Популярные темы

Легендарные команды. «Барселона» Гвардиолы: лучшая в истории? (+видео)

Дата: 10 мая 2020 в 13:24


Легендарные команды.

Игра или результат? Рано или поздно каждый сталкивается с этой дилеммой и делает свой выбор. Для меня до сезона 2008/09 этого выбора не существовало в принципе — в то время я считал футбол работой и руководствовался принципом «побеждает тот, кто лучше работает». Искусством футбол я не считал.

Но считаю так сейчас. Моим Рубиконом раз и навсегда стала «Барселона» Гвардиолы. Прекрасная «Барселона» Гвардиолы, которая показала, по моему мнению, единственно верный путь и стиль игры. И — самый сложный из всех имеющихся.

Ряд футбольных легенд а-ля Арриго Сакки и сэр Алекс Фергюсон называют «Барселону» Гвардиолы самой сильной и эстетически привлекательной командой в истории футбола. Но она не стала результатом природного процесса или процесса футбольной эволюции. Для того, чтобы она образовалась, должны были сойтись звёзды.

В 2008-м году после двух кряду бестрофейных сезонов в отношении президента клуба Жоана Лапорты был объявлен вотум недоверия. Голосование показало: 60,6% сосьос выступили против Лапорты. Но даже эта цифра не заставила Жоана покинуть свой пост — несмотря на то, что в своё время сам Лапорта советовал Жозепу Льюису Нуньесу «уйти по-хорошему», если процент голосов против него перевалит отметку 50.

Как бы вы поступили на месте Лапорты при выборе главного тренера? Уверен, что 99% всех президентов футбольных клубов в мире отдали бы проект в руки опытного наставника. Сам Лапорта провёл тайные переговоры с Жозе Моуринью, и даже получил от португальца предварительное согласие. Далеко не каждый в сложившихся обстоятельствах рискнул бы назначить на пост главного тренера «кота в мешке», коим в тот момент выглядел молодой и неопытный Пеп Гвардиола. Футбольному богу было угодно, чтобы Лапорта ценил мнение одного человека выше всех остальных. Имя этого человека было Йохан Кройф. В 2003-м Лапорта спросил у Кройфа, кого ему лучше назначить на два поста — тренером и техническим директором. На что получил ответ: «Райкарда и Чики Бегиристайна». В 2008-м великий «Летучий голландец» произнёс всего два слова, и этого было достаточно для принятия решения, которое перепишет футбольную историю:

«Он готов».

В тот момент весь опыт Гвардиолы главным тренером умещался один сезон работы со второй командой «Барсы». В третьем дивизионе.

Причём Йохан Великий дал такой ответ Лапорте после того, как отклонил предложение Жоана вернуться к тренерской деятельности и взять Гвардиолу себе в помощники.

В своей автобиографии «Мой разворот» Кройф объяснил, почему посоветовал Лапорте назначить главными тренерами именно Райкарда и Гвардиолу:

«Когда Лапорта спрашивал у меня, почему ему следует назначить именно их, я сказал ему, что они не только понимают, какой стиль игры подходит клубу лучше всего, но ещё и обладают имиджем спокойных и интеллигентных наставников.

Вполне понятно, что я подразумевал под этим. Дело не только в том, что Гвардиола – тренер-победитель, но в большей степени в том, как он побеждает и насколько стильно это делает. Как и Райкард, он – отличный пример для молодёжи. Крайне позитивная личность, доводящая до блеска вверенный ему клуб.

Оба главных тренера – Райкард и Гвардиола, – равно как и технический директор клуба, играли под моим началом, а с президентом у меня была крепкая связь ещё до того, как его избрали. Они все выросли в «Барселоне». Это было очевидно и в ходе переговоров по контрактам. Гвардиола согласился работать за относительно небольшой оклад и смог заработать чуть больше после того, как команда выиграла несколько трофеев. Тот факт, что он с радостью пошёл на такой шаг, свидетельствовал о том, что Гвардиола был человеком «Барселоны» в первую очередь и лишь потом её тренером. Эту формулу я выучил в «Аяксе», кстати говоря. Я вырос в Амстердаме, где основным принципом была низкая гарантированная зарплата, но высокие бонусы по результатам. Таким образом клуб не тратил деньги, которых ещё не заработал. А ты поддерживал своё финансовое благополучие.

Было здорово узнать, что подобная система вводится и в «Барселоне».

Контракт 2008-го года подразумевал годовой оклад Пепа в размере около 1 миллиона евро до вычета налогов плюс бонусы. Это на 9 миллионов меньше, чем зарабатывал Это'О и на 7 миллионов меньше, чем получал Лео Месси. При подписании контракта Гвардиола не торговался и в списке самых высокооплачиваемых тренеров Примеры стал четвёртым наставником с конца.

Вот он — первый энтренадор в истории «Барселоны», который прошёл путь болбоя «Камп Ноу», все юношеские категории, капитана первой команды и тренера «Барсы» Б.

Когда в 1988-м Кройф возглавил «Барсу», он синхронизировал работу и игровой стиль всех молодёжных команд блаугранас с первой командой, что позволяло клубным воспитанникам безболезненно пробиваться в состав основной команды. В итоге за семь сезонов работы Йохана в «Барселоне» в первой команде дебютировало 32 клубных воспитанника. Гвардиола оказался самым умным и талантливым из этих мальчишек. Когда Пеп возглавлял первую команду «Барселоны», он не сомневался в успехе:

«Я чувствую себя сильным. Я готов принять этот вызов, и поверьте мне: если бы я действительно так не считал, меня бы здесь не было».

В конце 80-х европейский клубный футбол являл собой печальное зрелище. Команд с симпатичным футболом хватало, но ни одна из них не тянула на роль лидера европейского футбола. Это была самая непримечательная эпоха в истории футбола: большинство команд перестраховывалось и старалось, прежде всего, не победить, а не проиграть. Всё — из-за правила двух очков за победу. Прагматики оценили привлекательность этого правила, которое давало козыри сторонникам «автобусов». Национальные чемпионаты и европейские турниры захлестнула волна «тактических ничьих». Кройф был одним из тех, кто гнул свою линию и не предавал свои идеи. В документальном фильме Take The Ball Pass The Ball («Принял мяч – отдай пас») сын Йохана, Кройф-младший отмечал:

«Отец предпочёл бы проиграть со своими принципами, чем стать успешным, предав их».

