Популярные темы

«На родине не так уж плохо»: почему коронавирус вернет балтийских гастарбайтеров домой

Дата: 29 мая 2020 в 17:37



Уехать? Остаться? Сидеть на пособии? А как долго его будут платить? Сотни тысяч иммигрантов в Британии, в том числе низкоквалифицированные литовцы и латвийцы, из-за пандемии оказались перед тяжелым выбором и крайне туманными перспективами.

В Британии, по приблизительным подсчетам ее властей, живет около 200 тыс. литовцев и около 100 тыс. латвийцев. Всего же иммигрантов из ЕС — около 3,5 млн, и не меньше 2 млн из них трудоустроено. Остальные — это в основном дети, старики и студенты.

Многие из них работают в общепите и гостиничном хозяйстве, сообщает Бюро национальной статистики Великобритании в своем регулярном «Обзоре рынка труда». А это как раз те сферы, по которым коронавирус ударил больнее всего. Когда и в каком объеме они восстановятся, сказать не может никто.

«У меня сердце разрывается, когда я думаю об этих людях... Их рабочие места исчезают. Они встали перед выбором: оставаться или возвращаться в свою страну? И это трудный выбор, потому что перспективы найти работу на родине у тех, кто вернется, в ближайшем будущем выглядят не слишком многообещающими», — говорит старший научный сотрудник Центра европейских исследований колледжа Святого Антония Оксфордского университета Офон Анастасакис.

Сейчас Великобритания платит щедрые пособия: 80% зарплаты (но не больше 2500 фунтов в месяц) наемным работникам и до 2500 фунтов в месяц самозанятым. Министр финансов Риши Сунак обещал выплачивать эти пособия до октября, но с августа они, возможно, станут меньше.

Большинство из тех, чьи фирмы, пабы, гостиницы сейчас закрыты, сидят на этих пособиях — кто в Британии, кто на родине — и обсуждают на форумах и в соцсетях, что же делать дальше: казна не бездонна, пособия вечно платить не будут, когда удастся вернуться на работу и удастся ли, тоже непонятно.

А некоторые выходцы из Балтийских стран оказались в совсем бедственном положении: их фирмы возобновляют работу, выплата пособий останавливается, а они в это время оказались запертыми в своих родных странах — границы закрыты, прямых рейсов нет.

«Каждую неделю нам звонят десятки человек, которым нужно вернуться на работу в Великобританию, — говорит Русской службе Би-би-си пресс-секретарь МИДа Латвии Янис Бекерис. — Прямых репатриационных рейсов сейчас не планируем. Думаю, их не будет еще долго».

Как получилось, что эти люди оказались по другую сторону границы от своих рабочих мест? Начало локдаунов в Европе пришлось на март, последний месяц финансового года в Британии, когда многие берут неиспользованные дни отпуска. Рабочие из Восточной Европы отправляются домой.

«Перед тем как закрылись границы, мы с другом прилетели в Латвию. Сначала думали, что все будет в порядке, мы выедем назад, но, к сожалению, не смогли. Купили билеты, но погранохрана нас не пропустила. Попросили документы — рабочий договор, подтверждение статуса в Великобритании. У нас все осталось в Великобритании, с собой не брали. Прошло два месяца, а мы все еще в Латвии», — рассказывает Линда.

Пособий с британской или латвийской стороны она не получает — говорит, была самозанятой.

«Я приехал погостить на пару недель к родне, заодно полечить зубы. В Англии живу уже 10 лет, есть статус постоянного жителя, резидент. Но вот нет британского паспорта, поэтому уже три месяца я никак не могу попасть к жене с ребенком, — рассказывает Русской службе Би-би-си латвиец Эрик. — 13 апреля должен был начать работать на новую компанию. Но из-за хаоса, вызванного ковидом, до сих пор сижу в Латвии без понятия, как мне попасть обратно. Посольство Великобритании отказало в помощи по причине отсутствия британского паспорта».

Посольство Великобритании в Латвии сообщило Русской службе Би-би-си, что обычно консульский отдел помогает британским подданным, но в основном тем, у кого нет второго гражданства: «Как правило, мы не можем помочь людям с двойным гражданством, если они находятся в стране своего второго гражданства».

До конца мая у застрявших на родине балтийских жителей Великобритании была серьезная проблема с возвращением на родину: прямых авиарейсов нет, и неизвестно когда будут, рейсы с пересадками очень дороги, а наземный проезд был закрыт.

С 21 мая эта проблема пропала: Польша открыла границы для транзита иностранцев. Однако Великобритания, со своей стороны, уже объявила, что с 8 июня появится новая сложность: обязательный двухнедельный карантин для прибывающих из-за границы.

По идее, застрявшие за границей латвийцы, литовцы или поляки должны были бы получать британские пособия. Специалист по вопросам занятости из британской юридической фирмы Fox Williams Джейн Манн считает, что они тоже попадают в категорию людей, которые лишились работы из-за пандемии.

