются все вместе и не обсуждают что-то. Тут кандидат, который хочет возглавить правительство, собирает нардепов вокруг себя, вокруг личных интересов. Поэтому туда идут те, кто поддерживает его, другие идут в то место, где этого кандидата не поддерживают. Сначала было бы хорошо собраться вместе и обсудить происходящую ситуацию — что было? куда двинемся дальше? — и только потом выдвигать кандидатов.

Будет неправильно называть имена депутатов, но у некоторых телефоны отключены, не выходят на связь, потому что в таких ситуациях криминал начинает поднимать голову. Видите же, что на улицах ездят машины без номеров, милиции на дорогах нет, у милиции такое положение.

К примеру, мы не видели заявления Дастана Джумабекова. Мы, как и вы, узнали об этом из СМИ и со слов депутатов, которые участвовали на заседании. Это его решение. Он с нами не советовался.

Что будет дальше? Мы общаемся с другими партиями, консультируемся. Думаю, что скоро обязательно соберемся. Только несколько депутатов на связи, наверняка это связано с тем, что они боятся или у них другие проблемы.

Говорили, что через пару дней будет заседание, но пара дней уже прошла. Думаю, если будет кворум, то соберемся.

По поводу импичмента президенту, когда этот вопрос поднимется, тогда подумаем и решим. Я сегодня не могу сказать, поддерживаю или нет. В законе четко прописано, за какие преступления можно объявить импичмент. Если кто-то инициирует, то они должны предоставить доказательства.

Сразу скажу, я с Жээнбековым не общался. Не Знаю где он, не знаю телефон. Если будет возможность, я готов встретиться и обсудить сегодняшнюю ситуацию.

Полное интервью с политиком опубликовано на официальной странице Би-Би-Си в Кыргызстане.

Авторы: Елена Короткова, Амина Кадралиева, Александра Титова, Айдай Токоева.

Тэги новости: Новости политики
Поделитесь новостью с друзьями