Перед началом своего первого сезона в «Барсе» Гвардиола договорился со своим помощником, Тито Вилановой:

«Мы должны делать то, во что верим. Мы обязаны внедрить свою собственную идею, а там посмотрим, выиграем или проиграем, но мы сделаем это по-своему».

Пеп засучил рукава. И его первое решение шокировало всех болельщиков и общественность.

Гвардиола считает, что футбол — это вопрос понимания, чего ты хочешь и какой тип игроков тебе нужен, чтобы достичь поставленной цели. Поскольку «Барса» такая большая команда, она может выбирать стиль игры и знает, каких игроков он требует.

Пеп понимал, что в конце «правления» Райкарда тренировкам «Барселоны» не хватало интенсивности, а некоторые игроки расслабились и перестали моментально реагировать на требующие того ситуации на поле. На первой же своей пресс-конференции он во всеуслышание заявил, что больше не рассчитывает на очень авторитетных и креативных, но переставших подчиняться системе Роналдиньо, Деко и Это'О. Достоверно известно, что тот же Роналдиньо получил ещё один шанс на тренировках, но не воспользовался им — не смог сбросить лишние килограммы. Разговор между бразильцем и новым тренером был коротким и честным.

Камерунский нападающий Это'О увидел в уходе Ронни и Деко возможность выйти на роль первой скрипки и убедил Пепа дать ему ещё один шанс, ещё один сезон. Форвард тренировался лучше всех остальных, стал лучшим бомбардиром команды в межсезонье, и пользовался доверием партнёров. Лидеры раздевалки обратились к тренеру с просьбой оставить Самуэля: «Он нам очень пригодится в грядущем сезоне». Гвардиола согласился, но дал Это'О понять, что команда будет строиться не вокруг него, а вокруг 20-летнего талантливого Лионеля Месси.

В ставший знаменитым первый тренировочный день в шотландском Сент-Эндрюсе Гвардиола собрал команду в зале и выдал монолог, который испанские журналисты воссоздавали по крупицам, расспрашивая многих игроков «Барсы». Пеп объяснил всем и каждому о том, сколькое значит для него «Барселона» и возможность привести её к чему-то уникальному.

Главные цитаты его монолога:

— «Команда нуждается в порядке и дисциплине: не все вели себя так профессионально, как следовало бы. Настало время начинать бегать и полностью отдаваться делу»;

— «Я буду защищать вас до смерти, но также могу сказать и о том, что буду очень требователен ко всем вам: точно так же, как и к себе»;

— «Я не буду делать выговор, если вы ошибетесь с передачей или не допрыгнете до мяча, который будет стоить нам гола, до тех пор, пока вы будете выкладываться на сто процентов. Я могу простить любую ошибку, но не прощу вас, если вы не будете отдавать и сердце, и душу «Барселоне»;

— «Я не требую от вас результатов, только эффективности. Я не приму тех, кто будет осуждать самоотдачу, кто будет играть вполсилы и не станет выкладываться полностью»;

— «Стиль игры продиктован историей этого клуба, и мы будем ему верны. Когда у нас мяч, мы не можем его терять. А если это происходит, мы бежим и отбираем его. Вот и всё»;

Ещё до того, как Пеп встретил игроков на предсезонке, ему пришли сообщения от ключевых игроков «Барсы», оценивших его храбрость в «деле Роналдиньо и Деко». Этой же речью каталонский тренер окончательно убедил всех, заставил игроков поверить в свой проект. Как отмечал журналист Гильем Балаге, «прежде чем покинуть комнату, Хави сказал партнеру, что все, что им нужно знать, было сказано в этой беседе. «Глоток свежего воздуха, порядок и дисциплина».

Второе смелое решение, принятое Гвардиолой — перевод Бускетса и Педро из молодёжной команды в основную, а также ставка на клубных воспитанников. Марти Перарнау в своей бессмертной книге «Эволюция Гвардиолы» писал: «Годами считалось, что в «Барселоне» Хави и Иньеста не могут играть вместе, пока Гвардиола не нашел к ним подход — оказалось, что эта связка чрезвычайно эффективна». За семь сезонов тренерской работы Йохана Кройфа в «Барселоне» в первой команде дебютировали 32 клубных воспитанника. За четыре сезона тренерской работы Пепа Гвардиолы на «Камп Ноу» в первой команде «Барселоны» дебютировали 22 клубных воспитанника.

Летом 2008-го Пеп заставлял Месси отрабатывать на тренировках в обороне, перестал отвечать на звонки местных журналистов (тренер принял решение общаться с прессой только на пресс-конференциях) и отменил испанскую традицию собирать команду в отеле за день до матча.

Всё шло как нельзя лучше до тех пор, пока не наступила пора первых официальных матчей.

«Барселона» прошла краковскую «Вислу» в третьем квалификационном раунде Лиги чемпионов и пробилась в групповой этап, но проиграла в ответной встрече 0:1. Далее в чемпионате последовало поражение от скромной «Нумансии» и домашняя ничья с «Расингом». В тот момент Гвардиолу не критиковал только ленивый. Однако все эти критики судили команду исключительно по результату — не по игре.

Казалось, что в прессе только один голос выступал в защиту главного тренера, но какой: голос Йохана Кройфа. В своей еженедельной колонке для издания El Periodico de Catalunya он писал:

«Эта «Барселона» выглядит очень, очень хорошо. Я не знаю, какую игру смотрели вы, но то, что увидел я, было непохоже ни на один матч, что я видел на «Камп Ноу» за долгое время.

Худший старт сезона за многие годы. Всего один забитый мяч, и тот с пенальти. Такова неумолимая правда, если судить только по цифрам. Но в футбольном смысле эти матчи заслуживают иного прочтения. И Гвардиола первый, кто читает их по-другому. Он не новичок, которому остро не хватает опыта, и он далёк от суицидальных порывов. Он смотрит, видит, анализирует и принимает решения».

