Популярные темы

«Ветряные мельницы» мировой политики

Дата: 25 февраля 2020 в 14:54 Категория: Новости политики


“Ветряные мельницы” мировой политики

Марта Рогова
Во Франции отключился первый реактор старейшей действующей АЭС страны. Экологи празднуют победу, прошлый и действующий президенты Франции тоже — закрытие станции было одним из их предвыборных обещаний.
Вот только стала ли остановка реактора показателем поступательного движения стран в сторону «альтернативных источников энергии» или это только «политически красивый шаг»?

В мире активизация обсуждения «правильности» использования атомной энергии случилась сразу после фукусимской катастрофы. Во Франции, которая в ЕС является лидером по использованию мирного атома, активисты требуют закрытия едва ли не всех станций, предлагая взамен использовать возобновляемые источники энергии (ВИЭ). Впрочем, «зеленые» в первую очередь настаивают на закрытии других, более грязных станций — угольных. Ну а АЭС просто «попала под раздачу».
Сворачивание проектов атомной энергетики сейчас весьма популярная в политике тема. Именно в политике, потому что, как правило, тема «зеленых» технологий наиболее часто всплывает в электоральный период. Так, собственно, произошло и во Франции, когда и Франсуа Олланд, и Эммануэль Макрон пообещали бороться с атомным злом. Не уточняя, впрочем, деталей.
А детали между тем самые интересные.
Начать с того, что во Франции планы снизить долю ядерной энергетики в электрогенерации с 75 до 50 процентов уже сдвинули с изначального 2025 года на 2035-й. В рамках достижения этой цели суммарную мощность всех АЭС хотят сократить до 63,2 ГВт, выводя из эксплуатации 14 из 58 действующих ядерных энергоблоков.

 

 

