Популярные темы

Олег Вьюгин: «Власти будут искать способы сосуществования с вирусом»

Дата: 22 апреля 2020 в 14:12 Категория: Новости политики


Олег Вьюгин:

На сайте фонда «Либеральная миссия» был опубликован доклад «Коронакризис-2020», в котором прогнозируется резкий спад российской экономики и критикуются действия правительства за недостаточную поддержку населения и малого бизнеса. Ряд оценок, содержащихся в докладе, прозвучали через день после его публикации в речи Владимира Путина на совещании по экономическим вопросам. А новые меры поддержки малого бизнеса перекликаются с рекомендациями экономистов. Радио Свобода поговорило с одним из авторов доклада – председателем Наблюдательного совета Московской биржи, профессором НИУ ВШЭ Олегом Вьюгиным.

– Доклад «Коронакризис-2020» появился на сайте «Либеральной миссии» 13 апреля, и уже на следующий день Путин потребовал от правительства «адекватных» мер поддержки экономики, а еще через день объявил о безвозмездной помощи малому бизнесу, практически следуя одной из рекомендаций доклада. Это простое совпадение или можно говорить о смене курса?

– Я думаю, что это совпадение. Люди мыслят в одном направлении. Может быть, не сам президент, а тот, кто ему эти выступления готовил. И, надо сказать, совпадение это иллюзорное. Из реальной чисто финансовой помощи там 500 миллиардов. Из них 80 миллиардов – малому бизнесу. Это доли процента ВВП. Гуриев же говорил ровно противоположное. Он предлагал сделать упор на помощи населению и малому бизнесу. В государственном пакете акцент все равно сделан на крупных, системообразующих предприятиях. Это такой же подход, который был в 2008 году, когда спасали российскую экономику. Там тоже были льготные кредиты, гарантии, и все это касалось крупных предприятий.

– Чем плох такой подход?

– Это чревато тем, что восстановление малого и среднего бизнеса будет проходить очень медленно и трудно. Но есть еще какая-то морально-социальная сторона: карантин объявлен, людям не дают возможности работать, они теряют источники доходов. И тут есть два варианта. Можно сказать: «Ребята, терпите. Вы же как-то жили раньше… Сейчас у вас нет дохода – ищите, как вы этот доход восстановите. Может, побегаете где-то (хотя бегать сейчас тоже особо не разрешают). Главное, чтобы не умерли». И если не умрут, все равно потом к этому бизнесу вернутся. И есть подход, я бы сказал, европейский. Когда действует концепция, согласно которой людям надо помогать в трудной ситуации.

– Экономист Сергей Гуриев в рамках того же доклада предложил в период действия ограничительных мер – 2-3 месяца – платить всем россиянам, у которых есть ИНН, по 20 тысяч рублей в месяц. Если сюда добавить пакет предложенной там же помощи малому бизнесу и представить, что правительство все это реализует, что будет с инфляцией?

– Ничего особенного не будет. Потому что сейчас практически у всех, кроме тех, кто занят в крупных предприятиях вроде «Норильского никеля», «Газпрома» или «Роснефти», доходы сократились. Это значит, что сократился спрос. Когда экономика будет выходить из карантина, будут сниматься ограничения, спрос будет по этой причине крайне низким. Это означает, что восстановление экономической активности будет крайне медленное. Раскручивание пойдет с «низкого старта». Нужен будет месяц, второй, третий, чтобы мы попытались вернуться к тому уровню спроса, который был до карантина. И то не факт, что он полностью восстановится. Если же какие-то деньги выплачивать, это будет означать, что поддерживается в первую очередь спрос на продукты питания. И когда будут сняты ограничения, все быстрее вернется к росту. У людей будут деньги, чтобы сразу предъявить их на рынке.

– Но ведь помимо крупных компаний и малого бизнеса есть огромный госсектор, который чувствует себя неплохо: зарплатам ничто не угрожает вне зависимости от того, работают они или нет. Они ведь тоже создают спрос. А из-за ограничений нет не только доходов, но и работы –​ товары не производятся, услуги не оказываются. На цены все это не повлияет?

– Нет, потому что сейчас существенный спад спроса. Если его подпитать, то когда закончатся ограничения, те виды бизнеса, которые сейчас остановлены, мгновенно восстановят предложение. Парикмахерские вернутся к своей работе. Если они сохранятся. Рестораны начнут работать, если сейчас не закроются навсегда.

Денежные меры, о которых говорил Гуриев, позволят сохранить фонды, ключевой персонал и на выходе спрос. И таким образом экономика быстро восстанавливается. Есть другой вариант: можно этого не делать, и тогда все будет развиваться очень медленно. Будем очень долго возвращаться к тому уровню, который был раньше.

