Популярные темы

«Уперся. Значит, будут уголовные дела». Какие намеки не понял экс-глава Чувашии

Дата: 04 февраля 2020 в 21:27 Категория: Происшествия



На прошлой неделе в Чувашии стремительно сменилась власть. Вместо руководившего республикой 10 лет Михаила Игнатьева пост главы Чувашии занял депутат Госдумы от «Справедливой России» Олег Николаев. Президент Владимир Путин заявил, что ему неизвестно о каких-либо претензиях к прежнему главе республики со стороны правоохранительных органов. Но единственным пока главой российского региона, уволенным в связи с утратой доверия президента и избежавшим после этого уголовного преследования, остается бывший мэр Москвы, ныне покойный Юрий Лужков.

31 января — спустя два дня после отставки Игнатьева — блогер и активист Юрий Сидоров опубликовал запись своего телефонного разговора с ним.

— Михаил Васильевич, вам сил, как говорится. Ну, поддержки.

— Давай, спасибо.

— Это Юрий Сидоров вам звонил сейчас.

— Ну, вы тоже гадили достаточно, блин.

— Не, не, я же искренне поддержать.

— Юра, Юра! Ты вот столько нам бед наделал и так далее. Понимаешь?

Выходец из Тульской области Юрий Сидоров — человек в Чебоксарах известный своими акциями и перформансами. Михаилу Игнатьеву он как-то подарил русско-китайский словарь: региональные власти активно пытались заводить в Чувашию инвесторов из этой страны, что вылилось в ряд скандалов, ударивших по рейтингу главы республики. Прокурору — книгу Оруэлла «1984». А спикеру Госсовета — букет желтых тюльпанов. Ранее депутат опубликовал в своем «Инстаграме» ролик с одной из вечеринок, на которой парламентарии вместе с приехавшей в Чебоксары Наташей Королевой пели ее хит «Желтые тюльпаны — вестники разлуки».

Так получилось, что стремительный закат карьеры Игнатьева случился после очередной акции Сидорова. 15 января он подговорил иерея Евгения Гаврилова из села Шоршелы приехать в Чебоксары и прочитать молитву об изгнании коррупции и бесов из здания правительства Чувашии на Президентском бульваре. Сначала священник сообщил, что согласился в этом участвовать, «чтобы Господь защитил нас, дал нам разума и процветания нашей республике, чтобы мы друг перед другом были честны, старались бороться с коррупцией».

Вечером того же дня перепуганный батюшка говорил, что его обманули, что он не знал, что молебен как-то связан с политикой, и даже написал заявление в полицию. Но было уже поздно. Через три дня, 18 января, именно комментируя акцию Сидорова, Михаил Игнатьев заявил о необходимости «мочить» отдельных лиц, «которые приходят с разных регионов, хорошо здесь устраиваются и начинают писать, не знаю о чем и о ком». СМИ восприняли выступление главы республики как призыв мочить журналистов и блогеров — скандал вышел на федеральный уровень.

Спустя еще шесть дней Игнатьев неудачно пошутил над офицером МЧС, заставив его прыгать за ключами от новой пожарной машины. Когда после этого поведение главы Чувашии осудили однопартийцы из «Единой России» и глава МЧС Евгений Зиничев, стало ясно, что его дни во главе республики сочтены.

«Теперь у нас все пишут: не зря священник приезжал, сработало!» — рассказывает Би-би-си юрист, руководитель «Апологии протеста» Алексей Глухов.

Во главе Чувашии Михаил Игнатьев оказался в 2010 году, когда президент России Дмитрий Медведев поставил перед собой задачу сменить всех губернаторов-долгожителей. Уйти пришлось и первому президенту Чувашии Николаю Федорову. Первый министр юстиции России в правительстве Егора Гайдара, принимавший решение о выдаче Эриха Хонеккера Германии, возглавлял республику с 1994 по 2010 год. Потом он некоторое время работал министром сельского хозяйства России, был советником президента, остается вице-спикером Совета Федерации и до сих пор каждый год собирает в Москве встречи своих соратников и бывших коллег по чувашскому правительству. В Чебоксарах эти регулярные встречи называют заседаниями «правительства Чувашии в изгнании», говорит Глухов.

Выбор Медведевым в качестве нового главы региона Михаила Игнатьева, который до этого работал министром сельского хозяйства республики, многих в Чебоксарах удивил.

