Популярные темы

Маска «делового» человека

Дата: 22 мая 2020 в 12:54


Маска “делового” человека

 

 

Марта Рогова

Не зря говорят: кому война, а кому мать родна. Для одних период карантина связан с потерей доходов и борьбой за получение матпомощи в размере 42 500 тенге, для других он обернулся хорошей прибылью

Больше всего от коронавируса выиграла медицина и околомедицинские предприниматели.
Самый популярный товар в мире нынче — медицинская маска. Ее начали шить и продавать все, у кого есть швейная машинка и доступ в интернет для скачивания лекала. Модная индустрия Франции и Италии на фоне пандемии осваивает новые модели обязательного в ближайшие пару лет предмета гардероба: под цвет галстуков/шелковых шарфиков/платьев, с улыбками, стразами и кружевом. В общем, на любой вкус, цвет и кошелек.

 

 

Про кошелек — история отдельная.
Еще в середине января в аптеках Казахстана одноразовые маски на резиночке стоили от 20 до 30 тенге, а уже в конце первого месяца года, когда коронавирус закрыл на карантин провинцию Хубэй и страны мира начали постепенно вводить ограничения общения с Китаем, стоимость масок у производителей достигла 55-60 тенге, а в продаже поднялась до 90-100 тенге за штуку. Но этих стотенговых масок было недостать. К концу февраля стоимость одноразовой маски в аптеках страны достигала 250-600 тенге (то есть дороже в 15-20 раз), сами же маски стали огромным дефицитом.
Акиматы разных городов уже в феврале начали реализовывать медицинские маски по фиксированной цене. В Алматы, например, трехслойные маски стоили 87 тенге за штуку, угольные — 111 тенге, в Нур-Султане трехслойные маски продавали по фиксированной цене 56 тенге за штуку (их поставляла в город СК «Фармация»). Но не более пяти масок в одни руки. (К слову, все «акиматовские» маски продавали не во всех аптеках, а лишь в «определенных акиматом».) А был на этом товаре еще и откровенно криминальный бизнес. Когда уже использованные и выброшенные маски собирались, гладились, чтобы придать им новый вид, — и вторично поступали в продажу. Разумеется, никакой санитарной обработки этих масок не проводили.
Властям потребовалось больше месяца на то, чтобы признать маску немедицинским товаром, то есть не подлежащим сертификации. Только в марте Минздрав «дал добро» на массовый пошив масок всех мастей. До этого решения акиматы задерживали и штрафовали за «незаконный пошив масок» (многоразовые маски продавали через сайты объявлений по цене от 300 до 1500 тенге за штуку). Параллельно искали и задерживали и перекупщиков медицинских масок: они скупали их у производителей, но не пускали далее в продажу, создавая искусственный дефицит и, по сути, взвинчивая цены (все обнаруживаемые маски в итоге пускали в продажу по фиксированным акиматами ценам), либо вывозили маски за пределы страны. Минздрав вынужден был даже принять постановление о запрете экспорта масок (позднее решение о запрете вывоза масок и других средств защиты за пределы ЕАЭС приняла Евразийская экономическая комиссия).
Даже сейчас, когда маски продаются в аптеках свободно и без ограничений по числу «в одни руки», самая низкая цена одной штуки составляет 119 тенге — в пять-шесть раз больше, чем в «доковидовские» времена.
Вместе с масками дефицит был и антисептических средств: начиная от спирта и заканчивая спецсредствами. Как и маски, их срочно бросились производить все, кому не лень. Литр антисептика продавали по цене 7500-13 000 тенге. (Впрочем, в мире стоимость изопропилового спирта — ключевого ингредиента антисептика — начала подниматься с февраля, превысив 3000 долларов за тонну уже в середине марта.) И это при том, что себестоимость литра антисептика (даже с учетом подорожавшего спирта) составляет менее 1000 тенге. В розницу же цена антисептика намного больше. Самый дешевый антисептик в столице стоит 2000 тенге за литр. В Уральске, например, местная компания наладила производство антисептика из этилового спирта, он продается в аптеках по 700 тенге за 300 миллилитров.
Есть еще один важный момент. Антисептик — сложный продукт, подлежащий сертификации. В конце января, когда с аптечных полок Казахстана начали пропадать дезинфицирующие средства, в стране появились подделки (они, чаще всего, продавались через интернет или «из багажника» в местах скопления людей). Уже в марте на волне ажиотажа сразу несколько компаний страны, которые раньше специализировались на бытовой и автохимии, подали заявки на получение сертификата на изготовление антисептика (и получили их в ускоренном режиме). Цены у всех трех компаний (при практически идентичном «рецепте» антисептика) разные: 300 миллилитров за 700 тенге, 250 миллилитров — за 1000, литр — по две тысячи и так далее. И это цены производителей, не считая еще накрутки мелкооптовых распространителей и маржи аптек. В столице в аптеках средняя цена литрового антисептика превышает 3500 тенге за литр.

 

 

Кстати, в марте-апреле компании, которые официально наладили выпуск антисептика в промышленных масштабах, могли неплохо «навариться» не только на розничной продаже. Сайт госзакупок пестрил заявками на покупку антисептиков от различных школ/детских садов/акиматов/домов культуры и так далее. Все эти структуры готовы были платить за литр дезинфицирующего средства от 2,5 до 6,5 тысячи тенге. Интересно, что разброс цен на маски был более существенный: от 17 тенге до 115 тысяч тенге.
Мы попытались подсчитать прибыль в некоторых случаях от карантина.
С 23 марта по 25 апреля в город поступило свыше 3 миллионов 300 тысяч масок. Если вспомнить, что допандемийная стоимость маски составляла около 30 тенге, то при продаже по 56 тенге за штуку дополнительная прибыль составила почти 99 миллионов. Но кроме «льготных» масок в аптеках «выбрасывались» и маски обычные — по цене выше 100 тенге. Те самые, чье массовое производство было налажено во время карантина (от частных компаний до заведений КУИС). Там прибыльность еще выше.
Еще на карантине неплохо заработали продавцы «антикоронавирусных» и «иммуноповышающих» продуктов: имбиря, лимона, чеснока... Хороший маркетинговый ход — объявление, что эти средства помогут от коронавируса — помог продавцам получить дополнительный доход до 17 тысяч с одного килограмма имбиря: еще в январе килограмм корня имбиря можно было купить по 1,2 тысячи тенге, а уже в середине марта его цена доходила в отдельных городах до 20 тысяч за кило. Не столь существенно, но все же минимум в два раза поднялась цена на лимоны и чеснок.
Ажиотажная волна завершилась. Осталось подождать какое-то время, и, быть может, мы узнаем о новых миллионерах, сколотивших капитал, как некогда американские нувориши на поставках провизии и оружия во время гражданской войны между Севером и Югом. А может, и не узнаем — все-таки у наших своя специфика...

Нур-Султан

Поделиться:

Поделитесь новостью с друзьями