Популярные темы

COVID-19: насколько по-разному пандемия влияет на мужчин и женщин. И почему

Дата: 19 апреля 2020 в 12:27 Категория: Здоровье


COVID-19: насколько по-разному пандемия влияет на мужчин и женщин. И почему

Пандемия COVID-19 имеет абсолютно разные последствия для мужчин и женщин — и не только в плане здоровья. Казалось бы, вирусу должно быть все равно, кого заражать. Почему пол имеет такое значение?

Этот коронавирус не щадит никого — ни водителей автобусов, ни премьер-министров. Нравятся ли ему больше люди определенного пола? И как такое может быть? Ведь вирус — это практически неодушевленный кусочек дрейфующего генетического материала. Он не может сознательно делать выбор.

И все-таки он совершенно по-разному влияет на разные группы населения. Наиболее очевидная разница — между мужчинами и женщинами.

Разница эта не только в течении самой болезни, но и в ее долгосрочных последствиях — для состояния здоровья и экономических.

Одно из самых поразительных различий состоит в уровне смертности. Например, в США от коронавируса гибнет вдвое больше мужчин, чем женщин.

В Западной Европе 69% всех умерших от коронавируса — мужчины. То же самое наблюдается и в Китае, и по всему миру.

Ученые из Университетского колледжа Лондона ведут гендерную статистику заболеваемости в странах мира, пытаясь понять, почему такая разница. Причина пока неясна.

Согласно одной из теорий, реакция женской иммунной системы на вирус сильнее, рассказывает профессор иммунологии Оксфордского университета Филип Гулдер.

«Иммунная реакция на вакцины и инфекции вообще более агрессивна и более эффективна у женщин по сравнению с мужчинами», — говорит он.

Отчасти это потому, что у женщин — две X-хромосомы, а у мужчин одна, что может быть важным при столкновении с коронавирусом.

«В частности, белок, по которому коронавирусы распознаются, закодирован в X-хромосоме, — продолжает Гулдер. — В результате этот белок выражается в виде двойной дозы во многих иммунных клетках у женщин — в отличие от мужчин. И иммунная реакция женского организма на коронавирус, соответственно, усиливается».

Другое объяснение — разный образ жизни мужчин и женщин. Это проявляется, например, в курении, которое влияет на уровень сопутствующих заболеваний — болезней сердца, хронических легочных заболеваний и онкологий, рассказывает Гулдер. Всё это влияет на исход инфекционной болезни, вызванной коронавирусом.

«Особенно заметна такая разница в некоторых странах — например, в Китае, где курят 50% мужчин и только 5% женщин».

Однако на данном этапе пандемии мы еще не можем однозначно сказать, какая из причин важнее — или, может быть, влияют и та, и другая.

Есть, однако, еще один важный аспект того, как по-разному пандемия влияет на мужчин и женщин.

Мишель Тертилт, экономист из Мангеймского университета (Германия), с коллегами собирает свидетельства этого — на примере работников и работниц США.

Так вот, так называемый локдаун уже стоил работы огромному числу людей, и экономике многих стран угрожает рецессия.

Но и в безработице мужчины и женщины не равны. Обстоятельства этого, правда, действительно уникальны и, по словам Тертилт, отличаются от типичной рецессии.

В США в марте потеряли работу 1,4 млн человек, что стало крупнейшим всплеском, начиная с 1975 года. Женщины пострадали больше — среди слабого пола безработица выросла на 0,9% (у мужчин — на 0,7%).

Необычность нынешнего кризиса, помимо прочего, состоит в том, что обычно при рецессии от безработицы больше страдают мужчины — потому что в основном именно они работают в тех сферах производства, которые тесно связаны с экономическими циклами — например, в строительстве или промышленности.

Женщины, напротив, больше заняты в таких отраслях, как здравоохранение и образование.

Но сейчас на трудоустройство влияют иные факторы. Один из них — являетесь ли вы ключевым или важным работником.

Коллектив ученых под руководством Тертилт считает ключевыми работников в сферах здравоохранения, транспорта, силовых структур (полиции), сельского хозяйства, рыболовства, лесного хозяйства, техобслуживания и ремонта.

Согласно этой классификации, в важных отраслях работает 17% женщин и 24% мужчин.

Второй серьезнейший фактор — имеют ли люди возможность работать из дома, «на удаленке». Понятно, что если бизнес-аналитик вполне способен работать дистанционно, то бармен — нет.

Тертилт обнаружила, что среди мужчин больше тех, кто имеет возможность работать из дома — 28% (22% среди женщин).

«Если вдуматься, то это неудивительно: очень много женщин работает в ресторанах, в сфере туризма. Но по всему миру рестораны и бары закрыты, и почти никто не путешествует».

«С точки зрения экономических перспектив, под удар прежде всего попадают низкооплачиваемые, молодые представительницы рабочего класса», — комментирует Наташа Мудхар, исполнительный директор и соучредитель The World We Want, организации, называющей себя глобальным движением, деятельность которого направлена на достижение сформулированных ООН целей в области устойчивого развития.

Разрыв в оплате труда между мужчинами и женщинами усугубляет неравенство: женщины не только быстрее теряют работу, но они и получают за нее меньше.

В США женщины зарабатывают только 85% от того, что зарабатывают мужчины. В Австралии эта цифра равна 86%, а в Индии — 75%.

Дело еще более ухудшается в отношении женщин определенных рас и национальностей: например, в США черные женщины зарабатывают на 21% меньше, чем белые.

