Популярные темы

Новый план Маршалла: Европа нашла 750 млрд евро, но спасут ли они от развала и коронакризиса?

Дата: 27 мая 2020 в 23:07 Категория: Новости экономики


Новый план Маршалла: Европа нашла 750 млрд евро, но спасут ли они от развала и коронакризиса?

Европейский союз готов потратить 750 млрд евро на борьбу с худшим кризисом в своей истории. Он надеется, что рекордный антикризисный пакет восстановит единство и экономику крупнейшего в мире политического союза и вернет его на ведущие позиции в мире после Covid-19.

Это прекрасный план. Но его еще должны утвердить 27 стран, у которых решительно расходятся взгляды на то, как поделить общие деньги. В спорах Европа рискует упустить исторический шанс на обновление Старого Света, предупредила Еврокомиссия, представляя в среду проект современного аналога послевоенного плана Маршалла.

«Восстановление будет долгим, а деньги нужны уже сейчас. Быстрое согласование этих предложений станет четким сигналом единства Европы, нашей солидарности и общих приоритетов, — сказала глава Еврокомиссии, фактически правительства ЕС, Урсула фон дер Ляйен. — Это наш шанс, и нельзя его упустить».

Европа — вторая после США экономика мира — сильнее других пострадала от коронавируса. Она и потеряет больше других, прогнозируют власти ЕС и международные организации. Триллионные антикризисные траты призваны вернуть ее к росту, а заодно и ускорить перевод экономики на «зеленые» рельсы.

ЕС еще на заре кризиса экстренно собрал полтриллиона евро на поддержку граждан, бизнеса и стран-членов. Тогда целью было смягчить падение. Новый пакет на 750 млрд — шаг в будущее, попытка запустить заглохшую экономику, подтянуть здравоохранение и помочь особо пострадавшим от вируса странам зализать раны.

Две трети — 500 млрд евро планируется выдать безвозмездно в виде грантов. Остальные 250 млрд дать в долг. Деньги ЕС займет на рынке и вернет за 30 лет, начиная с 2028 года, за счет новых налогов (в частности, на интернет-гигантов и пластик) и взносов стран в общий бюджет.

ЕС надо спешить, чтобы не проиграть конкуренцию: кто первым стартует на выходе из крупнейшего за столетие мирового кризиса, тому проще рассчитывать на лидерство в будущем. Другие богатые страны мира уже включились в гонку: США выделили больше 4 трлн долларов и обсуждают дополнительные вливания. Япония в среду одобрила очередной пакет на 1,1 трлн долларов.

А в целом мир готовится потратить на борьбу с кризисом более 10 трлн долларов. И это не окончательные цифры.

Но даже больше внешней конкуренции ЕС заботят внутренние проблемы. Совместный антикризисный пакет — широкий шаг к их решению. И вот почему.

Почти три десятка европейских стран образуют политический союз, они объединены в гигантский единый рынок и достраивают валютный союз — уже 19 стран перешли на евро, а остальные обязались сделать это в будущем (кроме Дании, но ее крона фактически привязана к евро).

Однако в расходах и долгах никакого единства нет, и до коронавируса шансы на подобие бюджетного союза и общеевропейские займы оценивались как ничтожные. Это тормозит дальнейшую интеграцию и не дает уснуть призраку развала Европы.

А проблема в том, что традиционно прижимистые и финансово дисциплинированные северные страны не хотят иметь совместных долгов с южными экономиками вроде Италии, Испании или Греции. Если занимать совместно, кредиты для северян подорожают, а для южан подешевеют. Что лишит смысла борьбу с популизмом, расточительством и коррупцией — пороками, за которые южане расплачиваются повышенными процентами по своим займам.

Бремя этих расходов ляжет на северные страны, и продать такую идею избирателям в Германии, Швеции или Нидерландах до сих пор ни одному политику не удавалось.

