Популярные темы

Найти в вагоне: что московская мэрия знает о пассажирах метро

Дата: 21 июля 2020 в 12:17


Найти в вагоне: что московская мэрия знает о пассажирах метро

Московский метрополитен потратит 1,4 млрд рублей на оснащение четверти всех вагонов системой распознавания лиц. Пол, возраст, уровень дохода, социальный статус и даже номер телефона пассажира в подземке уже сейчас могут узнать благодаря системе персональных коммуникаций, выяснила Би-би-си.

Грозная московская система распознавания лиц, которая помогала мэрии отслеживать перемещения людей во время карантина, добралась и до метрополитена: до конца года ею будут оснащены около полутора тысяч вагонов.

На эти цели будет потрачено около 1,4 млрд рублей, следует из документации тендера, объявленного 9 июля. На них будут закуплены дополнительные видеокамеры и специализированное программное обеспечение. В итоге в каждом вагоне установят восемь камер, умеющих различать и сортировать лица.

На улицах и во дворах Москвы система распознавания лиц полномасштабно заработала в начале 2020-го, и тогда же, в январе, мэр столицы Сергей Собянин пообещал, что в течение года (к сентябрю) она придет и в метрополитен.

В руководстве московской подземки не ответили на вопрос Би-би-си, когда новыми типами камер будут оснащены все вагоны (эксплуатационный парк сейчас насчитывает почти 6 тысяч единиц).

Как работает система на улицах? Она обрабатывает несколько десятков миллионов снимков в сутки и, например, входящих в подъезд ранжирует по принципу «свой — чужой»: если человек впервые зашел в дом, то он «чужой», если уже бывал — то «свой».

Для того, чтобы найти гражданина в этом массиве данных, нужна фотография-образец — предположим, с паспорта.

Например, с помощью этой системы мэрия в марте зафиксировала нарушение карантина москвичом по имени Артем, писала «Медиазона». Он вернулся в Россию на одном самолете с заболевшим коронавирусом и должен был две недели просидеть дома. Для контроля в систему была загружена его фотография-образец из загранпаспорта.

Артем вышел из подъезда, чтобы вынести мусор, и по возвращении камера поймала его лицо, сравнила с образцом и просигнализировала о нарушении. Через два дня к нему приехали полицейские и выписали штраф.

Городская система видеонаблюдения — одна из 170 информационных систем, которые есть в распоряжении московской мэрии. Вместе они формируют то, что принято называть «Умным городом», писала Би-би-си.

Считается, что главное предназначение «Умного города» — делать жизнь людей комфортнее и безопаснее, а работу чиновников по управлению Москвой проще. Системы московской мэрии собирают данные о состоянии дорог, зданий, количестве торговых центров, детских площадок и всего, из чего состоит город. Информация о людях — часть этого конгломерата данных.

Так, московская мэрия получает данные от сотовых операторов, агрегаторов такси и каршеринг-сервисов, умеет выявлять «серую» аренду квартир, а также, благодаря городской системе видеонаблюдения, знает, кто живет в подъезде.

В московском правительстве утверждают, что данные анализируются в обезличенном и агрегированном формате. Однако карантин из-за коронавируса показал, как легко «Умный город» становится «Старшим братом»: многочисленные системы, разработанные столичным правительством при Сергее Собянине, помогали находить пассажиров конкретных авиарейсов или тех, кто, несмотря на необходимость соблюдать самоизоляцию, покидал квартиру и выходил в город.

Распознавание лиц — не единственный элемент сбора информации о пассажирах метро. Как выяснила Би-би-си, еще в 2018 году по заказу московского метрополитена была разработана система персональных коммуникаций на основе использования больших данных.

Согласно государственному контракту, в ее рамках мэрия получает информацию о поле, возрасте, уровне дохода, социальном статусе пассажиров метро. Кроме того, в систему поступает информация о номере телефона с возможностью его дешифровки.

Поставщик этих данных — АО «МаксимаТелеком», крупнейший оператор общественного Wi-Fi в России, который, в частности, предоставляет услугу доступа в интернет в метро. В «МаксимаТелеком», несмотря на прямое упоминание компании в документации, отрицают свое участие в работе системы.