Что же касается крупных предприятий: они как работали, так и будут работать. Только «удаленку» уберут. И в этом, собственно, вся логика решений правительства. Они понимают, что большую часть ВВП создают бюджетный сектор и крупные компании, которые выкрутятся. Поэтому с точки зрения ограниченности ресурсов нет экономического смысла тратить деньги на какую-то помощь небольшому бизнесу и гражданам. Тем более, что цена на нефть низкая, и непонятно, сколько средств из Фонда национального благосостояния понадобится, чтобы замещать доходы бюджета в период невероятно низкой цены на нефть. Какая она [цена] будет, никто же не может сказать, можно только прогнозировать.

– И все же, если правительство действительно решит оказать серьезную поддержку малому бизнесу, насколько критичной будет та задержка, с которой будет принято это решение?

– Это абсолютно критично, потому что люди принимали решения, когда 1 апреля начался серьезный карантин. Именно тогда кто-то принимал решение закрыть бизнес, кто-то – еще поболтаться и выжимать все ресурсы, чтобы ключевой персонал не разбежался и не ушли арендные площади.

В каком-то смысле Россия поступила опять оригинально. Вот немецкий подход (он наиболее яркий): сразу выдать деньги. А потом, на этапе подачи деклараций в Федеральную налоговую службу ФРГ, будет проводиться проверка. Если у вас был доход, а вы взяли эту помощь, деньги придется вернуть. Или вы взяли помощь, а бизнес не сохранили и людей уволили, деньги придется вернуть. Вплоть до уголовной ответственности.

А у нас сделали наоборот. Если вы к 18 мая сумеете выжить, вам дадут по 12 тысяч на нос за апрель и за май. Такой подход. Посмотрим, чей лучше сработает.

– Если карантинные меры затянутся, спасет ли раздача денег? Или придется вводить нормированное распределение – талоны, карточки…

– Если есть деньги и «тумбочка», из которой их можно брать, можно и дальше продолжать такую помощь. И это ситуацию спасет, ведь агропромышленный сектор работает. Страдают экспортно-импортные поставки, но, в принципе, без еды не останемся. Германия, например, решила сейчас нанять 80 тысяч мигрантов на уборку спаржи и клубники.

Но я считаю, что на многие месяцы карантины не затянутся. Это просто невозможно. Начиная с мая, может быть, ближе к июню карантинные ограничения будут постепенно сниматься. Власти будут искать способы сосуществования с этим вирусом, чтобы избежать экономической катастрофы.

– Многие остались не просто без денег, но и в долгах перед банками. Алексей Кудрин на днях сказал, что нынешние проблемы предприятий приведут к тому, что через 3-6 месяцев придется спасать банки. Насколько этот прогноз относится к долгам населения?

– Через месяц-два у банков в отчетности начнет появляться большая доля просроченных кредитов. Там сроки просрочки – 30 и 90 дней. 30 дней – это срок, который на капитал почти не влияет, а 90 – это уже капитал. В этот момент и понадобится помощь банкам.

Как может развиваться ситуация? Займы физических лиц составляют около 11 триллионов. Там довольно значительная доля ипотеки, с которой больших проблем, я думаю, не будет. Предусмотрена всяческая помощь, и она может быть увеличена. Это вопрос строительного сектора. В системе координат правительства это серьезная вещь – это экономика и темпы роста. Это не кредит на покупку «айфона». Но около половины – это необеспеченные потребительские кредиты, по которым могут быть дефолты, и их будет довольно много – несколько триллионов рублей. Это будет нагрузка на капитал. Если у банков возникнут проблемы, вмешается ЦБ. Меры, я думаю, будут стандартные. Если масштаб проблем не будет угрожать банковской системе, будут банкротства банков. Если проблема примет системный характер, будет помощь. Триллион-другой будет добавлен в капитал.

– То есть опять будут спасать банки, а не заемщиков? Это не вызовет социального взрыва? Если несколько тысяч заемщиков по валютной ипотеке устроили шума, что устоят миллионы с потребительскими кредитами?

– Есть большая разница между ипотечными кредитами и потребительскими. Если вы в дефолте по ипотеке, у вас забирают квартиру, вам негде жить. На улицу, конечно, не выгонят, но это очень большая проблема. В случае потребительского кредиты: вы не платите – ну и что? Ну будут вам звонить собиратели долгов, так их уже приструнили несколько лет назад. Банкротство – неприятная процедура, которая оставляет «пятно» за спиной. Поэтому будет такое перетягивание каната. Люди будут пытаться платить, но если не будет денег, то и не будут платить. И банки эти кредиты будут потихоньку продавать, а потом списывать.

Путин и Россия.

20 лет

Виджет для Сноба

Реклама вертикальная

Тэги новости: Новости политики Владимир Путин
Поделитесь новостью с друзьями