Популярные темы

ГЛАВНОЕ НА СЕГОДНЯ

Дата: 24 апреля 2020 в 16:01


ГЛАВНОЕ НА СЕГОДНЯ
    Это интервью вряд ли кого-то оставит равнодушным. Сегодня многие хотят увидеть или хотя бы услышать рассказ тех, кто заразился коронавирусом и, слава Богу, излечился.  

      Ксении Жилкибаевой, в прошлом журналисту, а ныне пресс-секретарю областного управления здравоохранения области, удалось поговорить с девушкой, которая наделала шуму в городе. Она с супругом улетела на отдых в Египет, когда уже была объявлена пандемия. После летела домой в одном самолете с зараженным и через несколько дней узнала, что и у них с мужем такой же диагноз. Это были одни из первых случаев заражения костанайцев и очень болезненные и острые эмоции горожан, когда они узнали, что Костанай уже не единственный в стране, где нет коронавируса, и его стены, как говорится, пали...

 

Итак, ответы Анны (имя изменено) на самые часто задаваемые  костанайцами вопросы.

 

Анна — одна из троих пациентов, которые выздоровели после лечения коронавируса в инфекционном отделении Костанайской областной больницы. Больше месяца они с супругом провели сначала в изоляции карантинного госпиталя, а затем в стационаре на лечении.

— Аня, как вы? Дома?

— Да, дома уже. Слава Богу и врачам!

— Как вы себя чувствуете сейчас?

— Прекрасно чувствуем. В принципе, как и на протяжении всей болезни.

— Что вы сделали сегодня дома после столь долгого отсутствия? За чем особенно скучали?

— Просто за домом. Счастье есть.

— Я имею в виду мелочи, моменты… Кофе свежесмолотый, например?

— Точно. Муж сразу попросил сделать ему капучино и бутерброд. А я пока решила воздержаться: немного печень побаливает — отголоски вируса или приема препаратов.

— Сколько времени вы не были дома?

— В общей сложности полтора месяца. Непривычно было заходить в дом. Прямо волнение было, трепет. Мы научились ценить свободу и жизнь в целом. И это не пафос.

— Пусть это будет самое серьезное испытание в вашей жизни. Можно выдохнуть.

— Спасибо большое. Вот отсидим еще положенный домашний карантин, а потом действительно выдохнем. Хотя уже хорошо.

— Насколько я помню, в самом начале вы недооценивали серьезность ситуации, болезни? Что-то изменилось спустя все это время?

— Было такое. Мы были растеряны. Двоякое ощущение было: вроде здоров, а говорят – болен. Наверное, потому, что болезнь протекала в легкой форме. Спасибо врачам и всему медперсоналу на нашем пути за профессионализм и оперативность. Могло ведь все сложиться иначе. До сих пор есть ощущение страха от мысли, что было бы, если бы врачи не сработали слаженно и вовремя.

— Вы имеете в виду себя?

— Не только себя и мужа. Если бы схема не была так отработана, мы вполне могли заразить других. С одной стороны, думаешь, что все хорошо, нет симптомов ярко выраженных, а с другой… Как же хочется поскорее все забыть. Но мы хоть и были недовольны, мягко говоря, сложившейся ситуацией (изоляция, карантин, инфекция), но опасались за свою жизнь и выполняли все требования медиков.

— Вы ехали на отдых, когда COVID-19 был объявлен пандемией и вирус захватил уже несколько стран. Беда еще не коснулась Казахстана. И все же. Ехать-не ехать? Сомнения были?

— Конечно, я очень боялась. Я мнительная. Еще когда вирус был только в Китае, я уже тут у нас носила маску, заставляла мужа носить. И перед отъездом оба очень переживали. Но в турфирме нас заверили, что все будет замечательно, все ОТЛИЧНО, что нас это не коснется и в Египте спокойно. По факту мы прилетели в Казахстан к началу закрытия границ.

— Игра в рулетку?

— Вышло так. Но это был мой первый вылет за границу. Интерес взял верх над страхом.

— Давайте по хронологии. Сначала вы были в карантинном стационаре? Сколько времени? Как проходили дни там?