При этом среди акционеров компании всегда были люди, связанные с главой департамента транспорта Москвы Максимом Ликсутовым или структурами из его бизнес-прошлого.

А модернизацией системы, в рамках которой мэрия может следить за перемещениями пассажиров, сейчас занимается компания бывшего бизнес-партнера его родственницы Нины Ликсутовой (издание Baza называла ее матерью чиновника).

В 2017 году при транспортном комплексе Москвы был создан инновационный центр «Безопасный транспорт» для работы с «супермассивами данных».

«Каждый горожанин оставляет цифровой транспортный след», — говорил в феврале 2018 года Максим Ликсутов, выступая перед студентами университета имени Плеханова.

К «цифровому транспортному следу» он отнес проходы (валидации) по проездным билетам в метро и наземном транспорте, подключения к бесплатному Wi-Fi, использование личного автомобиля и парковочной инфраструктуры, поездки на велосипедах городского велопроката или машинах каршеринга.

Чтобы работать с «супермассивами данных», их нужно куда-то загрузить. Для этих целей в начале 2018 года ГУП «Московский метрополитен» заключил контракт на создание «системы персональных коммуникаций на основе использования больших данных».

Заявленная цель системы — информирование пассажиров обо всех изменениях и новшествах в работе транспортного комплекса Москвы, например, с помощью СМС-сообщений. Причем речь идет не только о ситуациях на метрополитене — информирование должно охватывать и наземный транспорт, и МЦК, и ограничения на дорогах.

Согласно госконтракту, сообщения должны формироваться «с учетом персональных характеристик и интересов пассажира». Составить детальные портреты пассажиров как раз и призваны большие данные — информация о «транспортном поведении» москвичей.

В техническом задании прописаны несколько сценариев формирования базы контактов для рассылки сообщений. Эти сценарии были взяты из конкурсного предложения победителя тендера — московской IT-компании «Инфокомпас».

Например, в Москве закрывается на ремонт станция метрополитена. За основу, естественно, берутся данные о валидации проездных билетов пассажиров в метро, наземном транспорте и на МЦК. Так очерчивается круг пассажиров, которые регулярно пользуются конкретной станцией.

Но как отыскать их в городе и отправить каждому эсэмэску, если «Тройка» может быть анонимной и не привязанной к телефону?

На помощь приходит «МаксимаТелеком» — эта компания в государственном контракте выступает в качестве поставщика данных.

У Wi-Fi-оператора есть база телефонов клиентов, поскольку для доступа в интернет пассажир должен указать номер своего мобильного.

Как следует из госконтракта, система сопоставляет два массива данных — базу валидаций по проездным билетам и базу интернет-сессий в подземке.

Алгоритм сопоставления, прописанный в официальной документации, простой. Пассажир заходит в метро и прикладывает «Тройку» к турникету. Примерно в то же время его телефон подключается к бесплатному Wi-Fi.

Система персональных коммуникаций, по задумке авторов, должна находить в массиве данных совпадения, когда время и место подключения смартфона к интернету совпадало с прикладыванием к турникету конкретного проездного.

Так формируется потенциальная пара «проездной билет — номер телефона». Если валидация и подключения совпадали более 30 раз, то пара считается «достоверной», указано в госконтракте.

На выходе должна получиться база телефонов тех пассажиров, которых реально коснется закрытие конкретной станции. Им можно отправлять сообщение с предупреждением и информацией об альтернативных маршрутах.

Например, в начале 2019 года департамент транспорта разослал 220 тысяч СМС о предстоящем временном закрытии Таганско-Краснопресненской линии метро. Как следует из презентации одного из сотрудников инновационного центра транспортного комплекса московской мэрии, их получили те, кто либо проживает, либо работает в районе закрытых станций, а также те, кто появляется там в выходные,

Несмотря на название, система персональных коммуникаций предназначена не только того, чтобы выделять несколько десятков тысяч пассажиров из миллионов жителей города. Еще одна ее задача — анализировать транспортное поведение горожан и составлять их социально-демографический портрет.

В качестве примера в контракте на создание системы приведена задача: проанализировать, кто и откуда приехал на общегородское мероприятие.