«Игнатьев — крепкий чувашский мужик, и русский у него не родной, — объясняет Глухов. — Он думает по-чувашски, а потом переводит свою мысль на русский». Многим памятен курьезный случай, когда при личной встрече Игнатьев оговорился и назвал Медведева «Василием Петровичем».

Назначение Игнатьева стало сюрпризом для многих, в том числе для Федорова, который очень быстро вошел в конфликт с новым главой региона. В 2012 году первый глава Чувашии отправил своему преемнику письмо, в котором раскритиковал политику правительства региона, из-за которой, по мнению Федорова, республика не досчиталась 9 миллиардов рублей.

Но несмотря на то, что к Игнатьеву было много претензий с разных сторон, в 2015-м Кремль дал ему зеленый свет, чтобы он переизбрался на второй срок.

Политический режим, отмечает Глухов, при Игнатьеве был мягче, чем при Федорове, хотя «все гражданское общество в республике — это штаб Навального и оппозиционно настроенные граждане». «Центр Э и ФСБ интересуются всеми, кто хоть чуть-чуть выделяется: пустил пузырь в болоте — сразу на учете у органов», — рассказывает юрист.

Глава штаба Навального в Чебоксарах Семен Кочкин описывает политический климат в регионе так: «Каждый год в Чувашии кто-то из активистов сидит, так повелось». В 2018 году, когда штаб только открылся, одного из активистов фсбшники, по его словам, посадили, просто чтобы закрыть статистику. В 2019 году срок получил уже достаточно популярный в Чувашии блогер Константин Ишутов. «Сначала в одном из его постов увидели реабилитацию фашизма, при обыске якобы нашли детскую порнографию, и он уехал на 3,5 года, — говорит Кочкин. — Для всех местных это был шок. На суд приходили свидетели даже от власти, депутаты какие-то и говорили: пост видели, но сажать не стоит». В отчетах правозащитной ассоциации «Агора» Чувашия находится в так называемой «красной зоне», то есть это регион, где регулярно сажают за комментарии или репосты в социальных сетях.

«Раньше я думал, что не будут сажать людей с большой публичностью, но у Ишутова она была, — говорит глава штаба Навального. — Так что неприятно, страшно, мне по административкам давали штрафы за комментарии и посты, десять суток давали, но ты воспринимаешь это уже как реальность, в которой ты живешь, а не как какое-то ущемление».

Собеседники Би-би-си рассказывают, что, будучи главой региона, Игнатьев пытался активно продвигать здоровый образ жизни, но получалось это комично. Глава республики отправлялся на пробежку по набережным в 5 часов утра и туда же к нему свозили бюджетников, чтобы они вместе делали зарядку. Пробежки прекратились одновременно с публикациями в прессе о том, что глава региона пережил инфаркт. Его пресс-служба сообщения об ухудшении здоровья Игнатьева отрицала.

Большим ударом по рейтингу Игнатьева стала его молчаливая поддержка закона об изучении родных языков, который был принят Госдумой в июле 2018 года. Если раньше изучение национального языка в ряде регионов было обязательным, то теперь этот вопрос оставлен на усмотрение родителей. Национальный язык дети могут теперь изучать по выбору.

Во многих национальных республиках этот закон был воспринят негативно. В 2019 году в Ижевске у Госсовета Удмуртии устроил самосожжение защитник удмуртского языка Альберт Разин: «Это поступок, который затронул сердца людей», — сказал Би-би-си преподаватель чувашского, организатор фестивалей языков Александр Блинов. И если удмурты являются в своей республике национальным меньшинством, то чуваши у себя составляют почти 70% населения, а всего их в России — около 1,5 миллионов, это пятая по численности нация.

Двуязычные дети-билингвы, доказывает защитник чувашского языка Блинов, оказываются успешнее в учебе, чем дети, владеющие только одним языком. Чувашский язык, говорит он, добавляет и другое представление о мире: «Если в русском на музыкальных инструментах играют, то по-чувашски — на них говорят. Согласитесь, это совсем другая философия».

В национальном музее Чувашии, который выходит окнами на Красную площадь Чебоксар (ее реконструкцию Игнатьев затеял, но довести до конца не успел), можно найти предвыборный плакат кандидата в президенты республики Николая Федорова: «Земля Чувашии дала мне силы достичь Московского Кремля, быть министром юстиции, — обращался он к избирателям в 1994 году. — Я знаком с ведущими деятелями России и зарубежных стран, на их поддержку и помощь во благо республики уверенно могу рассчитывать».

