Популярные темы

Мир «завис»

Дата: 17 апреля 2020 в 13:24


Мир “завис”

Марта Рогова
191 страна мира закрыла все школы из-за пандемии. Полтора миллиарда школьников (91 процент) на планете (по данным ЮНЕСКО) нынешней весной осваивают знания дистанционно. Дело, впрочем, не только в учебе. Никто ни в одной стране мира не ожидал, что одномоментно столько людей, оставшись дома, «ломанутся» в интернет (хотя предположить такое было бы логично). Стриминговые платформы разве что не закипали от количества желающих ими воспользоваться: от друзей, устраивающих вечеринку по конференц-связи, до удаленно работающих и обучающихся.
Пандемия стала точкой отсчета для нового витка развития человечества. Мир фактически вступил в новую эпоху цифровой реальности — самоизоляция просто не оставила ему другого выбора.
Мы попытаемся рассмотреть, с чем же наша страна пришла к этой поворотной точке

Казахстан, как и многие другие страны, также пытался сделать ставку на стриминговые онлайн-платформы типа ZOOM, Майкрософт teams, параллельно используя и собственные «Кунделик», «Билин Лэнд», «Дарын онлайн» и другие. И так же, как и в других странах, столкнулся с резким скачком нагрузки на каналы: только на «Кунделик» в первый день было 49 миллионов сессий (а до перехода на дистанционку ежедневное число сессий даже до миллиона не дотягивало).
Поскольку врачи всего мира уже сейчас осторожно намекают, что ждать окончания пандемии в ближайшую пару месяцев не стоит, и что следующая вспышка грядет уже этой осенью, то перспектива вновь осесть на карантине и с дистанционной работой/обучением весьма велика.
И готовиться к этому надо уже сейчас, срочно исправляя проявляющиеся в системах ошибки. В цифровой системе в первую очередь.
Главная проблема здесь — инфраструктурная. И мощности, и сети, и пропускная способность.
Начнем с доступа в интернет. В ходе блэкаута в связи с ЧП выяснилось, что рапорты о том, что «все населенные пункты/школы обеспечены компьютерами и подключением к интернету» несколько преувеличены. А там, где интернет-связь юридически присутствует, скорость не позволяет пользоваться (вынужденно в том числе) благами цифровой цивилизации. На днях вице-министр цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности РК Дарын Туяков сообщил, что еще в феврале Министерство с акиматами подписали план-график по развитию мобильного интернета (3G и 4G) в 928 сельских населенных пунктах. То есть как минимум четверть миллиона сельских жителей либо вообще отключены от сети, либо пользуются 2G-связью (то есть не то что ZOOM, там и WhatsApp через раз, и только на сообщения).

 

 

