Популярные темы

Россия наградит последних британских ветеранов арктических конвоев

Дата: 19 апреля 2020 в 08:57


Россия наградит последних британских ветеранов арктических конвоев

Ветераны арктических конвоев, перевозивших во время Второй мировой войны гуманитарную и военную помощь Советскому Союзу, получат от правительства России медали в честь 75-летней годовщины последнего рейса.

С 1941 по 1945 год из Британии к берегам русского Севера были отправлены 78 конвоев, против которых немецкая армия использовала линкоры, эсминцы и подводные лодки. В тех боях Британия потеряла 85 торговых судов и 16 боевых кораблей. 3 тысячи британских моряков погибли.

Их подвиг и вклад британского флота в исход Второй мировой были забыты в годы холодной войны, но в последнее время российские власти неоднократно о них вспоминали. По данным посольства России в Британии, примерно 550 ветеранов конвоев еще живы.

94-летний Харольд Будьер из Уэльса 75 лет назад был в составе экипажа последнего Арктического конвоя, вышедшего в СССР с военно-морской базы в Шотландии.

Он поступил на службу в торговый флот в Кардиффе в 1944 году, когда ему было 18 лет. Харольд страдал дальтонизмом, и дорога на боевой корабль была для него поначалу закрыта.

Однако в условиях больших потерь на счету был каждый человек, и вскоре Будьер был откомандирован в Ливерпуль на борт авианосца «Премьер», перевозившего самолеты и участвовавшего в маневрах и установке подводных мин против немецких субмарин у берегов Норвегии.

18 апреля 1945 года «Премьер» в составе конвоя JW-66 вышел к берегам Советского Союза.

Этот конвой из 25 кораблей охранял 27 судов, в основном американских, которые везли груз в Мурманск. Самолеты на борту авианосца обеспечивали поддержку с воздуха.

В обязанности Харольда входило ведение документации инженерного блока, включая составление отчетов для адмиралтейства.

«Я печатал очень медленно, но ошибок не делал», — вспоминает ветеран.

«Я играл в футбол за инженерную команду и за команду корабля. Когда мы стояли в Скапа-Флоу (гавань в Шотландии — прим. Би-би-си), кому-то пришла идея сыграть в регби. Меня спросили, на какой позиции я могу играть в регби, я ответил — блуждающий полузащитник, а когда сказал, что я из Кардиффа, меня тут же взяли в команду», — рассказывает Будьер.

По пути в Мурманск «Премьер» не попал в поле зрения немецких подлодок и добрался до места без происшествий. Пять дней авианосец провел в акватории мурманского порта.

«Мы ходили в небольшую рыбацкую деревню. Я люблю одиночество и просто хотел побродить вокруг, но вдруг меня остановил русский солдат с винтовкой со штыком. Он не говорил по-английски, я не знал русского. Он развернулся и пошел прочь», — вспоминает ветеран.

В той деревне Харольд сменял пару носков на бутылку водки.

«У нас не было водки во время войны, и я привез бутылку в подарок своей девушке. На корабле нам давали только рюмку рома в день».

На обратном пути авианосец Харольда шел в составе конвоя RA-66. Но на этот раз у Кольского полуострова их поджидали 14 немецких субмарин. Тот бой стал последним для военного флота Британии во Второй мировой войне.

От вражеской торпеды погибли 97 моряков на эсминце «Гудолл», а 29 апреля британцы потопили две немецких подводных лодки.

«Премьер» осуществлял патрулирование, его истребители отразили вражеский налет.

Один британский противолодочный самолет, «Эвенджер», возвращаясь с задания, не рассчитал траекторию и ударился о корму авианосца.

«Он запутался в снастях, загорелся двигатель, но к счастью трое пилотов смогли выбраться, а самолет распутали и сбросили в море», — вспоминает ветеран.

В шотландскую гавань Скапа-Флоу «Премьер» возвратился 7 мая 1945 года, где его застала весть об окончании войны.

«По внутренней связи нам объявили, что война окончена, и завтра половина экипажа может сойти на берег в увольнительную. Мне повезло, я оказался в этой половине. Мы пошли в столовую, поели и довольно много выпили», — рассказывает Харольд.

