Популярные темы

«Хотел поменять мышление верхушки». Как сотрудник центра «Э» стал «омбудсменом полиции» и критиком МВД

Дата: 05 июня 2020 в 16:57



Бывший полицейский и основатель паблика «Омбудсмен полиции» Владимир Воронцов почти месяц сидит под арестом. Против него возбуждают все новые и новые дела — от вымогательства до принуждения к действиям сексуального характера. Воронцов успел пройти путь от работы в центре «Э» МВД до публичной поддержки Алексея Навального — за него на пикеты выходят журналисты и правозащитники. Би-би-си разбиралась, за что Воронцова хвалят и за что критикуют рядовые полицейские и кто мог быть заинтересован в его аресте.

«Мне сейчас безумно тяжело, но я ни в коем случае не могу его винить, — говорит о муже Александра, жена Владимира Воронцова. — Это его жизнь — бороться с этой системой. У каждого человека свое предназначение в жизни, у него вот такое».

Рано утром 7 мая в квартиру, где живут Воронцовы, пришли с обыском — второй раз за месяц. Александра рассказывает, что в дверь даже не стучали, ее сразу начали ломать.

«Мы стали кричать: «Сейчас откроем, дайте одеться!» — вспоминает она. Но полицейский спецназ спустился с крыши и влетел в окно кухни. «Начались крики — «лежать, на пол!» Я дочку обняла, мы прижались к кровати, а секунд через 30 рухнула входная дверь», — вспоминает супруга Воронцова.

Против Воронцова возбуждено четыре уголовных дела за месяц. Про первое — о вымогательстве (часть 2 статьи 163 УК РФ) — стало известно сразу после задержания.

Воронцов, по версии следствия, требовал 300 тысяч у капитана УВД на метрополитене Расима Курбанова. Он якобы угрожал опубликовать в интернете интимные фото, которые тот отправил женщине — и, как утверждает следствие, опубликовал, не получив желаемого.

Эти фото сначала появились не в «Омбудсмене полиции», а в группе «Вконтакте» Police Dating. Затем разошлись по популярным у полицейских группам и телеграм-каналам, в том числе и паблику Воронцова, после чего Курбанова уволили из органов.

История с фотографиями произошла в 2017 году — защита Воронцова удивляется, что Курбанов вспомнил о вымогательстве только сейчас.

«На протяжении трех лет он, обращаясь в МВД, УСБ и так далее, нигде не упомянул, что фотографии попали в сеть в результате преступления? — сомневается адвокат Воронцова Сергей Бадамшин. — Пока ни одного доказательства причастности моего подзащитного к преступлению нет, только оговор».

Курбанов боролся за восстановление на службе — в 2018 году он обращался в «Московский комсолец» с просьбой написать о его истории. О вымогательстве он тогда не упоминал.

Бадамшин направил следствию переписку Воронцова и Курбанова (с августа 2017 года по апрель 2020). В ней Курбанов по-дружески просил «омбудсмена полиции» помочь с восстановлением на службе. В 2017 году Воронцов призвал подписчиков «не добивать» и без того уволенного за свой поступок Курбанова.

23 мая за решеткой оказался еще один админ «Омбудсмена полиции» Игорь Худяков — он обвиняется в демонстрации порнографии (часть 2 статьи 242 УК РФ).

В команде «Омбудсмена» ветеран ФСИН Худяков был вторым человеком после Воронцова, хотя лично они никогда не виделись — он живет в Вологде. Худяков был еще одним публичным админом, его имя указано в группе «ВКонтакте» в качестве второго представителя страницы помимо Воронцова.

На следующий день после задержания «омбудсмена полиции», 8 мая, МВД призвало откликнуться пострадавших от его действий.

Адвокат Воронцова Сергей Бадамшин уверен, что враги «омбудсмена» воспользовались этим и написали заявления: «Все остальные дела [кроме первого] — это от недругов и недоброжелателей», — считает адвокат.

Бадамшин имеет в виду еще три дела помимо первого обвинения в вымогательстве: два — по обвинению в изготовлении порнографии (часть 3 статьи 242 УК РФ), одно — снова о вымогательстве (статья 163 УК РФ). В полиции сослались на заявление женщины, у которой Воронцов якобы требовао 30 тысяч рублей публикацией, угрожая опубликовать приватные видео.

