Популярные темы

ГДЕ ТОНКО, ТАМ ВИРУС

Дата: 03 июля 2020 в 14:54


ГДЕ ТОНКО, ТАМ ВИРУС


Константин Маскаев

Побочный эффект коронавируса — тест казахстанского общества на лояльность, а власть и бизнес — на эффективность. Подтверждением стали события последних двух-трех недель. Начнем с самых свежих и резонансных

По-настоящему огромные толпы желающих сдать анализ на коронавирус можно было наблюдать в течение нескольких дней каждое утро у лабораторий и центров тестирования. Справки на отсутствие COVID-19 стали требовать по любому поводу. Особенно с тех, кто надеялся поработать в период послабления карантина. Те, кто отпускал карантинные меры, и тот, кто издавал распоряжение о необходимости получения справки, вероятно, не догадывались ни о том, какому количеству людей потребуется пройти тест, ни о запасе реагентов для проведения тестирования, ни о количестве лабораторий, ни о времени, необходимом на каждого клиента-пациента. И вот мы наблюдаем весьма немалое количество людей в очередях. Никто особо не контролирует в этих толпах наличие масок и соблюдение дистанции в полтора-два метра. У тех же, кто спозаранку вынужден томиться в этой очереди, одна из основных задач — не пустить кого-то без очереди. Люди толпились, оттесняли нахальных, контактировали друг с другом, словно никакого «ковида» нет и в помине. А сколько на самом деле в любой толпе скрытых и бессимптомных носителей, кто-нибудь ответит?
А сколько тех же бессимптомных выбираются каждый вечер на алматинские Арбаты и прочие променады? Загляните туда вечерком. Та же картина: номинальное наличие масок (в кармане или под подбородком), гуляющие семьи, встречи, объятия, тесный контакт среди детей. Люди будто демонстративно игнорируют призывы властей к соблюдению карантина. Откуда это пренебрежение, догадаться нетрудно. Хотя бы оттого, что тех же чиновников и полицейское начальство периодически ловят на каких-то полуподпольных тоях и прочих сходках. Плюс еще увещевание заточенных спикеров, которые то и дело предрекают скорый крах экономики, если вернуть строгий карантин.
Чем обернулось такое легкомысленное отношение к вирусной опасности, мы наблюдаем теперь: число ежедневно добавляемых в список заболевших или носителей заразы не просто растет. Оно в два-три раза выше, чем в период действия ЧП. И, замечу, тогда в стране еще не говорили о дефиците больничных коек для ковид-заболевших. Более того, успели построить, по меньшей мере, пару быстровозводимых госпиталей. И успокоились, судя по информационной повестке. Во всяком случае, с той поры ни одного известия об открытии какого-то нового госпиталя. Иначе чиновники не пропустили бы возможности что-то быстренько построить на оперативно выделенные средства, чтобы потом с помпой отчитаться о проделанной работе. Единственное, пожалуй, что выпустили в эфир по «коечной» теме, так это новость о готовности «в случае чего» использовать под госпитали помещения ледовых дворцов в Алматы. Сказано было на фоне тревожных прогнозов, что койко-мест под ковид-пациентов осталось совсем немного и ненадолго.

 

 