— Сначала нас в Алматы поместили в провизорный госпиталь, сутки мы пролежали там. Пришел отрицательный тест. Но по приезде домой нас сразу поместили на карантин, так как в самолете был подтвержденный зараженный. Там пробыли 12 дней.

— Когда вам сказали, что ваш анализ на КВИ положительный — это был 12-й день карантина — мысли о выписке, о доме, о чашке капучино?.. Как это было?

— Конечно — слезы, полное отрицание ситуации. Страх. Паника. Потом успокоились. В целом-то нам очень повезло, что мы полтора месяца были вместе. Это нас спасало, отвлекало от тяжелых мыслей. В какой-то момент мы подумали: главное, вместе, под присмотром специалистов, главное – выздороветь, а домой успеем. Сейчас понимаем, что хорошо, что у нас выявили вовремя и мы никого не заразили.

— Уж простите, но что было самое страшное во всей вашей истории?

— Муж очень переживал о перевозке, у него клаустрофобия, в капсуле не очень комфортно, да что уж там — страшно. Реально страшно и жутко. Так что скорая помощь, наверное, одно из ярких событий. В тот день была сильная метель, пурга. Помните? Но они не растерялись. Все четко, слаженно. Мы застряли в какой-то момент из-за погодных условий. Пока пробивались сквозь заносы и метель, ко мне постоянно подходили врачи, спрашивали, как мое состояние, все ли хорошо. В общем, скорая помощь на высшем уровне была.

— Прозвучит странно, но остались какие-то приятные воспоминания?

— Люди. Медики. Про скорую уже сказала. В областной больнице, например, Галина Ивановна, медсестра, как за родных детей, переживала за нас. Следила: что-то вредное увидит — не разрешала, всегда старалась по максимуму помочь. Главный врач больницы Юрий Сергеевич на протяжении всего нашего нахождения поддерживал с нами связь, да и в целом нас поддерживал морально. Боюсь забыть кого-то – всем спасибо! Санитарочка одна — к сожалению, забыла ее имя — добрая, отзывчивая, веселила нас. Хорошие люди.

— У вас был доступ к Интернету? К соцсетям?

— Да, конечно, нас ни в чем не ограничивали, единственное, мы понимали: что-то распространять или снимать в режиме ЧП незаконно, да и неуместно. Поэтому старались по минимуму выходить в соцсети.

— Заметили ли вы агрессию общества по отношению к инфицированным КВИ и что думаете по этому поводу?

— Даже очень. Читая комментарии в одном из СМИ города: «сжечь их», «это из-за них все случилось», — очень расстроилась.

Теперь могу ответить: люди, никто не застрахован и никто не знает, что с нами может случиться. Но даже сейчас, если каждый будет сохранять спокойствие и соблюдать карантинный режим, ситуация станет значительно лучше. Всем терпения и здоровья, особенно врачам и госслужащим, в столь непростое время.

— Я правильно понимаю — наше интервью будет анонимным?

— Думаю, да, не хочется, чтобы потом люди от нас шарахались.

— Кто-то из ваших друзей, знакомых знал, где вы и от чего лечились?

— К сожалению, да, родственники и друзья знали , что мы летим отдыхать , думаю, не сложно сопоставит факты было (даты рождения, передвижения, о которых сообщили СМИ).

— Звонили сегодня близкие, радовались?

— Мы приехали домой около часа дня и до сих пор принимаем звонки и поздравления, как будто еще раз женимся.

— Какие планы на ближайшие карантинные дни?

— Спорту уделим время. Муж будет учить английский язык.

— О чем мечтаете?

— У меня скоро день рождения, и я надеюсь, что в ближайшее время все наладится и станет прежним, все будут здоровы.

— В это сложное для всех нас время медицинские работники «на передовой», работают много, тяжело, подолгу не видят свои семьи и при всем этом тоже ежедневно отгребают, уж простите, от диванных «экспертов — эпидемиологов и инфекционистов».  


—  Теперь я знаю – герои рядом. Мы просто их не замечаем. Терпения вам, уважаемые врачи, сестры, санитары. Не обращайте внимания на злых людей. Здоровья вам и всего самого светлого и доброго!

— Спасибо вам за откровенность. Будьте здоровы!

 

Подготовила Инна Педан

 

 

 

Поделитесь новостью с друзьями