«У меня под конец расследования будет полное собрание хоум-видео министерства внутренних дел, — мрачно шутит адвокат Бадамшин. — От этого расследования репутационный ущерб министерству внутренних дел гораздо больший, чем «Омбудсмену полиции».

В конце мая московский главк предположительно дал команду явиться с повинной всем сотрудникам ведомства, контактировавшим с «омбудсменом полиции». Об этом сообщила «Медиазона» со ссылкой на свой источник и подтвердил Би-би-си источник, близкий к МВД.

По словам источника Би-би-си, столичный главк спустил в отделения полиции указания добровольно явиться в отдел собственной безопасности УВД всех сотрудников, которые контактировали с «омбудсменом полиции». «В руководстве утверждают, что информация есть на всех, дали время чтобы сами явились, интересуются какую ему и когда информацию передавали, — рассказал источник Би-би-си. — Обещают, что последствий не будет».

Ультиматум истекал 3 июня, отмечал источник «Медиазоны». Би-би-си направила запрос в МВД с вопросом, что грозит сотрудникам, которые не признались в общении с «Омбудсменом». На момент публикации он остался без ответа.

Би-би-си отправила Владимиру Воронцову в СИЗО просьбу об интервью с помощью системы ФСИН-письмо.

Чем известен «Омбудсмен полиции»

Паблик «Омбудсмен полиции» появился в социальной сети «ВКонтакте» в 2017 году.

Воронцов был редким голосом обычно молчаливого сообщества полицейских. Он составлял ликбезы о способах отстоять свои права.

Полицейские жаловались Воронцову на проблемы, а он представлял их в судах, когда те пытались восстановиться на службе, и решал другие проблемы с руководством.

Близкие к паблику «Омбудсмен полиции» собеседники Би-би-си утверждают, что Воронцов установил рабочие отношения с Росгвардией. Когда ему писали росгвардейцы, проблему зачастую удавалось решить «по-хорошему», через переговоры с начальством службы.

Иногда его публикации приводили к отставкам. В апреле «Омбудсмен» опубликовал аудиозаписи, на которых предположительно начальница службы участковых Новосибирска Елена Устинова требует выполнить план по штрафам за нарушение самоизоляции — «оформлять всех поголовно с 16 лет, кроме женщин с колясками и стариков». Итогом скандала стали увольнения Устиновой и главы областного МВД.

Воронцов был редким человеком из полицейской среды, открытым для СМИ. После митингов оппозиции, завершившихся разгоном и уголовными делами, репортеры спрашивали Воронцова, что чувствуют и думают полицейские, которые бьют протестующих.

Воронцов объяснял, что те, кто олицетворяют репрессивный инструмент — силовики — и сами бесправны. Сотрудники подразделений, отвечающих за массовые мероприятия, почти не бывают дома, говорил он «Медузе». «Те, кто выходят на разгон протестных акций, сами часто страдают от нарушения их трудовых прав, — говорил омбудсмен. — Но их это, видимо, не парит».

Бывший сотрудник ППС Василий (фамилия не упоминается по соображениям безопасности) рассказал Би-би-си, почему заинтересовался пабликом о нарушениях прав в системе МВД. Василия не устраивали «беспредел и самоуправство» на службе — недовольное начальство пыталось его уволить и даже «подвести под статью», но ему удалось себя отстоять.

«Паблик давал понимание, что это не только со мной такое происходит, а по всей стране. Бесполезно менять одно здание, одно начальство на другое — везде одинаково, спасения нет», — рассказывает он.

Василий решил уволиться из органов, пока не поздно. «Потом останется два года до пенсии, буду думать: ой, ну что уж, ну ладно, начну лизать жопу начальнику, — рассуждает он. — Все предпенсионные сотрудники так трясутся, что их выпрут на гражданку, что готовы на исполнение любых, самых унизительных заданий».

После отставки он стал работать массажистом и продолжил общаться с Воронцовым.

35-летний Владимир Воронцов проработал в системе МВД 13 лет и дослужился до майора. Он служил в ППС в метро, в уголовном розыске и в изоляторе временного содержания. Самый известный период его биографии — работа с 2011 по 2014 год в управлении по противодействию экстремизму, центре «Э» МВД.