Сейчас в МЦРИАП признают, что с введением в стране режима ЧП возросли требования жителей к качеству интернета как в городах, так и в селах, что в свою очередь привело к высокой нагрузке на сети. «В период изоляции растет активность пользования в домашних сетях. Мы эту ситуацию мониторим. Вместе с операторами связи у нас есть план дальнейшей работы. Хотел бы заверить, что все меры для ответа на вызовы, с которыми мы сталкиваемся, примем и будем далее отслеживать ситуацию», — заверил Туяков.
Вот только в чем заключается этот план? От широких слоев общественности он, разумеется, сокрыт. И пока о нем можно судить лишь по редким пробивающимся в СМИ словам. Вот, например, тот же Туяков сказал, что низкая скорость интернета у казахстанцев — вина не операторов, а дело в цифровой грамотности абонентов, то есть самих граждан. Потому как, сказал он, «у каждого казахстанца есть по два-три смартфона. В одном доме, как правило, это пять-шесть смартфонов, планшетов, это создает большую нагрузку на Wi-Fi-роутеры».
Довольно странно слышать такое, особенно если учесть, что интернет-провайдеры в самые первые недели ЧП увеличили пропускную способность каналов передачи данных. И они вполне себе успешно работают в этом «увеличенном режиме» и сейчас. Значит, дело не в роутерах, а в имеющихся «свободных ресурсах», которые просто не желают использовать (но за которые мы все платим).
Туяков признался, что «сейчас существует потребность, чтобы обновлять базовые станции в городах». Значит, в ближайшее время мы должны ждать от МЦРИАП с операторами экстренного обновления этих станций. Чтобы потом два смартфона на роутер не останавливали интернет в стране.
Чего еще ждать от плана?
Однозначно мы ждем ускорения внедрения скоростного интернета в селах. Но! В условиях кризиса, когда каждый тенге на счету, вряд ли сейчас правительство решится закупать новую технику/программное обеспечение и даже кабели, чтобы обеспечить аул благами цифровой цивилизации. Тем более что методы по дистанционному обучению уже обкатывают, да и изначально школы в отдаленных поселках не собирались переводить на дистанционку.
Однако им и не надо выдавать новые деньги. Потому как все уже давно выделено и контракты все заключены.
Полгода назад АО «Казахтелеком» заявляло, что до конца 2020 года «2,5 тысячи госучреждений и 2,5 миллиона жителей сельской местности получат доступ к широкополосному интернету». А 2,5 миллиона человек — это треть всего сельского населения страны (оно составляет около 7,7 миллиона человек). Тогда же Министр цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности Аскар Жумагалиев заявлял, что до 2023 года к интернету подключат 97 процентов населения, а для оставшихся трех процентов обеспечат техническую возможность применения спутниковой технологии.
Вся цифровизация страны у нас идет через программу «Цифровой Казахстан» (в ней не только интернет в село, но и масса других проектов). Стоимость ее, по данным МЦРИАП, только за последние два года составила 41 миллиард бюджетных тенге. Впрочем, это несколько... преуменьшенно.
Тот проект, о котором рапортует «Казахтелеком», пару лет назад проходил через конкурс (его объявлял Мининформ) по определению частного партнера по проекту государственно-частного партнерства «Обеспечение широкополосным доступом сельских населенных пунктов Республики Казахстан по технологии волоконно-оптических линий связи». Проект ГЧП разделили на два лота, обусловленных близостью к сетям магистральных операторов, расположенных вдоль автомобильных и железных дорог. Сумма гарантии потребления государством услуг определена: не более 140,6 миллиарда тенге по первому лоту и 68,3 миллиарда тенге — по второму. То есть именно в такую сумму обходятся эти проекты государству до 2031 года (дата окончания проектов).
Есть еще миллиарды, которые выделяют сами операторы связи («Казахтелеком», «Транстелеком» и другие). Например, только «Казахтелеком» на обеспечение широкополосным доступом к интернету в отдаленных селах в ближайшую пару лет планирует потратить 57,8 миллиарда тенге (заем в 26,7 миллиарда тенге сроком до 13 лет предоставляет РБК, еще 31,1 миллиарда тенге — собственные средства компании). На эти деньги проложат 15 тысяч километров волоконно-оптических линий связи для обеспечения интернетом тех самых 2,5 миллиона жителей. Правда, это расчеты полугодовой давности и они не учитывают ослабление тенге. (Тут еще один вопрос: получается, что сам проект прокладки стоит 60 миллиардов, а его обслуживание на протяжении 10 лет — еще 160?)
В общем, при желании и наличии денег (а деньги уже есть) можно и быстро кабели проложить, и увеличить пропускную способность каналов передачи данных. Были бы желание и поручение сверху.
Сейчас, когда весь мир и Казахстан живут, работают и учатся в режиме ЧП, вылезает много ошибок, провалов и откровенной профанации ранее задуманного. Но уже понятно, что цифровая реальность становится новой действительностью. Коронавирус окончательно и бесповоротно поменял мир, который начинает новую жизнь. В ней цифровая доступность играет огромную роль. А это значит, что сейчас всем тем, кто в РК отвечает за «цифру», необходимо воспользоваться ситуацией.
Сегодня у властей есть и шанс, и продемонстрированная жизнью необходимость направить ресурсы на исправление ситуации. Чтобы уже к осеннему пику пандемии (который так усиленно предрекают врачи всего мира) подойти без сбоев в сети и жизни.

Нур-Султан

Поделиться:

Поделитесь новостью с друзьями