«Я обычно не крал стаканы в пабах, но в тот день я вынес полную кружку пива для моего друга, который остался на борту. Я пронес ее вдоль набережной, поднялся по трапу и вручил своему другу. Он выпил и вернул кружку мне, я до сих пор ее храню. Каждый год в день Победы я хожу в паб только с ней».

После распада Советского Союза Харольд Будьер ездил в Мурманск по приглашению мэра города и жил в семье учительницы английского языка и капитана российского Северного флота, которые никогда не бывали в Британии.

Он долго поддерживал с ними связь.

«Они были большими энтузиастами и открыли собственный музей», — говорит ветеран.

В свое время Харольд также вступил в некогда популярный Клуб ветеранов «русских конвоев» Южного Уэльса. По его сведениям, только двое из членов клуба ещё живы.

После войны Харольд изучал химию, физику и математику в Университете Кардиффа, после чего решил снова устроиться на работу в торговый флот на должность помощника казначея.

Некоторое время он работал на своем родном «Премьере», который был переоборудован в торговое судно и получил новое название «Звезда Родезии».

Алану Хиггинсу сегодня 96 лет, во флот он пришел еще несовершеннолетним юношей.

«Я мыл палубы и готовил чай, а когда мне исполнилось 18, я стал телеграфистом и имел дело с множеством сообщений и кодов», — рассказывает Хиггинс.

Впервые к берегам России он отправился на борту легкого крейсера «Эдинбург» в декабре 1941 года. Он вспоминает, что на праздничный рождественский обед команда получила по полбанки мясных консервов и пирог с почками и рисом.

Всего на его счету — участие в восьми арктических конвоях.

30 апреля 1942 года, через два дня после выхода из порта Мурманска, «Эдинбург» был атакован, в него попали немецкие торпеды. Ощущение было такое, словно кто-то сильно зажал корабль в трясущейся руке, вспоминает он.

Был мощный взрыв, из соседних отсеков стали раздаваться стоны раненых и умирающих. Разлетались восьмидюймовые стальные перегородки.

«Это произошло после четырех часов дня, мы все в это время пили чай», — вспоминает Алан.

Подбитый крейсер продолжали атаковать немецкие эсминцы и субмарины, экипажу пришлось покинуть корабль. 840 человек удалось спасти, 58 моряков погибли.

«В это самое время в тясячах миль оттуда, в моем родном городке, моя мать сказала отцу: «Алан в беде», — рассказывает ветеран.

Он и правда думал, что ему не спастись. Оказавшись в ледяной воде, он прикидывал, через сколько минут он умрет, но вовремя подоспела помощь.

«Но страшно мне не было, все происходящее казалось закономерным», — говорит Хиггинс.

«Эдинбург» перевозил 5 тонн золота в слитках, это была плата советского правительства за поставки сверх программы ленд-лиза. Груз, стоивший многие миллионы, ушел на дно Северного моря, и лишь 40 с лишним лет спустя был поднят на поверхность.

Харольд, Алан и другие ветераны арктических конвоев уже имеют российские награды. Теперь они получат медали к 75-летию Победы, но на этот раз из-за карантина награды будут отправлены им по почте.

Харольд Будьер надеется, что история конвоев никогда не будет забыта.

«Они — очень важная страница той войны. Они были забыты, потому что британское правительство относилось к ним негативно. Мы называли их «русские конвои», а не арктические», — говорит Будьер.

«Это было так давно, что, возможно, звучит как битва при Ватерлоо. Но я часто рассказывал о том времени в школах, и детям это действительно интересно», — добавляет Алан Хиггинс.

«Мне 48 лет, я училась в школе в Советском Союзе, но нам никогда не рассказывали про русские конвои. Все, что мы учили, было только о Великой Отечественной войне», — говорит Алевтина Кемпстер, которая живет в Британии и является организатором ежегодных памятных мероприятий в Кардиффе.

«Но когда я познакомилась с мистером Хиггинсом и мистером Будьером, я поняла, какую невероятную помощь они оказали в войне. Об этом очень важно помнить», — добавляет она.

«Важно показать, что мы о них помним, об их героизме и роли в нашей общей победе. Мы благодарны им и сохраним память о них, — сказал представитель посольства России в Британии. — Мы решили, что награждение медалью — прекрасный способ поздравить их с годовщиной великой Победы».

Поделитесь новостью с друзьями