Популярные темы

Город и сад

Дата: 04 июня 2020 в 17:04


Город и сад


Константин Маскаев

В посткарантинный период любое мероприятие на свежем воздухе воспринимается как подарок. По-настоящему роскошный презент готовит жителям и гостям южной казахстанской столицы Главный ботанический сад. На 15 июня запланировали открытие ботсада после реконструкции. В преддверии этого события мы встретились с директором Института ботаники и фитоинтродукции Гульнарой Ситпаевой. Именно она с 2008 года руководит и ботсадом. Да и сам ботсад в первую очередь следует воспринимать как научную и экспериментальную площадку, которую в любой стране традиционно используют для просветительской работы

Детство многих поколений алматинцев и ребят из расположенных рядом городов и поселков нельзя представить без ботанического сада. Все пришкольные кружки в округе и секции юннатов — юных натуралистов и юных ботаников — стремились любым способом выразить свою привязанность к ботсаду и его традициям. Детей водили сюда не только на экскурсии. Они оказывали посильную помощь в обустройстве коллекций, поскольку занятие ботаникой не обходится без банального вскапывания земли, посадок, прополок и наблюдений за ростом и развитием этого рукотворного дендрария. Возможно, кому-то такие занятия покажутся скучными. Не о них речь. А о тех, кто любит ботсад с детства и помнит его в лучшие годы. Гульнара Ситпаева — из таких. Она вспоминает, как приходила сюда еще школьницей и каким популярным и посещаемым местом был ботсад в те годы!

 

 

К тем, кто любит и помнит ботсад, можно отнести и Президента Касым-Жомарта Токаева. Нынешний президент — коренной алматинец. Учился в известной на всю страну гимназии, играл в военно-спортивные игры на стадионе «Динамо» и с удовольствием посещал ботсад.
Главный ботанический сад Алматы — это эксклюзивный и особый природный массив в центре города. И образец садово-парковой культуры. Таким его заложили в далеком 1932 году. Таким он достался нынешнему поколению.

 

 

Без преувеличений можно сказать, что городу повезло обрести в самом сердце такой роскошный парк и достойную коллекцию растений, которую, несмотря на аппетиты девелоперов, удалось отстоять и большей частью сохранить. Известная история, как Алматинский ботанический сад, расположенный в элитном районе города, оказался под угрозой ликвидации. В начале 2000-х его территорию передали с республиканского баланса на городской, заодно лишив и статуса. Заполучив же сад в коммунальную собственность города, от его территории стали за бесценок отчуждать гектары в буквальном смысле золотых по стоимости земельных участков.

Планировали распродать всю территорию ботанического сада под элитное строительство, там намеревались разместить коттеджный городок, торгово-развлекательный центр, жилой комплекс и протянуть улицы Байзакова и Манаса до проспекта Аль-Фараби — под предлогом оптимизации транспортной сети города. Общественность и научное сообщество, как могли, противостояли, старались достучаться до самых высоких астанинских кабинетов. Вернуть территорию ботанического сада из муниципальной собственности удалось только в 2006 году. Но за тот непростой период от ботанического сада успели отрезать почти пять гектаров. Удалось сохранить 103,6 гектара. Чтобы не сталкиваться с подобными посягательствами впредь, ботсад объявили особо охраняемой природной территорией республиканского значения.

 

 

Изначально идею реконструкции ботанического сада инициировали сами сотрудники Института ботаники и фитоинтродукции. Подготовили концепцию модернизации. Несколько лет убеждали тех, кто принимает решения, что теперь это уже жизненная необходимость. Сад не видел реконструкции 65 лет. Но за два пережитых десятилетия Главный ботанический сад очень сильно устал: обветшали коммуникации, дорожки-тропинки и система орошения, истончилась инфраструктура. Многое требовало не просто ремонта, а новой перепрокладки.
— Неприятно вспоминать, как между коллекциями вставала острейшая конкуренция за воду, — делится Гульнара Ситпаева. — В 90-е и двухтысячные мы даже потеряли из-за этого часть фонда растений, в том числе редких. В тяжелое время, не секрет, часть ученых предпочла продолжить работу по своим темам за рубежом. Кто-то из них увез и коллекции, поскольку здесь в сложившихся условиях их было сложно поддерживать. Уникальная коллекция луков, которую собирало несколько поколений ученых, уехала в Израиль... Правда, сейчас мы эту коллекцию за несколько лет в значительной степени восстановили, собрали уже 45 видов. В 90-е ушел куратор, который посвятил свою жизнь тюльпанам. Направление закрыли, уникальную коллекцию потеряли. Сейчас снова появилась возможность работать по этой теме. И теперь в нашем альпинарии произрастает 16 из 42 видов дикорастущих тюльпанов.