Встретившись с Кройфом, Пеп получил простое и ясное сообщение: «Продолжай. У тебя всё получится». Затем Гвардиола и сам пришёл к точно такому же выводу. И уже в следующем туре его «Барселона» разбила хихонский «Спортинг» со счётом 6:1.

На следующий день Пеп получил распечатку статистических данных, и ему было сложно сдержать улыбку. Цифровой отчёт показывал, что все нападающие отметились подборами (и тем самым «задушили» «Спортинг» на чужой половине поля); команда нанесла по воротам соперника 22 удара (из них 9 — в створ); в оборонительном плане лучшим игроком матча стал совершивший 10 подборов Бускетс. Из 50 его передач только две стали неточными.

Благодаря этой победе Гвардиола окончательно убедился в том, что находится на верном пути. Величайшая команда в истории футбола родилась.

Для затравки несколько цитат из документального фильма «Принял мяч — отдай пас»:

Анри — об адаптации к футболу Гвардиолы:

«Это что-то новенькое, дай мне взглянуть на это. И забудь про свою гордость. В команде было полно парней, которые были королями в своих странах. Было сложно сказать такому игроку: «Стой здесь, не делай так, забегай за него». Чего? Что ты имеешь в виду? Я умею играть в футбол! Методы Пепа были другими, они отличались. Он вмешивался буквально во всё».

Абидаль:

«Мне не 15 лет. Вы должны относиться ко мне с уважением, тогда и я буду. Но если уважения нет, тогда почему я должен уважать вас? Я сказал Пепу, что он не может со мной так разговаривать. Продолжись такое, я бы ушёл».

Анри:

«Абидаль пришёл из «Лиона», где по-другому играли в футбол. Сравните игру Абидаля тогда, и сравните игру Абидаля три года спустя. Передачи, игра внизу, техника паса. Раньше он бы предпочёл просто вынести мяч, и не был бы так спокоен в финальной трети поля.

Абидаль объясняет, что до своего прихода в «Барселону», каждый раз, когда он должен был принимать участие в эпизоде, он, будучи защитником, был обязан фокусироваться на отборе. Как только Абидаль пришел в «Барселону», его тут же научили продумывать ситуацию на шаг вперед, чтобы он знал, что делать с мячом, как только он им завладеет. «Сейчас каждый раз, когда я получаю мяч, я знаю, как нужно действовать, потому что я научился понимать игру».

Анри:

«Мне всё равно, откуда вы. Всё равно. Если вы мне говорите, что любите футбол, и не любите «Барсу», у вас проблемы».

***

Философия Гвардиолы основана на позиционном футболе концепции Кройфа, которую лучше самого Пепа никто не объяснит:

«Мы в некотором смысле последователи учения, которое привез сюда Кройф. Он хотел, чтобы мы играли именно так: на флангах и с использованием фланговых игроков, и вся эта теория для меня стоит на первом месте. Именно Йохан привнес концепцию быстрых перемещений мяча, показал необходимость открывать поле, чтобы найти свободное пространство, заполнять центр с тем, чтобы иметь численное превосходство, и какие то другие вещи, которые сделали понятным всем то, как играет «Барса», и, что самое главное, они показали клубу, как надо играть в будущем. Если коротко, то это величайшее достижение, которое оставил нам Кройф. Идея действовать так, как ни одна команда Испании не делала раньше, соблазняет меня. Это определяющий знак, другой способ игры в футбол, это стиль жизни, отдельная культура».

Виктор Вальдес:

«Пеп подробно разъяснял нам тактические концепции, саму систему игры. Его философия ясна: сначала нам нужно забрать мяч. Когда он у нас, соперник страдает, а у нас все под контролем. Потом мы стараемся не терять мяч в неудобных позициях, поскольку это может создать опасную ситуацию. Если у нас отбирают мяч, это должно происходить потому, что соперник этого добился своими силами, а не потому, что мы совершили ошибку и отдали его. Третий момент – прессинг на чужой половине поля. Мы должны кусать, должны работать очень интенсивно. Мы уже практиковали это при Райкарде, но Пеп особенно акцентировал на этом внимание. У каждого игрока есть зона, в которой он обязан обеспечивать прессинг. Мы все должны помогать друг другу. Никогда нельзя терять концентрацию. Гвардиола говорит, что все эти аспекты – наша сильная сторона, эти слова он чаще всего повторяет в раздевалке. Когда мы реализовываем наш план, все работает, и игра идёт».

Гильем Балаге писал:

«Пеп Гвардиола вывел оборонительный аспект на новый уровень, и именно в этом отношении игра «Барселоны» стала сильной и зрелищной: теряя мяч, команда тут же, в течение пяти секунд, старалась забрать его назад. Принцип был простым и восходил ещё к ван Гаалу: когда мы теряем мяч, у нас есть пять секунд, чтобы вернуть себе контроль над ним; если он не возвращен, начинается оборонительная фаза, и игроки должны быстро отступить назад.

Во времена консерватизма в футбольном мире, когда большинство тренеров организовывали команды по системе с двумя опорниками (4–2–3–1), Гвардиола предпочел новаторский подход – систему с полузащитником и двумя вингерами, подход, который помог ему раскрыть сначала Бускетса, потом Педро, а также развязать руки Месси.

В свой первый сезон Гвардиола радикально переосмыслил ряд концепций, например, начальный выход из обороны, когда центральные защитники выступали инициаторами атаки; он придал игре большую глубину постоянным использованием вингеров; поднял скорость командного движения без мяча; без устали работал над созданием свободных зон посредством постоянного перемещения игроков; развил концепции численного и позиционного преимущества до максимального уровня. Он в совершенстве постиг искусство управления временем и пространством с такой легкостью и быстротой, что у многих наблюдателей складывалось впечатление, что то, что делает команда – легко, тогда как на самом деле в реалиях современной игры не существует ничего более трудного.