Согласно техзаданию, система должна задействовать широкий массив данных — помимо информации о валидации проездных в метро и наземном транспорте, это и парковочные сессии от государственного «Администратора городского парковочного пространства», и информация о движении частного транспорта, которую фиксируют фото — и видеокамеры «Центра организации дорожного движения».

К четырехколесному транспорту добавляется и двухколесный: составители технического задания предложили задействовать детальную информацию об использовании городского велопроката («id пользователя — «время и станция начала проката» — «время и станция окончания проката») от компании «СитиБайк».

Наконец, в общий котел идут и данные от «МаксимаТелеком».

В итоге строится «матрица корреспонденций» — из каких районов и на каком транспорте горожане добирались до городского события. А данные от «МаксимаТелеком» должны помочь понять, кто именно приезжал: как следует из госконтракта, создатели системы планировали учитывать базовые социально-демографические данные — пол и возраст пассажира, его уровень дохода и социальный статус.

Откуда у «МаксимаТелеком» такая информация?

С 2013 года компания предоставляет услуги бесплатного Wi-Fi в московском метро, с 2016 — — в метро Петербурга. Кроме того, «МаксимаТелеком» выступает оператором беспроводной сети в «Аэроэкспрессе», столичных аэропортах, подмосковных электричках, в вагонах «Московского центрального кольца», а также парках, общественных пространствах и библиотеках Москвы.

«МаксимаТелеком» утверждает, что оперирует «крупнейшей публичной Wi-Fi сетью в Европе»: в системе компании в разное время зарегистрировались более 37 млн устройств, указано на ее сайте.

Согласно базовому пользовательскому соглашению, компания анализирует «потребительские предпочтения пользователей на основе данных о просмотрах рекламы, посещениях сайтов». Эти данные используются для адресного таргетирования рекламных сообщений.

«Мужчина 35-44 [лет], посещает футбольные матчи, занимается боксом, обедает в дорогих ресторанах. Женщина 25-34 [лет], любит шоппинг, посещает салоны красоты, любит путешествовать». Так выглядит возможный портрет аудиторного сегмента в одной из презентаций «МаксимаТелеком».

При этом в компании уверяют, что сознательно ограничили сбор данных только той информацией, которая достаточна для таргетирования рекламы.

«У нас человек — это обезличенный профиль, кто это именно, мы не знаем, только номер телефона и мак-адрес. Мы примерно догадываемся о параметрах возраста, пола. Есть определенное понимание, big data все это собирает и сортирует», — рассказывал в интервью «Деловому Петербургу» один из основателей «МаксимаТелеком» Алеко Крихели.

На своем сайте «МаксимаТелеком» уверяет, что все данные «агрегированы, обезличены и зашифрованы. «Максима не знает точный возраст, ФИО, адрес, сексуальные предпочтения, расовую принадлежность, религиозные или какие-либо другие данные, которые считаются конфиденциальными», — говорится в политике обработки данных.

Но может ли мэрия при желании вычленить конкретного человека в том массиве данных, который поставляет «МаксимаТелеком»? Для этого важно понимать, в каком виде, согласно контракту, в систему персональных коммуникаций поступают номера телефонов.

Социально-демографическая информация от «МаксимаТелеком» может поставляться в систему персональных коммуникаций в привязке к номеру телефона. Такой вывод можно сделать из госконтракта от января 2018 года.

Однако речь идет не о самом номере в привычном нам десятизначном формате, а о его зашифрованных варианте — hash'е.

Hash-функция — это математическое преобразование информации, которое позволяет зашифровать ее. Именно в таком виде принято использовать телефонные номера на коммерческом рынке пользовательских данных — как из соображений безопасности, так и по юридическим причинам, говорит руководитель data-компании, сотрудничающей с «МаксимаТелеком».

Например, в 2017 году «МаксимаТелеком» была поставщиком данных для рекламной компании сети меховых салонов, следует из презентации рекламного агентства Dentsu Aegis Network. Внутри торговых точек были установлены специальные роутеры, которые фиксировали физические адреса (mac-адреса) смартфонов с включенной функцией поиска сети Wi-Fi.

