Популярные темы

Леонид Волков: «Депздрав Москвы сравнивает зеленое с теплым»

Дата: 01 июня 2020 в 13:45


Леонид Волков: Леонид Волков ВСЕ ФОТО      
Moscow-Live.ru / Анастасия Зотова      
Пресс-служба Мэра и Правительства Москвы / Максим Мишин      
Пресс-служба Мэра и Правительства Москвы / Максим Мишин

«В конце прошлой недели активно обсуждалась публикация Депздравом Москвы полной статистики по смертности за апрель», — пишет соратник Алексея Навального на своей странице в Facebook.

«Депздрав, напомню, выкатил пресс-релиз на тему:

а) мы самые прозрачные, у нас очень полная статистика;
б) смертность от коронавируса в Москве в апреле совсем маленькая, и мы ничего не скрывали;
в) а если сравнить со всякими там Лондоном и Нью-Йорком, так у нас вообще все офигенно.

И, к моему удивлению, многие на полном серьезе радовались этой публикации. Примерно в духе — вот, «очередная победа гражданского общества», мы их заставили стать прозрачными и опубликовать полные данные, но до чего же эти данные хорошие!

С первой частью радости соглашусь. Безусловно, если бы не большая публичная экспертная дискуссия сначала в СМИ, а потом в соцсетях, московские жулики так и сидели бы в глухой несознанке. Только когда сначала статистики и демографы, а потом Файненшнл Таймс и Нью Йорк Таймс натыкали Собянина и Ракову носом, как нашкодивших котят, в их самые откровенные неувязки и нестыковки — только тогда, нехотя, они стали что-то считать и рассказывать, как все обстоит на самом деле.

Со второй же частью согласиться совершенно невозможно. Невозможно вестись на фирменный собянинский пиар «давайте сравним с другими мировыми городами и вот как у нас получится все хорошо».

Давайте разберемся.

По официальным данным — которые, заметьте, до сих пор являются частью публичной российской статистики — в Москве от коронавируса в апреле умерло 639 человек. Депздрав Москвы, месяц спустя, признал: на самом деле нет, не 639, а 1561. Ну какая разница, тысяча жизней туда, тысяча жизней сюда... Из этих 922 «вновь выявленных» умерших, по мнению Депздрава 169 умерли от коронавируса (имея при жизни отрицательный тест), а 756 умерли с положительным тестом на коронавирус, но, якобы, «от иных причин». Жил себе человек с диабетом или даже, допустим, раком, и прожил бы, на радость своим близким может год еще, а может десять лет, но тут, выражаясь языком московского пресс-релиза, «коронавирус стал катализатором основного заболевания», и нет человека.

Везде — и в любимых собянинскими пиарщиками Лондоне и Нью-Йорке, да хоть в Берлине или в Катманду — такие смерти попадают в число жертв коронавируса, но только вот, почему-то, не в Москве.

Итак, на самом деле 1561 умерших — в 2,5 раза больше, чем по официальной оценке (что очень близко к тому, что писал Файненшл Таймс, насчитавший превышение в три раза, и на который за это обрушивались МИД, Госдума и Роскомнадзор). Это Депздрав, скрепя сердце, признал.

Признал... и радостно поспешил хвастаться: ну так это всего ничего! Летальность каких-то 2,8% всего! И вообще, гораздо меньше, чем в Лондоне и Нью-Йорке.

Стоп. Стоп. Стоп. 2,8% Депздрав получил, поделив 1561 умершего на 56 тысяч заболевших, официально выявленных в Москве по состоянию на 30 апреля. Действительно, получается 2,8%. А что, можно так делить? В Москве в это время прирост новых случае шел по экспоненте. Подавляющее большинство этих заболевших были выявлены во второй половине апреля, и к 30 апреля были живы — хотя многим из них, увы, предстояло умереть в мае. Вот, например, по состоянию на 15 апреля в Москве было около 15 тысяч заболевших; с учетом того, что до смерти больного обычно проходит примерно две недели, было бы точнее делить 1561 умершего в апреле на это число заболевших. Правда, тогда получится летальность около 10%. Собственно, ровно как в Нью-Йорке.

(Естественно, я ни в коем случае не утверждаю, что истинная летальность равна 10%. Она много меньше за счет большого количества бессимптомных случаев, которые не регистрируются. И в Москве, конечно, по состоянию на 15 апреля было куда больше, чем 15 тысяч, а по состоянию на 30 апреля — куда больше, чем 56 тысяч заболевших. Мы помним и про ужасающее качество тестов, и про то, что очень многие просто не могли пройти тестирования, или ждали результатов тестов по 2-3 недели. Ну так и в Нью-Йорке далеко не все заболевшие реально выявлялись. И в Москве, и в Нью-Йорке, знаменатель дроби — реальное количество заболевших — многократно занижен. Истинную летальность установить очень трудно. Я пишу здесь о другом: что если уж Депздраву Москвы захотелось почему-то посравнивать с Нью-Йорком, то сравнивать надо сравнимые показатели. И вот по ним получается так на так, никакого 5-7-кратного опережения качества российской медицины в сравнении с американской или европейской нет. Отставания, впрочем — в Москве — тоже нет. Но то в Москве).

Ну а дальше совсем смешно. Мы сейчас разобрались, в чем лажа пресс-релиза Депздрава в сравнении по относительным цифрам. Но дальше они — а за ними и многие комментаторы — ведь радостно сравнивают и абсолютные. Мол, у нас умерло «всего» полторы тысячи в апреле. А вы посмотрите, как в Америке все плохо.

Не говоря уж о том, что хочется все-таки со своими проблемами разобраться, а не на Америку кивать, такое сравнение является примером самой что ни на есть наглой лжи (ну или, если хотите, статистической манипуляции). Как много раз было показано, развитие эпидемии в России отстает от Западной Европы и США более, чем на месяц. За этот месяц не было сделано ничего, чтобы к ней подготовиться, поэтому удар эпидемии по России оказался гораздо более тяжелым, чем по другим странам Восточной Европы, в которых все тоже началось на месяц позже, чем в Италии, Испании или США.

Конечно, если сравнивать российский апрель с британским апрелем, сравнение будет в пользу России. Но так сравнивать можно, только если забыть очевидное — в апреле все страны Западной Европы уже прошли пик, а Россия только начинала на него карабкаться. Самое большое количество выявленных заражений за день, по официальным данным, в Москве пришлось на 7 мая; все, кого Собянин заразил, устроив давку в метро 15 апреля, покажут клинические симптомы после инкубационного периода — то есть в районе 20-22 апреля; попадут в больницы еще неделей позже, и умирать будут уже в мае.

Но Депздрав, в котором все это прекрасно понимают, будет продолжать в своих гнусных пиаровских пресс-релизах сравнивать зеленое с теплым и радоваться».

читать оригинал ]]>
Поделитесь новостью с друзьями