Высокий уровень технического мастерства игроков «Барселоны» позволял им осуществлять такие передачи, о которых другие команды даже не помышляли; Хави, Иньеста, Месси могли получить мяч и отдать пас или сделать движение даже будучи загнанными в самый угол. Но Гвардиола произвел революцию в футболе, потому что взял идею Кройфа и сделал ее методом: с самого начала атаки задействуй больше игроков, чем соперник, чтобы заполучить инициативу. То есть нужно сосредоточить вокруг мяча трех игроков, если у соперника их двое, и четырех, если трое. Эта формула численного превосходства ничего не гарантирует, потому что, в конце концов, все зависит от мастерства, аккуратности и концентрации исполнителей, принимающих решения и использующих пространство вокруг, но в таком случае всегда найдется свободный человек, а значит, будет и «безопасная линия передачи», которую можно использовать. При таком подходе футбол становится спортом мяча и пространства.

С течением времени подопечные Пепа все увереннее чувствовали себя на поле, выходя с ясным пониманием того, как будет развиваться игра, какими характеристиками обладает соперник (и как команда, и с точки зрения отдельных футболистов) и что нужно сделать, чтобы одолеть его. И все же несмотря на столь скрупулезную подготовку, на поле у команды оставалось еще много простора для самовыражения, ибо игроки всегда держали в голове, что это футбол, поэтому они обязаны думать в течение десятых долей секунды и должны иметь на поле определенную свободу, чтобы делать то, что не было спланировано».

В своей книге «Путь чемпиона» Марти Перарнау отмечал:

«Пеп изучил все механизмы, которые способны приблизить команду к воротам соперника. Хави, Иньеста и Месси начали эту стадию, получив указание держаться ближе к зоне штрафной. Хави не сидел слишком глубоко, так что его комбинации с Месси справа, Это'о в центре и Иньестой слева стали регулярно наигрываться. Понемногу план менялся, потому что один из столпов методологии Пепа – эволюция процесса. Гвардиола никогда не верил в абсолютную истину, и это придавало ему гибкости в интерпретации различных вопросов. Так что Хави был передвинут на более глубокую позицию, чтобы появилась возможность выманить его прямого опекуна, выгадав дистанцию между ним и центральными защитниками противника. Это, в свою очередь, обеспечило Месси большую свободу позади средней линии соперника.

Чтобы не допустить потерь мяча и не попасть под удар с контратаки, полезно применять концепцию «третьего человека»: пусть он делает длинную передачу вперёд и в свободную зону перед собой. Так можно избежать рисков. Кройф раньше говорил мне: «Когда у тебя мяч, первое, что ты должен делать, это смотреть перед собой вперед». Перед тобой, вероятно, есть свободное пространство. Обычно ты просто играешь либо с открытым игроком, либо с тем, кто ближе, но первое, о чем ты должен думать, это длинная передача, нужно играть длинно. Это помогает зарубить контратаку на корню».

Пике:

«Тренер заставлял нас понимать игру. Он не просто отдавал нам приказы, он объяснял, зачем это нужно. Так ты становишься лучше как игрок, ибо знаешь причины, которые стоят за инструкциями. Таким образом, все обретает смысл. У него абсолютно твердые убеждения в том, во что он верит, и команда с гордостью приняла от него весь богатый багаж знаний тактического характера». На поле, в разгаре действа, это позволяло «Барселоне» Гвардиолы переключаться между схемами и менять позиции по пять шесть раз за матч. Когда игроки стали понимать, почему это нужно делать, им стало проще реагировать на окрики со стороны скамейки запасных в ходе матча».

Балаге:

«Рецепт успеха «Барсы» кроется в инновациях: они обороняются втроем в эру, когда все придерживаются главенства доктрины четырех защитников; они первыми составили полузащиту целиком из низкорослых футболистов, тогда как весь остальной мир предпочел определить в моторный отсек команды мощных и скоростных игроков. В чем другие видят слабость, «Барселона» видит решение: низкие полузащитники – значит, мяч выиграть нельзя, так что нужно просто стараться не терять его.

Следующая фишка – голкипер, который касается мяча ногами не реже, чем центральный защитник – и часто даже более регулярно, чем полузащитник соперника. Фактически же Вальдеса можно назвать центральным защитником, который периодически берет мяч в руки.

Однако самая выдающаяся инновация от «Барселоны», пожалуй, менее всего укладывается в русло их политики разрушения стереотипов, отбора столь замечательных игроков, обладающих необходимой техникой и видением игры, или даже осознания того, что такой футбол красив и притягателен потому, что он эффективен, и наоборот. Новшество заключается, скорее, в том факте, что «Барселона» нашла способ так использовать пространство на поле, что противостоять этому оказалось практически невозможно. Да, Пепа в прошлом обыгрывал и «Челси», и «Реал», но за то время, что Гвардиола был у руля «Барселоны», он достиг наивысшего процента побед в ключевых матчах за всю историю. И это было не случайно».

Философия игры Пепа Гвардиолы базируется на высокой скорости, рондо (быстрая перепасовка нескольких футболистов накоротке на скорости), владении мячом, позиционной игре, искусственном перегрузе флангов и способностью игроков предвидеть следующий шаг ещё до того, как они получают мяч. Это достигается за счёт позиционной игры на тренировках, где специальные тренировочные поля разделены на двадцать (!) зон; сам принцип Juego de Posicion можно сформулировать так: на одной вертикальной линии не должно располагаться более двух футболистов, на одной горизонтальной – не более трех. Игрок обязан сменить позицию при несоблюдении хотя бы одного условия. Если это происходит, у команды вне зависимости от собственной схемы и расположения соперника почти всегда будут варианты для продвижения мяча.

Дани Алвес рассказывал, что Пеп разрешал своим подопечным импровизировать, но доля этой самой импровизации была несущественной и касалась только принимаемых решений в финальной трети поля. Бывали случаи, когда Тьерри Анри был заменён в перерыве после того как забил. Гвардиола был недоволен действиями француза — нападающий не действовал в интересах команды.