Далее эти mac-адреса в хэшированном виде поступали в систему «МаксимаТелеком» для поиска совпадений по связке «mac — номер телефона». Так формировалась база клиентов для отправки рекламных эсэмэсок, но номера все время использовались в виде хэшей, подчеркивается в презентации.

Однако, согласно госконтракту, в системе персональных коммуникаций транспортного комплекса Москвы телефонные номера от «МаксимаТелеком» могут расшифровываться до своего первозданного вида.

В разделе, посвященном отправке сообщений о закрытии станций, указано: после сопоставления данных о подключениях к Wi-Fi и валидаций по проездным картам hash нужно расхэшировать «по маршрутам до телефона».

Такая возможность существует, если «хэши передаются без соли», то есть дополнительных мер защиты, рассказывает собственник крупной data-компании, сотрудничающей с мэрией («соль» — международный криптографический термин).

Его коллега по этому рынку уверен: из контракта следует, что внутри системы телефоны действительно могут расшифровываться.

Оба были сильно удивлены, прочитав по просьбе Би-би-си документацию на сайте госзакупок.

«Нехорошо все это: отдавать данные в открытом виде, хэшировать телефоны с возможностью восстановления. Я вообще не понимаю, как это все оказалось в контракте!» — говорит один из них.

Как указано в документации госконтракта, после расхэширования должна сформироваться «витрина» из следующих данных: идентификатор пассажира — телефон — идентификатор станции начала маршрута — идентификатор станции окончания маршрута — популярный день поездки — количество поездок по маршруту.

В связке с телефоном в систему могут также поступать данные об использовании парковки и велопроката, где сотовый используется для идентификации клиента. Причем в их случае в государственном контракте отсутствует пометка hash, означающая, что номер передается в зашифрованном виде.

Таким образом, при наличии общего идентификатора в виде телефона у системы есть возможность привязать разрозненные поездки к конкретному пассажиру, отмечает руководитель data-компании, сотрудничающей с «МаксимаТелеком».

В документации также есть скрин из прототипа системы, в котором указаны десять телефонных номеров в привязке к поездкам в общественном транспорте в конце 2017 года.

Корреспондент Би-би-си позвонил по четырем из них, все абоненты оказались жителями Москвы. Их имена удалось установить благодаря приложению GetContact, которое показывает, как человек записан у других в телефонной книжке.

Два человека подтвердили, что подключались к Wi-Fi в общественном транспорте и используют карты «Тройка». Девушка по имени Настя вспомнила, что выходила в интернет через сеть «МаксимаТелеком» в аэропорту. Наконец, еще одна девушка Анна категорически заявила, что ни разу не регистрировалась в сетях компании, но общественным транспортом в Москве пользуется.

Стоимость контракта метрополитена с разработчиком системы компанией «Инфокомпас» составила 250 млн рублей.

«Инфокомпас» специализируется на выполнении работ в сфере IT по заказу государственных органов власти. В частности, именно она делала для департамента транспорта приложение «Помощник Москвы», с помощью которого можно пожаловаться на нарушения правил парковки или нелегальную торговлю в метро.

На сайте госзакупок отсутствует информация о том, что подрядчик как-то отклонился от технического задания: в июле 2018 года система персональных коммуникаций была принята в опытную эксплуатацию. Согласно акту сдачи-приемки, вышеописанные сценарии использования системы были сделаны в соответствии с техзаданием и без замечаний.

Если бы в ходе работ по созданию системы условия контракта как-то изменились, то это должно было найти отражение в дополнительном соглашении к контракту, отмечает глава АНО «Информационная культура» и эксперт в области данных Иван Бегтин. А допсоглашение, в свою очередь, необходимо было опубликовать на сайте госзакупок. Но его там нет.

Еще до окончания работ по контракту замдиректора «Инфокомпаса» Михаил Самойлов рассказывал на конференции отраслевого издания CNews о системе, отметив, что в ней используется «огромный массив данных».