 

 

Слава богу, сохранилась коллекция яблони Сиверса, которую основал и развивал еще наш прославленный ученый Аймак Джангалиевич Джангалиев! Сейчас в коллекции 110 сортоклонов яблони Сиверса, которые отобраны из природного ареала.
Министр образования и науки тех годов предложенную институтом концепцию модернизации утвердил, а научное сообщество стало искать пути ее реализации. В 2015 году учрежден специальный Фонд развития Главного ботанического сада, из которого спонсировались реконструкция и строительство со стороны проспекта Аль-Фараби музея искусств. И это можно воспринимать как один из первых заметных примеров ответственного и бережного отношения большого бизнеса к настоящему сокровищу Алматы и Казахстана в целом. На средства фонда в одном из живописных заповедных уголков сада, в сосновом лесу европейского климатического пояса, проложили дорожку из пористого минерала, который пропускает воду и не является чужеродным материалом, к которому следует отнести асфальт.
За минувшие два года в ботсад будто вдохнули новую жизнь. Самым важным оказалось реконструировать оросительную систему. Пробурили две скважины, провели водозабор из реки Керенкулак (Поганка), в верхней части парка, примыкающей к проспекту Аль-Фараби, сделали три пруда и запустили декоративных карпов. Восстановили, а где требуется — проложили новые трубы и арыки, наладили капельное орошение там, где оно нужнее всего. Теперь воды будет достаточно всем коллекциям и декоративным ландшафтам. Хватит и на клумбы.
В саду почти избавились от асфальта. Остались кое-какие метры технических дорог, на которые посетителей не приводят экскурсионные маршруты. Дорожки делают из измельченного природного камня, который не связан никакими полимерами, битумом или клеем, но со временем только уплотняется.

 

 

Всю территорию ботанического сада просматривают с помощью 128 видеокамер. В дополнение к привычному входу со стороны улицы Тимирязева построили еще два входных павильона. Наиболее заметный для глаз и удобный для парковки автомобилей и экскурсионных автобусов — со стороны проспекта Аль-Фараби. Еще один вход откроют с западной стороны ботанического сада — удобно подъезжать с улиц Утепова, Ходжанова и от парка «Южный».
Каждая входная зона — это современный павильон, где разместят кофейни с летней площадкой, магазины сувениров и декоративных растений, комнаты гигиены.
— Мы приветствуем идею, что сад должен оставаться привлекательным для горожан и туристов. Но главенствующей и неотъемлемой его функцией должна оставаться наука, — рассуждает Гульнара Ситпаева. — Люди должны иметь возможность приходить сюда, отдыхать от городской суеты, созерцать, испытывать умиротворение от посещения сада. Все-таки это не парк развлечений, аттракционов здесь нет. И самокаты, велосипеды мы предлагаем оставлять на специально отведенной для этого площадке. Мы рассматриваем ботсад как место для спокойных прогулок, раздумий, негромких бесед с близкими. Мы хотим, чтобы люди могли освободиться здесь от урбанистического гнета, чтобы город и шум его моторов не проникали в глубь этой природной территории.

 

 

Если обратиться к истории, то можно обнаружить, что научное знание здесь, в Семиречье, в начале прошлого века проявило интерес именно к царству растений. В том числе и поэтому современную южную столицу украшают роскошнейшие сады, скверы, парки и даже роща! А ботанический сад в 1932 году стал первым исследовательским институтом. Здесь родилась исследовательская научная база по изучению ботанического разнообразия Казахстана и других обширных территорий Средней Азии. Институт положил начало изучению и развитию различных научных направлений, среди которых молекулярная биология, микробиология и вирусология, биология и биотехнологии, которые впоследствии выросли в отдельные институты. Сейчас институт продолжает изучать ботаническое разнообразие Казахстана, поднимает вопросы сохранения, воспроизводства и рационального использования зеленого достояния.

 

 

Работа, которую жители видят в первую очередь, касается выработки рекомендаций по озеленению различных городов и населенных пунктов Казахстана, сезонного ухода за насаждениями. А, например, в Алматы ученые учитывают не только сезонность, но и разновысотный ландшафт, чтобы площади, скверы и парки с весны до поздней осени сохраняли эстетический вид и радовали горожан цветением и благоуханием.
Государство заинтересовано и в ботанических исследованиях в рамках выполнения задачи по построению «зеленой» экономики и «зеленого» строительства. Кто же будет разрабатывать эти научные основы? Эти задачи выполняют сразу шесть ботанических садов, которые расположены в разных природных и климатических зонах страны.

 

 

Не будет лишним назвать их все. Главный и старейший ботанический сад в Алматы. Чуть позже, в 1935 году, в Риддере объявили об открытии Алтайского ботанического сада. Карагандинский ботанический сад основали в 1940 году (правда, сегодня от его прежней площади остался небольшой клочок, а остальное ушло под частную и коммерческую застройку). С середины 60-х годов действуют Мангышлакский экспериментальный ботанический сад, Жезказганский и Илийский ботанические сады.

 

 

В 2018 году открыли ботанический сад в Астане — как филиал Главного ботанического сада. У этого сада, надо думать, все впереди, поскольку на развитие требуется не один десяток лет. Но там, как и везде, развивают рекреационный потенциал. На столичной площадке уже работают над ассортиментом растений, которые могут жить и развиваться в тех широтных и климатических условиях, чтобы использовать их в озеленении городов и в сельском хозяйстве. Изучают редкие и исчезающие растения, часть которых являются эндемиками, вырабатывают программы по их сохранению. Там же уже действуют две оранжереи, где даже в самый суровый мороз поддерживают условия для роста тропических растений.

Фото Талгата Галимова, Константина Маскаева

Поделиться:

Тэги новости: Касым-Жомарт Токаев
Поделитесь новостью с друзьями