В матче с «Осасуной» Дмитрий Чигринский сделал две длинные передачи на Златана Ибрагимовича, который после них был близок к двум выходам один на один. Защитник сборной Украины тоже был заменён, потому что не соблюдал установку и стиль игры команды — разыгрывать мяч короткими и средними передачами, постепенно взламывая оборону соперника.

Для Гвардиолы стиль всегда был и остаётся на первом месте. Игроки — на втором.

Другие инновации Гвардиолы в тактическом плане заключаются в возрождении/внедрении ложных позиций: в «Барселоне» Лео Месси действовал на позиции ложной девятки, в «Баварии» Лам играл на позиции ложного флангового защитника.

Мысль об использовании Месси в качестве ложной девятки перед игрой с «Реалом» пришла Гвардиоле при просмотре предыдущего эль класико. Марти Перарнау в книге «Пеп: конфиденциально» писал:

«Пеп заметил, как много давления полузащитники «Реала» — Гути, Фернандо Гаго и Ройстон Дренте — оказывают на его игроков, Хави и Яя Туре. Он также заметил склонность центральных защитников Каннаваро и Метцельдера отходить во вратарскую площадь и располагаться возле Икера Касильяса. Это свободное пространство между ними и полузащитниками «Реала» было просто громадным».

Тогда Пеп сказал Месси:

«Я хочу, чтобы ты начал матч в Мадриде как обычно на фланге, но затем я подам тебе знак, и хочу, чтобы ты отодвинулся от полузащитников на указанное мною место. Это то, что мы проделывали прошлым сентябрём в Хихоне».

Пеп переосмыслил схему 4-3-3 и тотальный футбол. Главное изменение заключалось не в новой позиции Месси, а в принципах реализации владения в целом и в схеме 4-3-3 в частности (которая просто-таки идеальна для этой концепции), а также в быстром высоком прессинге, автором которого является сам Пеп — то самое правило пяти секунд (которое изначально было правилом шести секунд, но совершенству нет предела). Гвардиола поставил во главу угла не просто владение мячом, а владение мячом на чужой половине, за которым стоит явное намерение забить. В итоге команда использовала медленные короткие пасы, чтобы продвигаться по полю в горизонтальной атаке, которая завершалась взрывным финалом в финальной трети — его, как правило, обеспечивал Месси. Владение мячом без намерения забить Пеп использовал несколько раз — для того чтобы запутать и смутить соперника — что своего рода тоже было тактической хитростью.

Тренерскую карьеру Гвардиолы в «Барселоне» можно условно разделить на три периода: сезон 2008/09 со «старой гвардией», сезоны 2009/10 — 2010/11 — «выжимание» максимума из «новой гвардии», сезон 2011/12 — смена схемы на 3-4-3 и угасание отношений. В каждом из этих периодов у Пепа хватало проблем: сначала с непродажей Это'О, затем с конфликтом со Златаном Ибрагимовичем и плохой адаптацией Дмитрия Чигринского и Ибрагима Афеллая; о четвёртом сезоне я вообще молчу. Тем не менее в каждом из этих периодов «Барселона» Гвардиолы играла в футбол инопланетного уровня, и в каждом из этих периодов Пеп являл миру новинку за новинкой в «тактических» вопросах.

С точки зрения трофеев сезон 2008/09 стал величайшим в истории «Барселоны». Команда выиграла абсолютно все турниры, в которых участвовала: чемпионат (с отрывом от «Реала» на 11 очков и победами над ним в личных встречах со счётом 2:0 и 6:2), Кубок Испании (в финале повержен «Атлетик» со счётом 4:1), Лигу чемпионов, Суперкубок УЕФА (победа над «Шахтёром» в дополнительное время), Суперкубок Испании (победа над тем же «Атлетиком» со счётом 5:1 по сумме двух матчей) и Клубный чемпионат мира (в финале побеждён аргентинский «Эстудиантес» со счётом 2:1 в дополнительное время).

В том сезоне каталонская команда прошлась по всем катком. В Ла Лиге Месси и компания наколотили 105 голов, в семи матчах чемпионата «Барселона» забила пять и более мячей, ещё в четырёх — четыре. В первом четвертьфинале Лиги чемпионов «Бавария» была повержена со счётом 4:0 уже в первом тайме, а в финале блаугранас без каких-либо вопросов расправились с великим сэром Алексом Фергюсоном и его «Манчестер Юнайтед». Единственным чёрным пятном того сезона остаётся невыразительный ответный матч с «Челси» на «Стэмфорд Бридж», в котором норвежский судья Том Хеннинг Эвребе принял ряд неоднозначных решений в пользу обеих команд — но по большей части в пользу «Барселоны». В то же время я не сомневаюсь, что «Барса» довела ситуацию до такого только «благодаря» календарю и недоступности Пуйоля, который был травмирован. Все недоброжелатели «Барселоны» вспоминают невыразительную игру команды в Лондоне, но забывают, что этот матч состоялся на четвёртый день после той самой знаменитой победы команды Гвардиолы на «Сантьяго Бернабеу» со счётом 6:2. Команда была измотана как физически, так и эмоционально. И при всём при этом благодаря Андресу Иньесте забила решающий мяч на 90+3-й минуте.

В финале Лиги чемпионов Алексу Фергюсону показалось, что «Барселона» отбирала мяч в течение не пяти секунд, а трёх. В своей автобиографии великий шотландец объяснил причину поражения своей команды. Из-за ухода Месси в центр поля и игры в качестве ложной девятки защитники «Юнайтед» не знали, что им делать: встречать Лео впереди, или же перестраховываться и держаться позади него.

«В противостоянии с «Барселоной» в обоих финалах Лиги чемпионов мы могли бы добиться большего, если бы сыграли в более оборонительный футбол. Однако в решающем матче попытка победить в таком стиле не принесла бы «Манчестеру» ничего хорошего. Мы использовали эту тактику против «Барселоны» в полуфинале Лиги чемпионов 2008 года, когда сыграли от глухой обороны, и для меня та встреча стала настоящей пыткой, что уж говорить про наших фанатов, которым пришлось пройти через все муки ада. Поэтому во всех последующих матчах с ними я хотел оставить более положительное впечатление от нашей игры, и частично именно такая смена акцента и привела к нашему поражению. Если бы мы окопались в своей штрафной и крепче держали оборону, тогда, возможно, мы смогли бы добиться желаемого результата. Я не виню себя, нет. Просто жалею, что наш футбол не смог привести к лучшему исходу», — отмечал Фергюсон.

