Популярные темы

«Путин захватил власть». Губернатор, выигравший суд у президента

Дата: 28 мая 2020 в 19:32 Категория: Новости политики



Бывший губернатор Липецкой области Геннадий Купцов остается единственным человеком в истории современной России, выигравшим суд у президента страны. В 1994 году эта победа не позволила ему вернуть себе губернаторский пост. Сейчас он готов помочь уволенному главе Чувашии Михаилу Игнатьеву попытаться выиграть суд у Владимира Путина.

Одним из главных героев уходящей недели в России стал избранный губернатор Чувашии Михаил Игнатьев, который в январе 2020 года был уволен Владимиром Путиным со своей должности «в связи с утратой доверия». 26 мая стало известно, что Игнатьев подал иск к президенту в Верховный суд с требованием отменить это решение. Он стал третьим главой региона в истории современной России, решившимся на такой шаг, и первым, кто будет судиться с Путиным: предшественники Игнатьева на этом пути подавали иски еще против Бориса Ельцина. В 1993 году указ Ельцина о своем отстранении от должности безуспешно пытался оспорить губернатор Брянской области Юрий Лодкин. А годом ранее, в 1992-м, иск против Ельцина подал и выиграл уволенный им губернатор Липецкой области Геннадий Купцов.

До назначения губернатором Купцов был депутатом Липецкого областного Совета народных депутатов и координатором движения «Демократическая Россия». В 1991 году он лично потребовал от тогдашнего руководства Липецкой области, поддержавшего путч ГКЧП, исполнять указы Бориса Ельцина. В октябре 91-го Ельцин назначил Купцова главой администрации Липецкой области, но уже в декабре 92-го был освобожден президентским указом от своих обязанностей после серии конфликтов с региональным парламентом и администрацией Липецка.

Борис Ельцин во время путча ГКЧП, 20 августа 1991 года

Иск Купцова, в котором он оспаривал этот указ, дошел до суда лишь в 1993 году и в сентябре 1994-го закончился мини-сенсацией: он стал первым российским гражданином, которому удалось выиграть иск к президенту страны. При этом вернуть себе губернаторский пост Купцов так и не смог – на тот момент в Липецкой области уже состоялись первые губернаторские выборы, по результатам которых главой региона стал Михаил Наролин.

С тех пор Геннадий Купцов более десяти раз судился с представителями властей самого разного уровня (все эти иски были отклонены или не приняты к рассмотрению), а также безуспешно пытался взыскать с 227 миллиардов рублей с ОАО «Новолипецкий металлургический комбинат», которое, по его словам, пользовалось изобретенным Купцовым «устройством для защиты жидкого металла от взаимодействия с окружающей средой» без выплаты ему надлежащего авторского вознаграждения.

В 2012 году Геннадий Купцов поддержал участников движения «За честные выборы», предложив им в июне провести в Липецке собственный «Марш миллионов» – акция с таким же названием состоялась месяцем ранее на Болотной площади, закончилась столкновениями демонстрантов с полицией и привела к «Болотному делу».

Столкновения полиции и протестующих на Болотной площади в Москве 6 мая 2012 года

Сейчас единственный россиянин, выигравший суд у президента, живет жизнью обычного пенсионера на пенсию в 15000 рублей. Геннадий Купцов знает об истории отстраненного Путиным от должности Михаила Игнатьева, сопереживает ему и даже готов стать общественным защитником бывшего руководителя Чувашии в суде, – несмотря на высказывания Игнатьева о необходимости «мочить журналистов» и сцену с «дрессировкой» ключами от новой пожарной машины сотрудника чувашского МЧС. По мнению многих политологов, эти эпизоды, ставшие поводом для возмущения и насмешек над Игнатьевым, сыграли в его увольнении ключевую роль.

В разговоре с Радио Свобода Геннадий Купцов говорит, что даже такое поведение не может быть поводом для отстранения всенародно избранного главы региона и обвиняет Владимира Путина «в захвате власти» в стране.

– Когда нас, губернаторов, назначал Борис Николаевич Ельцин, было утвержденное им положение о наложении дисциплинарных взысканий на глав регионов. В этом положении было четко и ясно прописано, за что можно уволить главу региона – за нарушение законов, Конституции, за коррупцию и так далее. Но самое главное, что перед наложением взыскания президент должен был принять губернатора, выслушать его объяснения и после этого принимать решение. Когда 23 декабря 1992 года появился указ Ельцина, ко мне никаких претензий не было, для увольнения не было никаких оснований. Я подал в суд, но суд отказывался принять мой иск в производство, ссылаясь на то, что трудовые отношения между губернатором и президентом не являются предметом судебных разбирательств. Наконец, заместитель председателя Верховного суда внес протест на решения судов низшей инстанции, указав, что я имею право обжаловать свое увольнение, и Мосгорсуд принял иск.