Не всем нравится и идея централизации — бюджетной, банковской, кредитной. Некоторые видят в ней стремление к федерализации Европы по примеру США, что вызывает аллергию у части населения и подпитывает антиевропейские настроения. Под флагом защиты суверенитета Великобритания проголосовала за брексит, в результате чего ЕС впервые перешел от расширения к потерям и лишился крупной, влиятельной и богатой ядерной державы.

Глядя на муки брексита, евроскептики в других странах притихли, и поддержка единства ЕС достигла небывалых высот. Но тут пришел коронакризис, и споры о живучести союза вернулись на первые полосы.

Сначала Италия, первой принявшая удар эпидемии, обиделась на то, что ЕС фактически оставил ее один на один с вирусом. Потом Франция предупредила, что если Германия и другие прижимистые страны продолжат противиться общеевропейскому антикризисному пакету на сотни миллиардов и откажутся подписываться под общим долгом, это может стать началом конца не только еврозоны, но и всей европейской идеи.

И случилось невиданное: Германия согласилась. Две крупнейшие экономики ЕС предложили всем европейским миром собрать антикризисный пакет на 500 млрд евро — он и стал основой того, что Еврокомиссия представила в среду.

Однако некоторые страны по-прежнему не согласны, и особенно громко возражает Швеция. Противники франко-германской идеи готовы смириться с размером пакета и даже фактом совместного займа, однако им не нравится, что большая часть денег будет выделена пострадавшим южным странам безвозмездно — в виде грантов, а не кредитов.

Южане, со своей стороны, отказываются от займов, поскольку они и так по уши в долгах. К тому же, займы часто обременены условиями, а финансовый надзор из Брюсселя вызывает у избирателей в Италии и Греции жесткую аллергию.

На одобрение этих 750 млрд евро уйдет несколько месяцев, и переговоры обещают быть вязкими. Еще и потому, что одновременно с антикризисным фондом 27 стран ЕС будут согласовывать бюджет на следующие 7 лет размером 1,1 трлн евро. Последний раз они пытались сделать это еще до кризиса, в феврале — но не столько продвинулись, сколько переругались.

На этот раз непримиримые спорщики могут оказаться сговорчивее, поскольку помимо бюджета, перед ними будет маячить пряник за 500 млрд евро — гранты из нового фонда. Да и от льготных кредитов на 250 млрд никто отказываться не стремится.

Львиная часть этих денег предназначена на запуск и одновременную перестройку экономики за счет государственных инвестиций в перспективные отрасли и вложений в инфраструктуру и социальное благополучие. И за счет стимулирования частных инвестиций через софинансирование из казны.

Цель — на ковидных руинах построить более справедливую и современную Европу.

Больше других обещано Италии, Испании, Франции и Греции.

Италия может рассчитывать на 80 млрд евро грантов и еще 90 млрд евро кредитов. Испания — на 77 млрд и 63 млрд соответственно. Франция и Греция получат примерно по 30 млрд евро.

Это только общий пакет; отдельные члены ЕС уже поддерживают своих в меру сил. Только на этой неделе самая богатая страна Европы Германия дала 9 млрд евро авиакомпании Lufthansa, а вторая экономика ЕС Франция пообещала 8 млрд евро на поддержку автопрома.

Спад выпуска продукции и услуг далеко не главная проблема этого кризиса. Главное — он разрушил потребление, в результате чего спрос в Европе рухнул на 30%. Люди не спешат тратить деньги, если они у них остались, а выживший бизнес воздерживается от инвестиций. Все это обещает не только спад сейчас, но сложности с восстановлением в будущем.

Именно поэтому французские антикризисные деньги получат не только автогиганты, но и люди в виде субсидий на покупку электрических и гибридных машин. Таким образом власти стимулируют выборочное потребление и промышленные разработки определенной направленности — в данном случае электрификации транспорта.

Цель — избежать подсаживания бизнеса на иглу дотаций, сохранить конкуренцию и направить технологический прогресс в нужное русло. Чтобы потраченные на борьбу с кризисом средства налогоплательщиков пошли не столько на восстановление прежней экономики, сколько на создание новой, «зеленой» и высокотехнологичной.

Тэги новости: Новости экономики
Поделитесь новостью с друзьями