Созданный в 2008 году на базе расформированного управления по борьбе с организованной преступностью, «центр Э» занимается не только борьбой с терроризмом, но и преследованием националистов, антифашистов и анархистов, следит за активистами на оппозиционных митингах.

В оппозиционной среди работающих на митингах «эшников» запоминали в лицо, а сам центр «Э» считали политической полицией. В интервью изданию «Сноб» Воронцов охотно рассказывал, как ходил на «Оккупай Абай» в гражданском и участвовал в обысках у лидеров оппозиции 11 июня 2012 года.

В интернете можно найти фото «зигующего» Воронцова и кадры, где он обнимает товарищей национал-социалиста и «охотника на педофилов» Максима Марцинкевича по прозвищу Тесак. Сейчас последний отбывает в колонии срок за экстремизм, разбой, хулиганство и повреждение имущества.

Воронцов объяснял в интервью, что познакомился с Марцинкевичем через своего одноклассника — соратника Тесака Анджея Кмитица. Эти знакомства, с его слов, были нужны для работы в центре «Э». Чтобы внедриться в окружение Тесака, Воронцов фотографировался с восковой фигурой Адольфа Гитлера.

В 2012 году он выследил и задержал антифашистку Ирину Липскую, которая стреляла из травматического пистолета по посетителям концертов популярных у националистов групп. Девушке грозило восемь лет тюрьмы, но она вышла по амнистии в 2013 году.

«Он всегда у меня был борцом за справедливость, — вспоминает Александра Воронцова работу мужа в полиции. — Последнее время ему было очень тяжело работать системе: он рассказывал про множество незаконных приказов. Говорил — я не буду такое делать, и из-за этого начиналась ругань на работе».

Еще будучи сотрудником полиции, в феврале 2017 года, Воронцов открыл паблик о нарушениях прав сотрудников МВД во «Вконтакте» — поначалу анонимно, под ником «Восславим Безпалево».

Уволился из полиции Воронцов в октябре того же года: по словам супруги, ему предложили устроиться на подмосковный телеканал 360 продюсером, искать новости про полицию. «Мы даже это не обсуждали — он сказал: «Противно это все», и одним днем написал рапорт [об увольнении]», — вспоминает жена. На телеканале Воронцов проработал несколько месяцев.

Поворотным событием в его карьере стал первый обыск дома, говорит Александра. 22 ноября 2017 года к ним пришли из-за фотографий подполковника полиции, позирующей на вечеринке с секс-игрушками, которые появились в паблике «Омбудсмен полиции».

«Какой пример подается подчиненным? А как же забота о чести и достоинстве, как в служебное так и во внеслужебное время?» — комментировал в паблике Воронцов.

Было возбуждено дело о вмешательстве в частную жизнь, правда, развития оно не получило.

«Это было точкой невозврата», — вспоминает Александра. Обыск разозлил Воронцова, и тот решил посвящать паблику больше времени. «Он сказал — я должен с этим бороться, я горю этим. Я его не поддержала сразу, но он не послушал, пошел ва-банк, и к нему стали обращаться», — объясняет она.

Воронцов вскоре ушел с телеканала и стал активнее развивать «Омбудсмен полиции»: вокруг собиралась команда из других админов и модераторов. Владимир начал продавать в паблике рекламу, собирать пожертвования от читателей и оказывать платную юридическую помощь.

Паблик начал приносить доход. «Такого, чтобы он сказал: «Саша, я заработал миллион», не было. Все поступления исчислялись максимум десятками тысяч: тут десять за рекламу, там 20 за суд. Плюс мой заработок, — рассказывала жена омбудсмена Александра. — Более того, мы даже почти не уезжали никуда отдыхать. Были в свадебном путешествии – родители нам подарили поездку в Доминикану, и в 2016 году ездили в Крым».

После его ареста «Коммерсант» писал о жалобах клиентов на завышенные цены и некачественные юридические услуги. Но в уголовном деле никаких обвинений в мошенничестве нет. Адвокат Бадамшин удовлетворенно комментирует, что состава преступления, видимо, не нашли: «Не получилось, не натянули сову на глобус».