А ещё сэр Алекс отметил, что в составе той «Барселоны» было только четыре игрока мирового класса: «Пике, два центральных полузащитника и Месси». Очевидно, что под двумя центральными полузащитниками подразумевались Хави и Бускетс. Но как же Иньеста? Андрес провёл тот финал не лучшим образом из-за повреждения. Клубный врач «Барселоны» даже рекомендовал левому полузащитнику не наносить удары издали, чтобы не усугубить травму.

Судьбу финала решили голы Это'О и Месси, причём Лео забил головой, ускользнув на рывке от Рио Фердинанда.

Следующий сезон 2009/10 получился более сложным. Несмотря на всего лишь одно (!) поражение в чемпионате, Ла Лига была выиграна с преимуществом всего в три очка; Кубок Испании был «слит» «Севилье» на стадии 1/8-й финала, а в Лиге чемпионов команду Гвардиолы выбил «Интер» Жозе Моуринью. И сделал это в максимально непривлекательной манере: после домашней победы со счётом 3:1 (один из мячей Диего Милито забил из офсайда), Моуринью явил на «Камп Ноу» свою самую знаменитую, трусливую и омерзительную версию «автобуса». Португалец применил то, от чего сэр Алекс демонстративно отказался. «Барса» выиграла всего лишь 1:0, и пропустила «Интер» в финал.

Пожалуй, в сезоне 2010/11 «Барселона» вышла при Гвардиоле на свой пик и демонстрировала самый красивый с эстетической точки зрения футбол. Больше остальных в том сезоне досталось пришедшему в «Реал» Жозе Моуринью. В чемпионате он получил на «Камп Ноу» маниту в виде 0:5, а в полуфинале Лиги чемпионов один Лео Месси сделал из обороны «Сливочных» самое настоящее посмешище. Аргентинец обвёл троих игроков Мадрида и забил один из красивейших мячей в своей карьере, причём сделал это на «Бернабеу». Да, он отличился спустя 15 минут после удаления центрального защитника Пепе в составе соперника, но кто натурализованному португальцу был доктор, что он на скорости пошёл в Дани Алвеса прямой ногой?..

В том сезоне «Барса» встречалась с «Реалом» пять раз, и уступила команде Моуринью лишь однажды — в финале Кубка Испании, в дополнительное время со счётом 0:1.

В финале «Барсу» поджидал старый-добрый знакомый сэр Алекс со своим «Манчестер Юнайтед». Главное отличие от прошлой встречи — место битвы. На сей раз это был «Уэмбли». «Юнайтед» намеревался отомстить, и стены были на его стороне. Теперь защитники «Юнайтед» точно знали, что им следует делать с Месси — они сидели в своих зонах и не выбрасывались вперёд. Но это их всё равно не уберегло от поражения: на голы Педро, Месси и Вильи «Манчестер» ответил лишь голом Уэйна Руни (да и тот был забит из офсайда). А ведь перед матчем Алекс Фергюсон видел в появлении Абидаля на левом фланге обороны преимущество. Француз долгое время не играл, и Гвардиола откровенно рисковал, когда выпускал Эрика на финальный матч в стартовом составе.

Фергюсон:

«После второго поражения от «Барселоны» в финале Лиги чемпионов я спросил себя: в чем была наша основная проблема? Прежде всего: некоторые футболисты сыграли ниже своего уровня. Возможно, дело было в том, что мы привыкли в матчах контролировать мяч большую часть времени. И когда «Барселона» лишила нас этого преимущества, игроки растеряли привычную уверенность и концентрацию. Безусловно, есть здравое зерно в гипотезе, что наши футболисты не были готовы играть вторым номером, даже Гиггз или Пак Чжи Сун, который в четвертьфинале против «Челси» весь вечер носился по полю туда и обратно и отбирал мяч у всех и каждого. Однако я не увидел от него такой игры в финале против «Барселоны».

После этого поражения я всерьез обеспокоился тем, как поставлена тренерская работа в нашей академии, и мы с Гари Невиллом и Полом Скоулзом обменялись мнениями на этот счет. Я подумал о назначении другого тренера по технике».

После победы в чемпионате, Лиге чемпионов и Суперкубке Испании каталонцы выиграли в конце декабря Клубный чемпионат мира, одолев в финале «Сантос» с Неймаром в составе (4:0). По признанию правой руки Гвардиолы Манеля Эстиарте этот матч был лучшим матчем «Барсы» под руководством каталонца.

Дальше был спад.

«Барселона» была всё так же хороша, но что-то сломалось в отношениях тренера и остальной команды. По версии Пепа, глаза некоторых его подопечных «потускнели», и он уже не мог мотивировать этих игроков так же, как прежде. По версии ряда футболистов, изменилось отношение самого Гвардиолы.

Хавьер Маскерано:

«Мы не понимали, что с Пепом, и это стало вызывать беспокойство в команде. Обычно он продлевает свой контракт в феврале или марте. Но в феврале не было никаких вестей, а затем прошёл март, и... ничего».

Виктор Вальдес:

«У нас была предсезонная игра, и я увидел, как Пеп накричал на Пуйоля и Пике. Когда я это увидел, то сказал Иньесте: «Он уходит, это его последний год»;

Дани Алвес:

«Даже гении совершают ошибки, и Пеп определённо ошибся. Чувствовалось, что мы больше не имеем для него значения. Я очень хотел понять, что происходит, из-за этого начались ссоры. Если бы Пеп попросил меня прыгнуть с девятого этажа, я бы прыгнул — если об этом просит сам Гвардиола, значит, он что-то знает. Но в тот год, попроси он у меня об этом, я бы ему отказал».