В проекте, который вносил в парламент еще Франсуа Олланд (Макрон потом его корректировал), заявлялось, что замещать выработку будут за счет солнечной и ветроэнергетики. И к 2030 году доведут долю ВИЭ до 40 процентов всего производства. Правда, как осторожно заявляли тогда (и сейчас) эксперты, это потребует усовершенствования технологий ВИЭ для доведения их производительности до востребованного рынком уровня.
Дело в том, что сегодняшняя атомная отрасль Франции — это не просто обеспечение внутреннего рынка, но и неплохая статья экспортного дохода. Франция является крупнейшим экспортером электроэнергии в мире. Годовой оборот отрасли составляет около 50 миллиардов евро, из которых более 10 миллиардов — экспортные операции. Помимо этого отрасль обеспечивает работой примерно 220 тысяч французов. А потому закрытие АЭС — это еще и социальный вопрос (недаром оба президента, обещая закрыть все станции, клялись не оставить без работы граждан).
А теперь самое интересное.
АЭС «Фессенхайм», первый из двух реакторов которой остановили на днях (второй планируют остановить летом), запустили в 1977 году, она была старейшей в стране. На ней уже неоднократно происходили поломки, что, собственно, и вызывало опасения. Как говорили в национальной энергетической компании EDF, ее дешевле закрыть, чем обеспечивать безопасность. (К слову, станция вырабатывала в среднем 11 миллиардов кВт в год — это около двух процентов от всего объема электричества, производимого во Франции.)
Остальные 14 энергоблоков, которые намереваются закрыть в ближайшие десятилетия, из той же серии: слишком старые и опасные.
Но пока экоактивисты радуются, власти страны вовсе не собираются отказываться от АЭС. Они просто решили «модернизировать» эту сферу.
Во-первых, объявленные планы властей по снижению суммарной мощности АЭС до 63,2 ГВт, прямо скажем, «с запасом» — дело в том, что даже до остановки «Фессенхайм» суммарная мощность всех АЭС страны составляла 63,1 ГВт.
Во-вторых, останавливая одни реакторы, Париж взял курс на создание реакторов бОльшей мощности и реакторов малой мощности. Сделать это должны правопреемники реорганизованной крупнейшей в стране атомной корпорации AREVA — компании Orano и Framatome.
В числе задач, стоящих перед компанией Framatome, — разработка новой версии реактора EPR большой мощности. Летом прошлого года уже сообщали о работе над усовершенствованием французского реактора EPR (эта аббревиатура имеет два варианта расшифровки — European Pressurized Water Reactor (европейский реактор с водой под давлением) либо Evolutionary Power Reactor (усовершенствованный энергетический реактор) поколения 3+. Этот проект имеет несколько модификаций, различающихся по мощности, базовой из которых является EPR-1600 номинальной мощностью 1600 МВт, которая является самой мощной из эксплуатируемых сейчас в мире моделей реакторов. (Сегодня в мире в стадии эксплуатации находятся два энергоблока с реакторами типа EPR на АЭС «Тайшань» в Китае. В Европе реакторы такого типа строят на третьих блоках АЭС «Фламанвилль» во Франции, «Олкилуото» в Финляндии (в стадии подготовки к вводу в эксплуатацию) и на АЭС «Хинкли Пойнт С» в Великобритании (в начальной стадии строительства).
Так что, закрывая старые станции, Франция просто создает им современную замену.
Параллельно с крупными реакторами взят курс на создание собственного французского модульного реактора малой мощности — 150-170 МВт. Причем не столько для собственного использования (хотя их строительство и использование предполагает удешевление процесса индустриализации), но для обеспечения сохранения Франции в атомной мировой гонке: подобные проекты уже разрабатывают в Китае, Корее, России, США, и даже Великобритания решила включиться в процесс (правда, пока до коммерциализации нигде не дошло).
Таким образом, если Франция реализует все задуманные планы как по созданию, так и по запуску реакторов нового типа, то уменьшится лишь количество АЭС (за счет закрытия старых станций), но совсем не снизится объем производимой энергии. А все заявленные французскими политиками планы можно лишь трактовать как стремление наращивать новые мощности за счет возобновляемых источников. (На поддержку развития возобновляемых источников энергии государство намерено выделить до 7-8 миллиардов евро против нынешних пяти миллиардов.)
 Испания, которая тоже объявила о планах закрытия всех пяти действующих в стране АЭС к 2028 году и всех угольных — в году текущем, рассчитывает заменить все мощности на ВИЭ. Однако сейчас возобновляемые источники энергии дают только 38,5 процента необходимого стране электричества, а атомные и тепловые — 22 и 39,5 процента соответственно. В столь короткие сроки научиться производить нужное количество энергии из ветра у Испании вряд ли получится. Особенно если учесть, что в ближайшие годы стране (как и всей Европе) понадобится больше электричества, в том числе и для развития энергоемких производств или зарядки электромобилей. Эксперты полагают, что Мадрид, скорее всего, пересмотрит свои намерения.
Пару лет назад стартовало строительство турецкой АЭС «Аккую» в провинции Мерсин на берегу Средиземного моря. Китай, реализуя программу сокращения выбросов, постепенно переходит на атомную энергию. И даже в Казахстане, где тоже, казалось бы, нет недостатка в солнце и ветре, предпочтение отдают мирному атому. Правда, четкого ответа — где, когда и за сколько — власти Казахстане еще не дали. Недавно вице-министр энергетики РК Сунгат Есимханов заявил, что «решение о строительстве АЭС не принято». «Мы занимаем первое место по добыче урана в мире, переработку и весь цикл должны делать. Пришли сейчас к тому, что уже топливо производить будем. Следующий этап, наверное, по циклу рассматривается — атомная станция», — сообщил он во время обсуждения вопроса в Парламенте РК. Однако, судя по всему, здесь вопрос кроется в первую очередь в финансах: ведь АЭС — энергия не только чистая, но и весьма дорогостоящая (в смысле строительства станции).

Нур-Султан

Поделиться:

Тэги новости: Новости политики
Поделитесь новостью с друзьями