Впрочем, недоброжелатели омбудсмена настаивают, что паблик для него был именно бизнесом.

«Веселый, остроумный, жесткий, бескомпромиссный, конкретный, — характеризует Воронцова его товарищ Василий, бывший сотрудник ППС. — В людях, правда, не очень хорошо разбирается».

Он считает, что Владимир слишком доверял «не тем» людям. «Он вокруг себя собрал дебилов, а потом они проявляли свои дебильные качества. Володя узнавал, начинал жестко наказывать, «разадминивал». Он мог обидеть словом, жестко отреагировать», — говорит Василий.

Один из бывших товарищей Воронцова по паблику ведет разоблачительную группу ВКонтакте «Правда про «Омбудсмен полиции». В соцсети он сидит под именем «Федор Достоевский». В группе больше десятка статей о прегрешениях Воронцова: тут он якобы выдал чужой контент за свой, здесь разместил странную рекламу, а на этих фото «зигует». Разоблачения снабжены скриншотами из переписок с Владимиром.

«Федор» рассказал Би-би-си, что присоединился к команде паблика, когда его не читала и тысяча человек. Он, с его слов, тоже бывший полицейский: прослужил девять лет и замечал проблемы системы МВД. «Потому паблик Воронцова сначала захватил всех своей новизной и смелостью поднимаемых проблем. Было ощущение большого и правильного начинания», — вспоминает «Федор». Он уверен, что паблик поначалу был полезен: пробуждал «зачатки правосознания» у полицейских.

Но вскоре, по словам «Достоевского», паблик превратился в бизнес, так как Воронцов «не выдержал испытания деньгами и славой». «Он очень быстро опьянел от власти, когда смог наказать нескольких мелких руководителей полиции, — рассказывает «Достоевский». — Ради повышения монетизации Воронцов все чаще стал публиковать грязь и сливы простых сотрудников. Паблик стал скатываться в «желтую» помойку. Ряду админов это не понравилось, и они покинули проект».

Одна из главных претензий «Федора» к бывшему товарищу — история с еще одним экс-админом паблика, «Татьяной Дунаевской» (под этим ником ее знали в «Омбудсмене»).

«Татьяна» утверждает, что работала в Сбербанке в Смоленске. Летом 2019 года, по ее словам, отделение собственной безопасности банка якобы под угрозой увольнения потребовало от нее перестать администрировать паблик «Омбудсмен полиции».

Она записала свой разговор, который якобы произошел с заместителем главы Сбербанка по внутренней безопасности Геннадием Глотовым. Человек, которого она называла Глотовым, утверждал, что ее участие в паблике поссорит банк с МВД: министр внутренних дел Владимир Колокольцев якобы звонил президенту госбанка Герману Грефу по этому поводу.

Би-би-си направила запросы в Сбербанк и в МВД с просьбой прокомментировать достоверность записи. На момент публикации запрос в МВД остался без ответа. Пресс-служба Сбербанка сообщила, что все эти факты не соответствуют действительности.

Женщина переслала аудиозапись беседы с предполагаемым безопасником банка Воронцову. Права модератора паблика она сразу же с себя сняла, чтобы не потерять работу, но осталась членом сообщества.

«Воронцов очень долго обсуждал со мной эту запись, с удовольствием шутил на эту тему, очень уж ему нравился масштаб движухи. Прямо говорил, что «это же бомба», — вспоминала пользователь Dunaewska на популярном форуме полицейских police-russia. — Я ему неоднократно отвечала, что к черту такие бомбы, подписчики два дня пообсуждают, а со мной потом что? Мне не простят этой публикации, и я потом не то что в Смоленске, в России не смогу в нормальное место устроиться. Я не ожидала, что он это когда-либо опубликует».

Но Воронцов все-таки опубликовал запись. Это произошло после ухода Татьяны из администрации паблика из-за личных разногласий с Воронцовым.

В тот же день «Дунаевская» обнаружила, что в паблике ее забанили. На форуме она уверяла, что из-за обнародованного аудио потеряла работу в банке.

«Он не стесняясь идет по головам», — подытожил «Федор Достоевский».