В феврале 2018 года глава дептранса Максим Ликсутов, выступая перед студентами университета имени Плеханова, привел несколько примеров точечных рассылок СМС на основе big data — например, c сообщением о перекрытии улиц в центре из-за фестиваля «Путешествие в Рождество» (358 тысяч человек в выборке) или открытия станции метро «Ховрино» (30 тысяч человек в выборке).

Несмотря на то, что подрядчик вроде бы четко следовал техзаданию, в «МаксимаТелеком» удивлены тому, что, согласно госконтракту, они указаны поставщиками данных в систему, включая социально-демографическую информацию о пассажирах метро.

«МаксимаТелеком» не передавала и не передает данные в рамках указанных договоров, не участвует в работе системы», — сообщила представитель Wi-Fi-оператора. Контракт с метрополитеном на доступ к беспроводному интернету также не подразумевает передачу персонализированных данных, добавила она.

В компании «СитиБайк», которая выступает оператором велопроката, сообщили, что не получали предложений ни от метрополитена, ни от его подрядчика о передаче данных в систему персональных коммуникаций,.

Дептранс перенаправил все вопросы про систему в метрополитен. Там лаконично ответили, что «вся информация предоставлена в открытых источниках — на сайте госзакупок».

В 2019 году в интервью Би-би-си глава департамента Максим Ликсутов подтверждал, что его ведомство использует данные от операторов общественного Wi-Fi на транспорте.

«Во-первых, у нас есть SLA (соглашение об уровне услуг), которое нам показывает количество сессий, которые получились и не получились, так мы видим технические неполадки с Wi-Fi. Во-вторых, мы знаем, сколько человек зашло на какой-то станции, мы смотрим, сколько из них подсоединились к Wi-Fi. Так мы смотрим востребованность услуги и кто где ездит», — говорил он.

Таким образом, с одной стороны есть данные публичных госконтрактов, а с другой — заявления самой компании. Сама система работает для информирования пассажиров, но ее интерфейс непубличен.

Можно ли понять, используются ли в ней столь детальные данные от «МаксимаТелеком»?

В марте 2019 года система получила свидетельство Федерального института промышленной собственности как «программа для ЭВМ». Среди ее заявленных целей — «сегментирование пассажиров по типовым социально-демографическим группам».

В начале 2020 года государственное унитарное предприятие «Московский метрополитен» заключило новый контракт на развитие системы.

Он тоже не содержит указаний на то, что подрядчик по первому контракту — «Инфокомпас» — как-то уклонился от технического задания. В качестве источников данных упомянуты все те же парковочные сессии, потоковая информация о движении автомобилей от системы фото — и видеофиксации нарушений, статистика по использованию Wi-Fi и валидациям проездных билетов.

В блоке, посвященном общественному Wi-Fi, указано, что, помимо социально-демографической информации, в систему также поступают и в дальнейшем обрабатываются данные «серфинга».

Речь может идти о так называемом кликстриме (от английского clickstream — «поток кликов») — информации обо всем, что юзер делает в интернете, предполагает собственник крупной data-компании, сотрудничающей с мэрией. Такого же мнения придерживается и еще один его коллега по рынку данных.

До 2016 года «кликстрим» был широко представлен на коммерческом рынке данных: его продавали интернет-провайдеры, писал журнал РБК.

На стороне оператора устанавливалось оборудование, которое автоматически передавало покупателю — рекламной компании — информацию обо всем трафике, кроме конфиденциальных https-соединений.

В 2015 году управление Роскомнадзора оштрафовало целый ряд крупных провайдеров за эту практику, следует из картотеки арбитражных дел.

Тендер на развитие системы персональных коммуникаций в начале 2020 года выиграла компания «Программный продукт». На этот раз стоимость контракта составила 279 млн рублей, все работы нужно выполнить до конца текущего года.

Как и «Инфокомпас», «Программный продукт» часто выигрывает IT-конкурсы государственных организаций, в том числе и структур департамента транспорта: в 2019 году общая сумма контрактов компании составила более 1 млрд рублей, следует из данных системы «СПАРК-Интерфакс».

Руководитель и основной владелец «Программного продукта» — предприниматель Сергей Александров. В 2018 году он открыл в здании отеля Ritz Carlton, в 300 метрах от Красной площади, бутик неаполитанской марки мужской одежды Cesare Attolini.