После указа Ельцина я написал ему письмо, в котором говорил, что никаких правовых оснований для этого нет. Государственное правовое управление президента даже подготовило справку, в которой также было указано, что «оснований для освобождения Купцова в соответствии с положением о дисциплинарных взысканиях нет, поэтому указ подлежит отмене». К справке даже был приложен проект указа о моем восстановлении в должности. Однако «кремлевская шпана», как я ее называю, в лице тогдашнего руководителя администрации президента Юрия Петрова и помощника Бориса Николаевича Виктора Илюшина не допустила, чтобы этот документ лег на стол Ельцину. На одном из заседаний Мосгорсуда я подал ходатайство о встрече с президентом, чтобы обсудить с ним вопрос о моем увольнении. Я сказал: «если Борис Николаевич скажет лично мне, что я его не устраиваю как губернатор, то я готов написать заявление по собственному желанию». Незадолго до ельцинского указа о моем увольнении я встречался с ним, доложил о результатах своей деятельности, и он мне сказал, что будет представлять меня к государственной награде, так что никаких оснований увольнять меня не было. В итоге суд на основании справки правового управления удовлетворил мой иск, постановил восстановить меня в должности и выплатить мне 12 миллионов рублей зарплаты за вынужденные прогулы.

Суд постановил восстановить меня в должности и выплатить мне 12 миллионов рублей

Когда суд принял решение в мою пользу, кто-то должен был Ельцину об этом доложить. Руководителем его администрации тогда был Сергей Филатов. Я сказал ему: «слушай, допусти до Бориса Николаевича!». Он ответил, что если он меня допустит, то Ельцин ему голову оторвет. В итоге мне сказали, что восстановить меня в должности нельзя, потому что в области уже прошли выборы. При этом, когда облсовет принимал решение о назначении этих выборов, там было сказано: «назначить голосование в связи с отстранением Купцова». Таким образом, если основание для назначения выборов были признано судом незаконным, я все равно должен был быть восстановлен в должности. Но потом начались закулисные игры, я в итоге бросил все это и решил – ну его, всем этим заниматься. Тогда была еще создана общественная организация «Союз губернаторов России», цель которой была защищать губернаторов от всяких неправовых действий со стороны администрации президента. Возглавлял ее Анатолий Тяжлов. Он тоже звонил в администрацию по поводу указа о моем отстранении, но ему сказали со мной не связываться. Я считаю, что Борис Николаевич вообще не подписывал указ о моем освобождении, потому что оснований не было, этот указ был просто сфабрикован.

Сергей Филатов и Борис Ельцин

– Что вы думаете об увольнении Михаила Игнатьева и его иске в суд к Путину?

– Я подготовил обращение к Михаилу Игнатьеву с предложением встать на его защиту. То, что его освободил от должности Путин – это совершеннейший произвол и беззаконие. Игра с ключами – это не нарушение закона и даже не нарушение каких-то нравственных принципов. Это просто шутка.

– А слова про то, что нужно «мочить журналистов»?

– Когда я стал главой Липецкой области, вся пресса была коммунистическая. Меня хватали по каждому поводу, запускали информацию, что я пьяница, еще что-то. Пытались подстроить, как будто я на машине сбил человека, хорошо, мой водитель успел затормозить. Что Игнатьев говорил про прессу, я, честно говоря, не знаю, знаю только про историю с ключами. Но даже такие высказывания не могут быть поводом для увольнения. Можно же просто сказать – «слушай, ну так нельзя». Для этого и есть президент. Увольнять нужно, если человек не справляется со своей работой, нарушает законы, Конституцию. И самое главное: Игнатьев был нанят на работу избирателями Чувашии, единственным источником власти. По Конституции президент вообще не имеет права вмешиваться ни в назначение, ни в увольнение губернаторов. Это право областного совета, например. А то, что приняты законы, которые президенту это разрешают – это нарушение Конституции. Это ни что иное, как захват власти у народа, у единственного ее источника в России.

– Ваша Липецкая область в последнее время тоже в центре внимания из-за своего губернатора Игоря Артамонова: сначала он сравнил людей с клещами, потом в интернет утекла запись, на которой он требует от своего заместителя искусственно изменить статистику, связанную с коронавирусом. Что вы об этом думаете? Это не повод для отстранения от должности?