«Изначально механизм предназначался для случаев, когда работодатель из-за пандемии не может платить работнику или когда работать невозможно из-за закрытия фирмы. Затем его действие было распространено на тех работников, которые вынуждены сидеть в карантине или с детьми. По этой же логике действие механизма должно распространяться и на работников, которые не могут вернуться в Британию», — пояснила Джейн Манн Русской службе Би-би-си.

На практике это происходит далеко не всегда. С Русской службой Би-би-си связались 13 латвийцев, застрявших дома. Пособия не получает никто: в отдельных случаях работодатели отказывают, в других случаях люди уверены, что не могут на него претендовать — например, по причине статуса самозанятого лица.

Хотя на самом деле самозанятые тоже имеют право на пособие — только они сами должны подать заявку на портале налоговой службы.

Работающий в Великобритании бухгалтер и бизнес-консультант Алексей Евстафьев говорит, что у работодателя нет серьезных причин не подавать заявку на компенсацию зарплаты работнику.

«Если фирма в спящем режиме, то в самый раз подать на компенсацию — договориться, естественно, с этими работниками, что их это устраивает, что они отсидят свой карантин в балтийских странах или где они отсиживаются, с получением 80% зарплаты. А если это фирма, которой уже сейчас нужно, чтобы работники работали на месте, а они где-то застряли, то все равно: если фирма ценит этих работников, то ей ничто не мешает получить компенсацию на тех, кто застрял, а на данном этапе набрать тех, кто временно выполнял бы их роль», — сказал Евстафьев Би-би-си.

Компенсацию зарплаты или доходов, правда, выплачивают не всем, а только тем, кто платил налоги — или за кого платили, если речь о наемном работнике.

«Будем откровенны, многие там работали нелегально, некоторые не декларировали место жительства, нет рабочего договора, плюс они все еще зарегистрированы в Латвии. Кризис показал, что если нет упорядоченных отношений хотя бы с одной страной, то возникают большие проблемы», — говорит Янис Бекерис из МИД Латвии.

Председательница Литовской общины Великобритании Даля Асанавичюте говорит, что и к ним в общину обращались такие люди, которые из-за отсутствия «упорядоченных отношений» оказались без пособий и вообще без средств к существованию. Правда, таких единицы.

«Просто они работали без налогов. Знаете эту классическую схему: принимают жить и работать, налоги работодатели не платят, вычитают за еду и за жилье, и так далее. Вот такие люди, они остались на улице», — рассказала Асанавичюте Би-би-си.

Проблемы таких жертв современной работорговли Литовская община решает вместе с британской и литовской полицией.

В итоге пандемия и наступающий экономический кризис могут привести к массовому оттоку восточноевропейских гастарбайтеров из Британии, то есть, усилить тот процесс, который начался после референдума о брексите.

По приблизительным оценкам Бюро национальной статистики Великобритании, сальдо миграции из ЕС в последние годы сократилось в четыре раза: в год перед референдумом приехавших было на 200 с лишним тысяч больше, чем уехавших, а в год с июля 2018-го по июнь 2019-го прирост составил всего около 48 тысяч.

Даля Асанавичюте говорит, что многие литовцы уже давно готовились уехать из Британии.

«Вообще вся обстановка совсем поменялась. Те, кто приехал десять лет назад, говорят: легче было зарабатывать, легче было работу найти, зарплата была побольше (по отношению к расходам). А теперь все сложнее... И мы уже видим, что что-то тут такое происходит на тему «британец — не британец», — рассуждает Асанавичюте, которая и сама собирается в этом году вернуться в Литву.

Сокращение разницы в уровне жизни между Великобританией и балтийскими странами — хотя до равенства еще очень далеко — тоже, по словам Асанавичюте, играет роль: «В Литве экономика поднимается. Ну, теперь везде кризис, но до кризиса поднималась. Люди теперь не так уже плохо живут, как жили, когда многие уезжали, скажем, двадцать лет назад. И из-за детей уезжают, потому что бабушки-дедушки обычно в Литве».

С нового года, когда Великобритания не только формально, но и фактически покинет Евросоюз, приехать в нее на заработки восточноевропейцам станет совсем трудно: трудовым иммигрантам из ЕС, по планам, нужно будет получать виды на жительство и трудоустройство.

Отбирать иммигрантов при этом будут по балльной системе, которая, по замыслу правительства, должна остановить поток низкоквалифицированной рабочей силы.

«Пандемия может привести к той самой репатриации из Британии, на которую надеялись родные страны эмигрантов, терявшие в последние тридцать лет энергичных и работоспособных граждан. Но вопрос в том, найдут ли эти родные страны в посткоронавирусном мире силы и ресурсы для того, чтобы удержать этих граждан, или же снова потеряют их, потому что те опять уедут — только на этот раз в другую страну», — задается вопросом доктор Офон Анастасакис из Центра европейских исследований.

Поделитесь новостью с друзьями