«Безупречный вариант для джентльменского образа с лежащей в основе брутальной элегантностью», — так описывается стиль марки на страничке бутика на одном из порталов по поиску работы.

В середине 2019 года у Александрова появился партнер в этом бизнесе — 33-процентная доля отошла к 73-летней пенсионерке из Эстонии Нине Ликсутовой.

Спустя полгода, в октябре, на это обратило внимание издание Baza, назвав ее «мамой» главы департамента транспорта Максима Ликсутова. Через неделю после выхода заметки доля Нины Ликсутовой была переписана на саму компанию.

В «Программном продукте» не ответили на вопросы Би-би-си о том, почему владелец компании взял в партнеры по ритейл-бизнесу именно 73-летнюю Ликсутову и почему в дальнейшем ее доля была переписана на саму компанию.

Нынешний глава столичного департамента транспорта Максим Ликсутов родился в Эстонии, куда его родители переехали из Тульской области для работы на судостроительном заводе. В Эстонии Ликсутов начал заниматься транспортным бизнесом, но после прихода на госслужбу в правительство Москвы отказался от гражданства этой прибалтийской страны.

В системах данных российских органов власти Нина Ликсутова регистрировалась с эстонским паспортом, но в качестве места рождения указывала город Белев Тульской области, рассказал Би-би-си источник, имеющий доступ к базам персональных данным.

Пенсионерка Нина Ликсутова в разное время ставила на учет в московской автоинспекции спортивный мотоцикл и синий Mercedes Gelandewagen G63, ввезенный из Эстонии.

В качестве места жительства она указала квартиру в Руновском переулке в центре Москвы. До 2017 года эта квартира принадлежала Максиму Ликсутову, а затем он продал ее Татьяне Ликсутовой (данные Росреестра).

С Татьяной Ликсутовой глава дептранса официально развелся в 2013 году, однако политик Алексей Навальный, посвятивший Ликсутову большое расследование, утверждал, что развод мог быть фиктивным.

«Не фиктивный. Точка», — так ответил на эти обвинения сам Ликсутов в 2014 году в эфире «Эха Москвы».

Часть своего бизнеса после развода Ликсутов отдал жене. В Москве ей через цепочку компаний, например, принадлежит небольшое двухэтажное здание в Докучаевом переулке, 4, что практически в центре Москвы (данные Росреестра и эстонского бизнес-реестра). Здесь же прописаны несколько связанных с ней структур.

По этому же адресу с 2019 года зарегистрировано ООО «Р.А.Д. Групп» — еще одна фирма Нины Ликсутовой, женщины, которую Baza называла мамой главы дептранса. В ней у 73-летней пенсионерки из Эстонии — 50-процентная доля и должность директора.

Здание расположено недалеко от площади трех вокзалов, на задворках проспекта Сахарова, где регулярно проходят митинги оппозиции. Охранник долго искал фирму Нины Ликсутовой в списке арендаторов, но в итоге развел руками: «Не слышал про такую».

В одной комнате с компанией Нины Ликсутовой в Докучаевом переулке зарегистрирована фирма «АЭ-Инвест», принадлежащая известным предпринимателям Андрею Бокареву и Искандару Махмудову — бывшим партнерам Максима Ликсутова по группе «Трансмашхолдинг».

На «АЭ-Инвест» записана 12-процентная доля в «Аэроэкспрессе» — операторе скоростных электричек до московских аэропортов, директором которого до прихода на госслужбу трудился Максим Ликсутов. Его экс-супруга сейчас — совладелец компании. Ни с ней, ни с Ниной Ликсутовой Би-би-си поговорить не удалось.

С «Аэроэкспрессом» и Ликсутовым связаны и часть бывших и действующих акционеров «МаксимаТелеком».

Компания «МаксимаТелеком» выиграла право предоставления бесплатного Wi-Fi в московском метро в 2013 году. На тот момент у ее головной структуры — кипрской Geromell Trade Ltd — было три собственника, писал ранее журнал РБК.