В своём последнем сезоне Гвардиола выиграл с «Барселоной» только один трофей — Кубок Испании. В финале «Атлетик» Марсело Бьелсы был уничтожен уже к 25-й минуте: к этому моменту времени «Барселона» вела со счётом 3:0.

Чемпионат был проигран «Реалу» с разницей в девять очков, а в Лиге чемпионов «Барселона» выбыла в полуфинале от «Челси». В первом матче на «Стэмфорд Бридж» наставник «Синих» Роберто Ди Маттео повторил трюк Моуринью на «Камп Ноу» и удачно припарковал у своих ворот автобус, а в ответной встрече сплясал от добытой «сухой» победы и правилу выездного гола. В этом двухматчевом противостоянии «Барса» нанесла по воротам Петра Чеха 46 ударов (23 на выезде, 23 — дома), но всё равно не прошла в следующую стадию.

И всё же достижения Гвардиолы за четыре сезона феноменальны: три чемпионата Испании, два Кубка, три Суперкубка, две Лиги чемпионов, два Суперкубка УЕФА и два Клубных чемпионата мира.

«Барселона» 2009-2012 была соткана из ряда великих игроков, на фоне которых выделяются три футболиста абсолютно топ-класса: Хави, Андрес Иньеста и Лионель Месси. Отличительной чертой этого трио был рост: Хави и Месси «вымахали» до 170 сантиметров, а Иньеста — на сантиметр больше. В 70-е на двери офиса тренера висела табличка с надписью «Если вы хотите предложить молодого игрока ниже 1.80 сантиметров, разворачивайтесь и идите домой». В те времена даже просто попасть в каталонскую команду у этой троицы не было ни единого шанса.

В тот момент в Каталонии ещё не знали, что игроки низкого роста стартуют, разворачиваются и останавливаются быстрее, и следовательно, имеют преимущество перед длинными и габаритными соперниками. Пройдёт ещё полтора десятка лет, прежде чем Йохан Кройф возьмётся за выстраивание системы молодёжных команд «Барселоны», когда скауты при поиске талантов начнут обращать внимание первым делом не на габариты, а на технику.

«Ла Масия» и раньше воспитывала талантливых футболистов для первой команды, и сам Пеп — тому яркое свидетельство. Но прежде школа «Барсы» ещё не выпускала сразу троих игроков топ-уровня одного поколения. До появления Месси весь футбольный мир спорил о том, кто является лучшим игроком в истории футбола — Пеле или Марадона (несправедливо забывая об Альфредо Ди Стефано и Йохане Кройфе). После 2011-го этот вопрос уже не актуален.

Лионель Месси сумел обратить свой недостаток — небольшой рост — в преимущество. Благодаря низкому центру тяжести и короткому шагу капитан «Барселоны» может «проходить сквозь» соперников, не теряя при этом равновесия. Он резко меняет направление бега. Проведя за первую команду «Барселоны» менее чем десять лет, он уже стал лучшим её игроком в истории. Доказано шестью «Золотыми мячами».

Читайте также: Топ-10 лучших нападающих в истории: от Пеле и Пушкаша до Месси и Роналду (+видео)

Но как минимум по одному «Золотому мячу» заслужили и Хави с Иньестой, или как в Испании их ласково называют, «Хавиньеста». В 2010-м году случился уникальный случай в истории этого приза (и что с того, что это был первый «Золотой мяч» ФИФА, а не France Football!): Месси, Иньеста и Хави заняли первые три строчки по итогам голосования. Пять раз в своей карьере Хави занимал в голосовании на самую престижную индивидуальную награду места в первой пятёрке, но ни разу её не выиграл — из-за великих Месси и Криштиану Роналду. При этом не покидает ощущение, что мозг «золотой «Барселоны» заслужил эту награду гораздо больше, чем некоторые другие обладатели «Золотого мяча», даже если брать исключительно XXI век.

Та же ситуация и с Иньестой, который в первой пятёрке побывал четырежды (ещё раз он занял шестое место в голосовании). Это, конечно, лишний раз дискредитирует награду.

Читайте также: Топ-10 лучших полузащитников в истории (+видео)

«Хавиньеста» вместе с Месси идеально постигли философию Кройфа и стали «повелителями пространства». Они были лучшими в том, что касается скорости принятия решений; видения игры, качества паса; способности вовремя притормозить, ускориться, взять паузу; первого касания, которым они уходят от соперников; способность менять направление атаки. В своей автобиографии Иньеста отмечал:

«Есть люди, считающие, что мой секрет кроется в первых десяти метрах окружающего меня пространства, которое я покрываю, начиная движение. Другие говорят, что я пожертвовал своим талантом бомбардира, отличавшим меня в детстве, чтобы уметь покрывать такие дистанции, какие я покрываю на поле теперь. Не знаю. Как я уже говорил, я просто делаю то, что интуитивно чувствую. Если бы я родился заново, я бы играл точно так же. Когда я выхожу на поле, я более-менее представляю себе, как впишусь в игру, на меня немедленно находит ощущение, на каких скоростях будет проходить матч, и как он будет развиваться. Иногда чувство, подсказывающее, что произойдет в игре, приходит за день до матча. Я представляю все это в голове, а потом все случается именно так. Или делаю что-нибудь на голой интуиции, ни на секунду не задумываясь об этом заранее. Мой мозг соображает очень быстро. Моя мама говорит, что иногда он работает так быстро, что недалеко до взрыва – это очень свойственная нашей семье черта».

Говоря обо всём этом, важно не забывать, что до появления Гвардиолы в «Барсе» годами считалось, что Хави и Иньеста не могут играть вместе. Хави даже подумывал уйти в «Милан», поскольку Луи ван Гаал не видел его в первой команде. Не был он твёрдым игроком основы и при Райкарде — в 2006-м Франк предпочёл выпустить в стартовом составе на финал Лиги чемпионов не Эрнандеса, а Эдмилсона.

Сам Гвардиола помимо этой «святой троицы» очень ценил ещё двух своих подопечных — Жерара Пике и Сержи Бускетса.