– Во-первых, я считаю, что предшественник Артамонова Олег Королев, избранный народом, предал его, добровольно уйдя в отставку и перейдя в Совет Федерации, куда его направил Артамонов. Я, кстати, обжаловал это решение. Если он снял с себя полномочия, которыми его наделил народ, то он уже никто. А Артамонов – такие люди, как он, рекомендуются Путиным в губернаторы по всей России.Он ставленник президента, его никто не тронет, и потому он чувствует безнаказанность и начинает хамить. У Игнатьева такой «крыши», судя по всему, не было, вот он и слетел.

Игорь Артамонов

– Как изменились отношения власти и регионов за те 30 лет, которые прошли с момента вашей тяжбы с президентом?

– Тогда были демократические принципы. Президент должен был меня принять. Также и Путин должен был принять Игнатова и выслушать его. Наконец, надо было спросить самого сотрудника МЧС – обидел ли Игнатов его своими действиями? Надо этого человека пригласить на суд и спросить об этом. Если обидел – подай на него в суд! А то, что произошло за эти 30 лет – это захват власти лично Путиным. Никто не имел права увеличивать срок президентских полномочий Путина с 4 до 6 лет. Никто не имел права увеличивать срок полномочий Госдумы с 4 до 5 лет. Это право принадлежит только народу, а народ не вносил такие изменения в Конституцию. Никто не имел права вмешиваться в порядок формирования местных органов власти. В Конституции четко сказано, что Совет Федерации формируется из представителей органов исполнительной и законодательной власти регионов. Такими представителями могут быть только люди, избранные народом. При Ельцине членами Совета Федерации были избранные народом губернаторы и председатели избранных народом законодательных собраний. Сегодня там непонятно кто. Далее: никто не имеет права осуществлять выборы в Госдуму по партийным спискам. Только по одномандатным округам. Народ должен знать каждого конкретного депутата, которого он нанимает. А голосование по партийным спискам – это такой же захват власти.

– Как вы относитесь к конституционной реформе и предстоящему голосованию о поправках в Конституцию?

– Резко отрицательно. Я уже подготовил внесудебное обжалование этого закона. Там написано, что для внесения поправок достаточно 50% голосов проголосовавших плюс 1 голос. Представьте себе: на голосование приходят Путин, Володин, Матвиенко и еще 10 человек, они голосуют за принятие изменений, а остальные не голосуют вообще. И что же, это будет означать, что изменения приняты 100% голосов? Я считаю, что 50% плюс 1 голос должны быть от общего количества избирателей. А слово «обнуление» вообще преступно. Как можно «обнулить», если Путин уже шесть раз избирался на свою должность?

– Как закончится тяжба Игнатьева с Путиным?

В России нет судебной системы, которая отвечала бы требованиям Конституции

– Я думаю, суд не удовлетворит этот иск. В России сегодня нет судебной системы, которая работала бы и отвечала требованиям Конституции. В 1976 году я был доцентом кафедры металлургии черных металлов Липецкого политехнического института и сделал изобретение. Его стали использовать во всем мире, и в том числе, на Новолипецком металлургическом комбинате. Я потребовал авторское вознаграждение, но в суде мне заявили, что комбинат внедрил не мое изобретение, а свои два патента. Я прошел десятки судов, от районного до председателя Верховного суда, и всюду мне отказывали, хотя их патенты были полностью переписаны с моего. Я уверен, что суд откажет Игнатьеву. Я хотел бы, конечно, принять в нем участие в качестве общественного защитника, но не знаю, удастся мне это сделать или нет, он сейчас, говорят, заразился коронавирусом и серьезно болен.

– Как вам живется на пенсии? С политикой покончено?

– Вы знаете мой возраст? В сентябре мне исполнится 80 лет. Но я официально направил в Государственную Думу, в Совет Федерации, президенту, председателю правительства разработанную мной программу развития российского государства. Я прошу поддержать меня в том, чтобы стать президентом России вместо Путина. Конечно, баллотироваться я не буду, потому что за мной нет ни политических партий, ни финансовых структур. У меня другой путь. В первую очередь надо убедить Путина досрочно сложить с себя полномочия. Дальнейшее его пребывание у власти, с моей точки зрения, недопустимо.

Russian Echo Widget

Реклама вертикальная

Видеоблогеры Свободы Сибирь.Реалии УКРАИНА.
5 лет спустя

«Свобода» на кинофестивалях

Тэги новости: Новости политики Владимир Путин
Поделитесь новостью с друзьями