Помнится, ранее, на исходе режима ЧП, Казахстану можно было поставить в заслугу превентивный характер борьбы с коронавирусом. Мы сами  писали, что в отличие от многих других стран, Казахстану удалось выиграть время и встретить опасность на «дальних подступах». Не растерять бы теперь это преимущество. А то с тех пор и глава Минздрава оказался в отпуске по болезни (даже в отставку ушел, поскольку вынужден лечиться), и многие другие чиновники совершили «камин аут» по поводу COVID-19, а теперь и главный санитарный врач Алматы отправился в госпиталь. Доктора-чиновники, понятно, болеют, что называется, закономерно и предсказуемо. Они ходят по краю «красных зон», что лишний раз должно доказывать: «ковид» есть, он косит людей, его следует опасаться и беречь себя и близких. Но наш народ, по результатам исследований Gallup International и холдинга «Ромир», в отличие от жителей многих других государств, вошел в тройку отпетых ковид-скептиков.
Еще одна проблема, откуда, как говорится, не ждали, — внезапный дефицит материала для ПЦР-тестов на COVID-19. Оказалось, что их доставку из Сеула не сумел вовремя осуществить национальный авиаперевозчик. И все (все!) лаборатории оставались без материалов всю предыдущую неделю.
Казахстанско-корейская клиника, которая наладила процесс тестирования на территории страны, рассчитывала доставить реагенты (материалы, без которых невозможно проводить тестирование на COVID-19) пассажирским бортом национального авиаперевозчика, который осуществляет лишь один рейс в неделю на этом направлении. Но для авиаперевозчика пассажирский багаж оказался приоритетнее срочного груза медицинского назначения. Медицинский груз просто сгрузили с борта и оставили в Сеуле. Причем авиакомпания поступила в полном соответствии со своей стандартной процедурой. «Пассажирский рейс из Южной Кореи выполнялся на авиалайнере Airbus A321neo с полной загрузкой. На борту было 142 пассажира и 3732 килограмма багажа. Во время выполнения пассажирских рейсов приоритет в перевозке отдается пассажирскому багажу. К сожалению, грузовая компания, представляющая интересы MPK, не проинформировала авиакомпанию о перевозке груза медицинского назначения», — опубликовано разъяснение. Поэтому к авиакомпании какие претензии, кроме досады и общественного осуждения? Ничего личного, чисто бизнес.
В поисках способа доставить, наконец, эти 300 кило архиважного груза клиника пыталась задействовать в логистической схеме Катар. Но оказалось, что более трети сотрудников международного аэропорта Дохи, задействованных в грузовых авиаперевозках, заражены COVID-19 и в течение нескольких недель не могут быть допущены к работе.
Вообще проблема с приобретением материалов для тестирования на COVID-19 предсказуемо проявила себя в Павлодаре. В начале июня местное управление здравоохранения провело тендер и отдало победу на закуп и поставку 17 тысяч экспресс-тестов на сумму 57,8 миллиона тенге некоему ИП из Караганды. Речь шла о приобретении тестов для диагностики коронавируса методом ПЦР по цене 3400 тенге за штуку. Но вскоре выяснилось, что поставщик не может предоставить сертификат происхождения и регистрационное удостоверение на товар. Как выяснилось, победителем конкурса стала фирма, занимающаяся производством хозяйственного мыла, моющих, чистящих и полирующих средств! И теперь, чтобы объявить новый тендер, нужно как-то аннулировать прежнюю неудачную инициативу. Новый конкурс по закупке экспресс-тестов на КВИ можно будет объявить только после расторжения договора с карагандинской фирмой. По информации УЗО региона, эта процедура завершится не раньше начала июля.
Тем, кому пришлось хоронить близких, минувшая неделя, вероятно, запомнится одним из самых страшных впечатлений в жизни. К телу умершего запрещено было притрагиваться до получения теста на COVID-19. Ни полицейские, ни похоронные конторы, ни морги не брались работать с телами, не выдавали бумаг. Трупы в буквальном смысле разлагались и смердели в квартирах и домах. В описанный выше период тестов вообще не проводили ввиду отсутствия тест-систем. А неделей раньше за справку о ковид-непричастности в материале умершего нужно было побороться. Мне лично пришлось добывать такую справку, поскольку ко мне обратились знакомые за содействием и помощью как к сотруднику газеты, поэтому я знаком с ситуацией. Женщина скончалась ночью. Утром эксперт взял мазок и в 10 часов доставил пробу в Республиканский центр экспертизы. Он-то и рассказал, что тест должен быть готов максимум через восемь часов. В 18.00 мои знакомые уже ожидали в центре, но ничего не получили. Около 23.00 мне удалось забрать результат. И то только потому, что на нашу удачу в центре дежурила одна из его руководителей.
Казахстанские производители тестов на COVID-19 уверяют, что дефицита материала можно было бы вообще избежать, а цены были бы почти в два раза ниже. Нужно лишь чтобы государство закупало диагностические системы у отечественных производителей.
Казахстанские производители считают, что могли бы обеспечить диагностическими системами всю страну, а себестоимость их тестов составит не более трех тысяч тенге. Проблема лишь в том, что государство почему-то не спешит сотрудничать с отечественными производителями.
По словам предпринимателя Алтая Калымбетова, занимающегося выпуском диагностических тест-систем на COVID-19, чьи слова приводит КТК, в месяц его компания выпускает около полумиллиона тест-систем. И может выпускать больше. Стоимость реагентов отечественного производства, по словам бизнесмена, составляет не больше 2,5 тысячи тенге, импортного производства — чуть дороже четырех тысяч тенге. Он отмечает, что даже если лаборатории поднимают цены с учетом оплаты труда сотрудников, средств дезинфекции, то анализы на казахстанских тест-системах могли бы стоить около 7-10 тысяч, то есть почти в два раза дешевле, чем сейчас.
Пример соседней России: там используют свои тест-системы, что позволяет немалую часть тестов проводить вообще бесплатно, за счет государства. При всем сходстве финансово-экономических стилей и схем в Казахстане, по-видимому, ситуацию с COVID пытаются использовать для извлечения прибыли. Пресловутое: кому — война, кому — мать родна. Только прежде мы это знали лишь в теории.

Поделиться:

Поделитесь новостью с друзьями