Двое из них — бывший президент IT-холдинга «Ситроникс» Сергей Асланян и израильский ресторатор Алеко Крихели — остались акционерами Wi-Fi-оператора. А вот третий пакет, постепенно уменьшаясь, несколько раз сменил владельца.

Изначально он был записан на латвийского инвестбанкира Друвиса Мурманиса. Мурманис с 2011 по 2014 год входил в совет директоров частной латвийской железнодорожной компании L-Exspresis, которая занималась организацией пассажирских перевозок между Ригой, Москвой и Санкт-Петербургом.

Он успел застать тот период, когда совладельцем компании был Максим Ликсутов. В беседе с РБК Мурманис подтверждал, что знает главу московского дептранса лично.

Знал он и Алексея Криворучко, которому в 2015 году достался его пакет в «МаксимаТелеком».

Криворучко, ныне занимающий пост главы концерна «Калашников», называл Максима Ликсутова своим другом. Вместе с Мурманисом он входил в совет директоров L-Exspresis, а после ухода Ликсутова из «Аэроэкспресса» занял кресло руководителя компании.

Его советником в «Аэроэкспрессе» с 2013 года работал гражданин Эстонии Урмо Валлнер. Именно ему в 2018 году отошла доля Криворучко в «МаксимаТелеком», сейчас составляющая около 7% акций. При этом в совет директоров оператора публичного Wi-Fi Валлнер входит с 2015 года, следует из публичных документов компании.

KUTSE. 13.09 kell 15:00 toimub Interim Agentuuri esimene infopäev, kus jagame praktilisi kogemusi ja räägime lugusid...

Конец Facebook сообщения , автор: Velström Vallner Tohver

В Эстонии Валлнер (крайний слева на фото из официальной группы компании в «Фейсбуке) вместе с партнерами создал консалтинговую компанию Velström Vallner Tohve. До публикации РБК о том, что Валлнер купил акции «МаксимаТелеком», его фирма гордо указывала на своем сайте, что оказывала услуги и «Аэроэкспрессу», и департаменту транспорта Москвы.

Сейчас эта информация доступна только в архиве, но зато из биографии партнера Валлнера по консалтингу Пеэтера Тохвера следует, что в 2012-2013 гг. он был советником Ликсутова в департаменте транспорта и руководил проектом по запуску в российской столице платной парковки.

«Внедрение совершенно новой идеологии в крайне неоднородной и требовательной среде противостояния ведомств и населения Москвы», — так он описывает свою работу на этом посту.

В дептрансе не ответили ни на вопросы о Нине Ликсутовой, ни об Урмо Валлнере и их связи с Максимом Ликсутовым.

В беседе с Би-би-си Валлнер заметил, что, «к сожалению, не знаком лично с Ликсутовым». Ничего он не слышал и про то, что «МаксимаТелеком» может поставлять данные в систему персональных коммуникаций дептранса.

Партнер коллегии адвокатов Pen&Paper и специалист по законодательству о персональных данных Екатерина Тягай про просьбе Би-би-си изучила госконтракт на создание системы.

Как и во всем мире, российское законодательство предполагает обязательное получение письменного согласия от владельца персональных данных на их распространение, отмечает она.

Впрочем, в обычной практике в цифровых пространствах, в том числе при использовании интернета в транспорте, оператор персональных данных получает это согласие после того, как гражданин поставит галочку напротив соответствующей графы.

«Соблюдение оператором этого условия и последующее распространение данных вплоть до получения информации о номере мобильного телефона интернет-пользователя с формальной точки зрения является правомерным. Фактически же владелец персональных данных зачастую не получает полноценное информирование о том, какие именно данные и каким способом будут распространяться», — говорит Тягай и напоминает, что гражданин вправе в любой момент отозвать право на использования своих персональных данных.

Глава АНО «Информационную культура» Иван Бегтин отмечает, что в обществе есть глубокое политическое недоверие московским властям, в том числе по вопросам использования персональных данных.

Сложные программы, наподобие системы персональных коммуникаций, внедряются без общественного обсуждения и даже без имитации такового.

При этом речь идет о системах «двойного назначения», которые могут использоваться как для помощи гражданам, так и для слежки за ними, подчеркивает Бегтин.

***

Поделитесь новостью с друзьями