В еще худшем положении родители-одиночки. В США таких, по данным Тертилт, 20 млн, и три четверти из них — женщины.

«Только представьте — они не смогут работать, — говорит Тертилт. — Даже если такая женщина — медсестра или врач, даже если она работает в важной для общества сфере, все равно — если у нее дома ребенок, она не сможет оставить его одного».

Даже если такие родители и имеют возможность работать дистанционно, не очень реалистично предполагать, что они в состоянии полноценно выполнять свои обязанности, когда маленький ребенок постоянно требует к себе внимания.

«Особенно это касается матерей-одиночек, — подчеркивает Тертилт. — Они сейчас не могут нанять няню или попросить посидеть с ребенком бабушку или соседку. Так что они теряют работу».

Проблема еще и в том, что даже в тех странах, где правительство финансово поддерживает лишившихся работы (Великобритания, Германия, США), такие родители могут не соответствовать критериям — предположим, в том случае, если они бросили работу до того, как эта схема была введена в действие.

«Все эпидемии имеют разные для представителей разного пола последствия, — говорит Клэр Уэнем, доцент Лондонской школы экономики и политических наук. — Проблема в том, что раньше никто об этом не говорил, и политики были не в курсе».

Уэнем с коллегами исследовали последствия вспышек вирусов Зика и Эбола для мужчин и женщин, а теперь изучают, что происходит из-за нового коронавируса.

Одним из последствий эпидемии Эболы в Сьерра-Леоне был значительный скачок в материнской смертности. «Из предыдущих эпидемий мы знаем, что все ресурсы обычно брошены на борьбу со вспышкой, — говорит Уэнем. — Это означает, что плановое предоставление медицинских услуг прерывается».

Вдобавок ко всему, в результате пандемии все чаще приходят сообщения о случаях домашнего насилия.

Во Франции, например, в первую же неделю локдауна число таких случаев выросло на треть, в Австралии — на 75%, в Ливане — вдвое.

И хотя домашнее насилие задевает и мужчин, основные страдания испытывают женщины: например, в США они с вероятностью, большей вдвое, подвергаются насилию со стороны сожителя. Риск стать жертвой изнасилования для женщин в 14 раз выше.

«Когда вы запираете людей дома в период, полный стресса, когда у людей нет денег, когда нет работы, вам не надо быть ученым, чтобы понять, почему это приводит к домашнему насилию», — говорит Уэнем.

В настоящее время картина складывается бесспорно мрачная — для каждого пола по-своему.

Для мужчин, особенно принадлежащих к старшим возрастным группам, самое главное беспокойство вызывает возможность тяжело заболеть и умереть. Для женщин, которые с большей долей вероятности выздоравливают, заразившись, последствия могут растянуться на годы вперед.

Как говорит Уэнем, правительствам еще не поздно позаботиться о тех, кто пострадал более других экономически. Можно сделать много такого, что позволит смягчить финансовый удар, нанесенный этим людям.

«Мы должны подумать о том, как экономически стимулировать женщин во время и после пандемии, как вернуть их на работу, — говорит она. — Например, предоставить им услуги по уходу за детьми».

Однако исследование Тертилт обнаружило свет в конце тоннеля. Фактически — два лучика надежды.

Первый — гибкий подход к рабочему месту. «Миллионы предпринимателей и компаний на ходу приспосабливаются к работе из дома», — указывает она.

В марте в некоторых районах США на 200% увеличился объем работы, выполняемой дистанционно.

«В определенных рамках это может превратиться в норму и поможет легче сочетать карьеру и семью, — говорит она. — Именно женщинам пойдут на пользу такие перемены в бизнес-культуре, поскольку в основном именно они ухаживают в семье за детьми».

Второй лучик надежды — возможная перемена ролей во время локдауна, хоть и вынужденная. «Представьте себе семью, где жена — врач в больнице, на переднем крае борьбы с коронавирусом, а муж работает из дома, — говорит она. — В такой семье муж вдруг становится главным по уходу за детьми».

Учитывая то, что в 60% американских семей такая роль традиционно отведена женщине, это будет серьезной переменой с долгосрочными последствиями, считает Тертилт.

Опыт Германии и Швеции, где у отцов есть возможность взять отпуск в связи с рождением ребенка, показал: этот опыт надолго изменяет мужской подход к воспитанию детей.

«Даже если карантин и самоизоляция продлятся месяц-два, долгосрочные последствия неминуемы, — уверена Тертилт. — А уж если дольше — последствия будут еще серьезнее».

Любой кризис в здравоохранении усугубляет и выпячивает неравенство в самых разных сферах жизни. Гендерное неравенство — лишь один из примеров.

Скажем, в Соединенных Штатах города с большим афроамериканским населением несут основную тяжесть пандемии.

Однако это подчеркивает проблему, которая существовала задолго до пандемии — неравенство в доступе к медицинскому обслуживанию. Чернокожие чикагцы, например, в среднем живут на девять лет меньше, чем их белые соседи.

Те, у кого есть сопутствующие проблемы со здоровьем, больше рискуют умереть от Covid-19. А диабет и сердечно-сосудистые заболевания в непропорционально большей степени затрагивают афроамериканцев.

Да, вирус не щадит никого, но это не значит, что все члены общества испытывают одинаковый риск.

Все как раз наоборот: этот вирус отчетливо показывает неравенство в сфере здравоохранения — гораздо яснее, чем когда-либо.

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Future.

Тэги новости: Здоровье
Поделитесь новостью с друзьями