Воронцов в паблике объяснял публикацию угрозой в свой адрес. Запись, с его слов, «омбудсмен» опубликовал после того, как в автосервисе его предупредили о том, что злоумышленники открутили колеса в его машине, из-за чего он мог попасть в аварию.

Он счел это предупреждением от руководства МВД и опубликовал аудио переговоров в Сбербанке, чтобы доказать читателям, как в верхах обсуждают его паблик. Позже Воронцов писал, что хотел загладить вину перед «Дунаевской» и предлагал ей работу в своем будущем профсоюзе, обещал снять квартиру в Москве, но она отказалась.

Би-би-си попыталась связаться с «Дунаевской», но она не ответила на сообщение.

Недолюбливают Воронцова не только бывшие админы паблика, но и соседи по околополицейскому сегменту интернета, которые воспринимают его как конкурента.

Не любит Воронцова и администрация крупнейшего в России неформального интернет-форума силовиков police-russia. На этой площадке обсуждают защиту прав полицейских, вопросы пенсий и выплат, коррупцию в органах.

«Последнее время Воронцов изобличал палочную систему МВД, делал упор на борьбу именно с этим косяком системы. При этом позиционировал себя первооткрывателем этого вопроса, — пишет администрация форума (орфография и пунктуация сохранены). — Вашему вниманию открытая 13 лет назад на нашем форуме тема об этом. 2740 сообщений с мнениями, фактами и предложениями. Наслаждайтесь. А заодно поищите плагиат, который Воронцов выдавая за свои мысли тащил с форума!»

Администратор форума Андрей Мучкин в разговоре с Би-би-си назвал «Омбудсмен полиции» коммерческим проектом: «На первом этапе работы паблика он пригласил туда практически всех наших форумных экспертов. Мы не возражали, ведь это не бизнес, это общественная работа. Но окрепнув, он всех их разогнал, попутно облив грязью. Начался бизнес». Мучкин считает, что права полицейских омбудсмен вовсе не защищал.

Схожим образом о Воронцове отзывается Михаил Пашкин, руководитель Московского профсоюза полицейских. Когда-то Воронцов у них состоял, но, по словам Пашкина, ничего не делал, и в 2018 году его исключили за неуплату членских взносов. «Он решил зарабатывать деньги — открыл именно бизнес-проект. Насколько я знаю, заработал несколько миллионов рублей, оторвался от реальности», — сказал Пашкин Би-би-си.

Впрочем, Воронцов излагал другую версию: из профсоюза его выгнали за интервью издаию «МБХ-медиа», основанному Михаилом Ходорковским. Пашкин, в изложении омбудсмена, сказал, что «это уже слишком». После этого Воронцов пытался зарегистрировать свой собственный профсоюз, но минюст ему отказал.

Глава правозащитной ассоциации «Агора» Павел Чиков хорошо знаком с Воронцовым: помогал ему составлять жалобы для боровшихся за свои права полицейских. «Агора» защищала интересы Воронцова, когда против него подавали иски о защите чести и достоинства.

«Он вне всякого сомнения один из самых успешных и профессиональных защитников трудовых прав сотрудников органов. У него большой портфель выигранных дел, — уверяет Чиков. — Это ничье собачье дело, зарабатывал ли он на оказании помощи, это вполне законный и поощряемый доход. Тем более что он был успешным юристом».

Чиков убежден, что в работе Воронцова «нет никаких подводных камней, второго дна»: «Все, что делал Воронцов, было в публичном пространстве. Вся его работа — неважно, как ее оценивают, как политику, бизнес, хорошую, плохую, разоблачительную — это вопрос оценки», — говорит правозащитник.

Многие бывшие и действующие полицейские поддержали Воронцова после его ареста, организовав интернет-флешмоб с хештегом #Воронцовуволю. Например, капитан полиции на пенсии Олег Стрижов с таким хештегом выложил свою награду «За доблесть в службе».

То, что люди жертвовали Воронцову деньги, Стрижов считает показателем не жадности омбудсмена до прибыли, а наоборот — ценности того, что он делает, для простых сотрудников.

«Может, где-то и был хайп, то только какой-то процент. Но помог-то он большему [количеству] сотрудников. Честно сказать, пойти против ведомства — нужно быть по меньшей мере смелым и верить в справедливость», — сказал экс-полицейский Би-би-си.