Сэр Алекс Фергюсон в своей автобиографии рассказал, что на одной конференции в Европе Гвардиола признался ему, что Жерар был лучшим игроком, которого он когда-либо подписывал:

«Он задавал темп игры, был точен в передачах, гарантировал уверенность и проникновение из глубины».

Бускетс — отдельная история. Ради этого полузащитника Пеп избавился от звёздного Яя Туре, который весьма недурно выглядел в опорной зоне «Барсы» несколько лет подряд, и который при переходе в «Манчестер Сити» стал одним из капитанов команды. Гвардиола разглядел в Сержи универсального футболиста, способного разрушить прессинг соперника разрезающей передачей по центру. Вот как Гвардиола описывал талант и умение Бускетса в книге Марти Перарнау «Пеп: конфиденциально»:

«Допустим, передо мной находится линия из пяти игроков соперника. Обычно они хотят быть уверены, что всё, что мы можем — это передавать друг другу мяч по кругу с фланга на фланг через центр поля в поисках пространства, не продвигаясь вперёд или же создавая другую опасность. Эта линия из пяти полузащитников неизбежно была бы плотно приставлена к четырём защитникам, расположившимся за ней — пространство между линиями попросту отсутствовало бы. Эти две компактные линии соперника вынуждают меня использовать пространство на фланге, чтобы избежать ошибки. Чтобы взломать оборону, в данной ситуации я бы использовал двух вингеров, которые предлагали бы себя при каждом удобном случае и были бы способны сыграть из глубины в требующих того ситуациях. Остальные нападающие пусть размещаются между этими двумя линиями. Теперь надо запутать всю линию из пятерых игроков соперника: расшатать её перемещениями, встряхнуть, внести беспорядок. Пусть они думают, что мяч снова пойдёт на фланг, а мы — бум! — и разрежем их строй в центральной зоне передачей на одного из нападающих. И на этом всё. Они, вывернутые наизнанку, внезапно начинают бежать за тем игроком, которого опекают. В основном именно так я разнимал свою команду с остальными на протяжении всей карьеры».

Гвардиола увидел в Бускетсе задатки будущего тренера ещё тогда, когда Сержи выступал во второй команде «Барселоны». В своей автобиографии Йохан Кройф тоже отмечал, что когда Гвардиола был игроком, люди из «Барсы» хотела от него избавиться, поскольку считали его долговязой каланчой.

«Все эти люди не видели главных качеств Гвардиолы, которые необходимы для выступления на высочайшем уровне: скорость принятия решений, техника, видение игры. Это феномен очень редко встречается в людях, но в его случае он присутствовал, несомненно. Вот почему теперь я с огромным интересом слежу за развитием карьеры Сержи Бускетса. В «Барселоне» постоянно говорят о всех прочих игроках, ведь они так хороши. Но мне было бы интересно посмотреть на всех этих игроков, когда Бускетса в команде уже не будет. Думаю, что все будут шокированы, увидев то, как сильно переменилась команда с его уходом. Думаю, что Бускетс станет хорошим тренером. Как и Гвардиоле, ему приходилось работать чуть усерднее, чем всем остальным, чтобы оказаться там, где он есть сейчас. Успех не дался легко ни одному из них».

Пеп Гвардиола:

«Для меня те времена [2008/09-2011/12] — моменты ностальгии и счастья, в те четыре сезона в небе сошлись все звёзды. Основной причиной успеха был огромный талант тех игроков, именно они выходят на поле. Мне нравится приводить в пример гольф: тренеры — это кедди [помощник игрока в гольфе, в чьи обязанности входит перенос спортивного инвентаря и помощь советами]. Мы даём игрокам клюшку, но именно они загоняют мяч в лунку.

Каждый знал свою роль и каждый играл свою роль. Все знали, что Месси лучший, и никто не хотел снять с него корону. Всё получалось само собой, мне не нужно было говорить: «Ты должен сделать то», «Ты должен сделать это». Роли были поделены, и если это кому-то не нравилось, он уходил из команды. Так мы и создали на длительное время нечто особенное.

Мы вызывали эмоции. Список выигранных нами трофеев — это всего лишь цифры, ничего больше. Главное, что многим людям нравилось то, как мы играем. Мы все помним два финала Лиги чемпионов, особенно второй. С 46-й минуты и до нашего третьего мяча мы играли потрясающе. Это — лучшая иллюстрация того, как мы хотим играть. Мы были группой молодых тренеров, которая пыталась превратить команду звёзд в нечто иное, и это работало четыре года.

Люди становятся тренерами по многим причинам. Моя мотивация — тактика. Я стал тренером, чтобы разбирать игру и находить решения. Основа, которую Кройф заложил в нас много лет назад, заключалась в следующем: если ты делаешь хорошо простые вещи, то это 75-процентная гарантия победы. А пас — одна из простейших вещей. После этого вещи становятся сложнее, но пас — это то, что объединяет команду. Мяч двигается по всему полю от одного игрока к другому, благодаря перепасовке в игре участвуют все футболисты. Над этим мы работали с самого начала.

Меня часто спрашивают: это была величайшая команда или одна из величайших. На этот вопрос нет ответа. Это как с недавно выпущенной книгой или недавно вышедшим фильмом: мы узнаем ответ на вопрос, хорошие они или нет, лет через 25. В зависимости от того, будут ли люди продолжать говорить о нас. Если мы после 25 лет всё ещё обсуждаем книгу, значит, она определённо хороша. Были ли мы лучше «Милана» Сакки, Бразилии Пеле или «Аякса» Кройфа? У всех своё мнение, которое они будут страстно отстаивать. Я могу сказать, что моя команда была идеальной. Но Кройф скажет, что его команда была лучше, а Арриго Сакки скажет то же самое про свой «Милан». И все будут правы.

Но если про нас будут помнить и 25 лет спустя, все эти люди будут говорить не о наших кубках, а о том, как мы играли. Если нас и будут помнить, то только потому, что людям нравилось на нас смотреть».

Больше интересных статей от авторов портала Footboom вы можете найти в разделе Публикации.

Поделитесь новостью с друзьями