Некоторые полицейские, в том числе и критики Воронцова, связывают его преследование с уходом в оппозиционную риторику и участием в политических мероприятиях.

Админ полицейского форума Андрей Мучкин вспоминает других бывших полицейских, которые обнародовали факты о службе и оказывались за решеткой: майора Алексея Дымовского, который записал видеообращение Путину о проблемах офицеров, и воронежского правозащитника Романа Хабарова.

«Судьбы их очень похожи. И что считаю показательным — каждый из них соприкоснулся с западными идеологами, — пишет Мучкин в своем телеграм-канале. — Дымовскому вели блог прибалты, Хабаров сгонял на учебу в США, Воронцов учился в Грузии и посещал [мероприятия Михаила] Ходорковского. И у каждого из них за спиной стояли такие одобрители, как [Алексей] Навальный».

Экс-начальник Центра «Э» МВД полковник Алексей Трифонов на следующий день после задержания Воронцова написал схожий пост: «После прохождения Воронцовым обучения в Грузии, его проект прибрали под свое крыло Навальный с Ходорковским, а сливающие ему в паблик информацию полицейские, даже не зная этого, фактически стали работать по сценарию очередной цветной революции».

Учеба в Грузии, которую ставят в вину омбудсмену — это правовая школа «Агоры», где юристов учат работать по делам о нарушении прав человека. Воронцов действительно ездил в школу в декабре 2018 года — на неделю.

В последний год Воронцов стал гораздо более политизированным.

Еще в начале 2018 года он писал в связи с задержанием Навального, что паблику эта тема «просто неинтересна»: «Мы не противопоставляем себя системе. Мы не боремся с ней. А, наоборот, несмотря на свое увольнение из органов, которое, я напомню, было НЕ по отрицательным мотивам, я продолжаю себя считать частью этой системы и имею желание менять ее к лучшему».

А уже на выборах в Мосгордуму 8 сентября 2019 года Воронцов, с его слов, голосовал так, как советовала система «Умное голосование» Навального (созданная для того, чтобы в думу прошло как можно меньше единороссов). «Омбудсмен» признавался, что всегда был аполитичным, но «те вещи, которые творит «Единая Россия», меня, как гражданина, как избирателя… совершенно не устраивают».

Воронцов начал участвовать в мероприятиях оппозиции. Председатель «Открытой России» Андрей Пивоваров вспоминает, как позвал экс-полицейского на правозащитную конференцию, посвященную «московскому делу».

«Ко мне подошел Максим Лузянин, фигурант «болотного дела», и спросил, что здесь делают опера, почему их пустили сюда. И я ему ответил: «Послушай его, он бывший сотрудник», — вспоминает Пивоваров. — И когда Воронцов выступил, Максим подошел и сказал: «Да, я понимаю, это нормальный человек».

Но Пивоваров уверен, что уголовные дела на Воронцова как раз никак не связаны с оппозицией. «Скорее это было его способом защиты. Если бы он был неизвестным блогером о полиции, никто бы не заметил его обысков и кампании, которая развернулась (против него). Для него, человека из другой среды, именно публичная позиция и публичная защита прав полицейских — это единственный способ сохранить себя и развернуть свою деятельность», — считает Пивоваров.

В декабре 2019 года Воронцов поехал и на другой форум, организованный Пивоваровым — «Свободные люди» в Шиесе.

В оппозиции считают дело против Воронцова политическим. 27 мая журналист и муниципальный депутат Илья Азар вышел к зданию ГУВД Москвы с одиночным пикетом в поддержку Воронцова. Его задержали и арестовали на 15 суток. В тот же день в Москве и Петербурге начались одиночные пикеты уже в поддержку Азара — за два дня на них задержали больше тридцати человек.

Но по мнению одного из бывших сотрудников правоохранительных органов, знакомого с деталями преследования Воронцова, для МВД проблемой была скорее не его политизированность, а популярность паблика у полицейских.

За последние десять месяцев аудитория телеграм-канала «Омбудсмен полиции» увеличилась с 10 до 96 тысяч человек. В паблике «Вконтакте» — 384 тысячи подписчиков. Для сравнения, у полковника Трифонова — почти 9500 подписчиков в телеграме, у телеграм-канала форума police-russia — 2800, у популярного «силового» канала «Опер слил» — 69 тысяч.

В апреле квартиру Воронцовых обыскали. Претензии к омбудсмену тогда еще были менее серьезными — распространение фейковых новостей (статья 207.1 УК). Реальный срок лишения свободы по этой статье вообще не предусмотрен — только штраф или ограничение свободы.

У полиции были вопросы к посту Воронцова о том, что курсантов и офицеров одного из военных учебных заведений, где большинство заболело коронавирусом, заставляют делать зарядку. По делу он проходил свидетелем.

Тогда же, в апреле, на РЕН-ТВ вышел разоблачительный сюжет, где Воронцова называли «псевдо-омбудсменом», припомнили ему дружбу с Тесаком и появление на мероприятиях Ходорковского.

«Меня супруг не раз предупреждал, говорил, что скорее всего, будут развиваться дела, — призналась Би-би-си его жена Александра. — Что МВД сильно обидится за его правду, и ему будут мстить, затыкать рот».

«Владимир [был] в курсе, что против него активировались уже давно, обозлились конкретно и начали конкретные действия», — подтверждает и товарищ Воронцова Василий.

После сюжета РЕН-ТВ в апреле Воронцов написал в канале, что таким образом ему якобы мстит конкретный человек — глава пресс-службы МВД Ирина Волк.

В феврале Волк получила чин генерал-майора. Такое звание для кабинетного работника обесценивает дух и идею этих званий, утверждал «омбудсмен полиции».

«Рабочие лошадки — опера, участковые, следователи, дознаватели – завалены бумажной работой. Сроки, материалы, дела — все горит. Люди живут на работе. Их регулярно наказывают. Порой незаслуженно. По той простой причине, что в сутках всего 24 часа, а в неделю всего лишь семь дней. И в этих ужасных условиях они не могут получить звание. У кого-то предел по должности. У кого-то постоянные взыскания», — написал он в телеграм-канале.

Би-би-си направила запрос Ирине Волк. На момент публикации она не ответила.

Четырехлетнюю дочку Воронцовых Алису напугали спецназовцы, утром 7 мая ворвавшиеся в квартиру: при ней обыскали детскую, рылись в одежде и игрушках.

Девочка до сих пор пьет назначенное неврологом успокоительное и все время спрашивает, куда пропал папа. «Я говорю, что папа уехал в командировку, что у него очень важные дела, но, поскольку везде карантин из-за коронавируса, он не может вернуться, — говорит Александра. — Мы вместе с ней читаем письма, вместе пишем ответы».

«У нас так террористов задерживают, — считает капитан полиции на пенсии Олег Стрижов, поддерживающий Воронцова в соцсетях. — Сотрудники бы ему позвонили, сказали бы, что есть проблема, он бы вышел поговорил, а не вот так выводить в приспущенных штанах».

«У них всегда одно тупое оправдание — приказ. Они давно договорились со своей совестью. Я тоже лет семь удивлялся им, а потом перестал», — отзывается о бывших коллегах товарищ Воронцова Василий.

Он уверен, что конечной целью Воронцова было «поменять либо мышление верхушки, либо саму верхушку». «Омбудсмен полиции» хотел наладить отношения с МВД и решать вопросы по-хорошему, а не «троллить», но «МВД решило просто убрать человека, чем решать проблемы», сокрушается товарищ бывшего сотрудника центра «Э».

Глава «Агоры» Павел Чиков называет Воронцова классическим whistleblower — активистом, ведущим разоблачительную деятельность, что часто приводит к уголовному преследованию самого активиста.

Дело Воронцова 3 июня передали из ведения МВД в Следственный комитет. Адвокат Воронцова Бадамшин этому рад.

До этого, говорит он, объективностью в деле и не пахло: «Потерпевшие — полицейские, подследственный — бывший полицейский, ведут дело тоже полицейские, такое государство в государстве». Бадамшин надеется, что СК закроет дело: «Потому что те материалы, которые им поступили, критики не выдерживают. Чем быстрее они прекратят вал этого горшочка, тем меньше последствий будет для самой системы».

Поделитесь новостью с друзьями