В начале 1990-х, как и всюду, национальное движение в Чувашии было сильным, рассказывает Блинов, в том же музее можно найти декларацию о государственном суверенитете Чувашии, но сепаратизма, говорит он, в регионе никогда не было: «От кого нам отделяться? От Нижнего Новгорода или Казани?» Семен Кочкин из штаба Навального говорит, что чувашские националисты в республике заметны, но как политическая сила они себя никак не проявляют.

Чуваши, несмотря на христианизацию, остались во многом двурелигиозными, рассказывает Би-би-си Глухов: местные люди готовы и свечку в церкви поставить, и потом в рощу сходить помолиться. Про теперь уже бывшего главу региона Игнатьева говорят, что он был даже скорее язычником, хотя долгое время надеялся заручиться поддержкой РПЦ. Патриарху Кириллу он пообещал построить кафедральный собор в Чебоксарах, но строительство продолжается уже много лет и конца ему не видно. Чтобы совсем не обидеть церковь, Игнатьев переименовал отросток от проспекта Калинина, где должен появиться храм, в улицу Сергия Радонежского.

«Есть такой анекдот: застал мужик дома любовника жены и выбросил его из окна, тот сломал ногу. Через несколько дней ситуация повторяется. На третий раз муж не выдерживает и спрашивает: «Ты не понимаешь, что я тебя в итоге убью?» А любовник отвечает: «Ты бы сразу так и сказал, а то намеками, да намеками», — описывает отношения между Михаилом Игнатьевым и федеральным центром создатель и главный редактор главного оппозиционного сайта республики «Правда ПФО» Александр Белов.

«Правда ПФО» первой опубликовала текст выступления Игнатьева, где он призывал «мочить», и критиковала региональные власти все последние годы. 66-летний Белов называет себя рекордсменом, потому что за долгие годы журналистской карьеры его пять раз увольняли из главной правительственной газеты региона «Советской Чувашии». «Правда ПФО» в последние годы правления Игнатьева была заблокирована во всех государственных учреждениях, а однажды, рассказывает Белов, из Чебоксар во все районы республики ушло письмо, где чиновникам объясняли, с какими СМИ и журналистами дел иметь ни в коем случае нельзя. Про Белова в том документе было отдельно отмечено, как будто это какой-то компрометирующий факт, что его мать живет в Израиле.

С Беловым мы знакомимся в Чувашском государственном театре оперы и балета, тут 28 января Михаил Игнатьев зачитывал свое послание к Государственному совету республики. Скандал с офицером МЧС уже прогремел, извинения главы региона «Единая Россия» не приняла, и команда Игнатьева собиралась в здании театра, не очень понимая, чего ожидать от выступления главы, судьба которого висит на волоске. Многие предполагали, что он воспользуется этой возможностью, чтобы поблагодарить всех и заявить о добровольной отставке.

Но вместо этого Игнатьев в течение часа рассказывал о грядущем юбилее Победы, отчитывался об успехах в сельском хозяйстве — Чувашия на первом месте в округе по производству картофеля, — в здравоохранении и образовании. Он ставил задачи на будущее так, словно собирается работать еще не один срок, неоднократно говорил о необходимости реализации национальных проектов, заявленных Владимиром Путиным. Упомянув важность волонтерства (одна из любимых тем президента России), в тот момент еще глава Чувашии поставил задачу создать новое молодежное движение и в очередной раз оговорился, предложив провести «социалистическое исследование интересов молодежи».

«Упрямство — национальная черта в Чувашии, — прокомментировал речь главы республики Белов, — не хочет уходить». Выходя из зала, где они слушали послание, члены республиканского парламента от «Единой России» отбивались от журналистов, предлагали не обсуждать слухи и напоминали, что срок полномочий главы республики истечет лишь в сентябре.

Депутат всех шести созывов Игорь Маляков, представляющий «Справедливую Россию», которого многие в республике называли наравне с активистами штаба Алексея Навального главным оппонентом республиканской власти, сказал Би-би-си: «Уперся. Значит, будут уголовные дела против окружения. А возможно, и против самого. В Кремле сейчас рассматривают несколько кандидатов на роль исполняющего обязанности».

Буквально через час, когда до Москвы дошли новости, что Игнатьев во время послания не ушел сам в отставку, его из числа своих членов исключила «Единая Россия», что стало своего рода прецедентом — раньше проштрафившихся глав регионов лишали членского билета после отставки.

Но и этого намека из Москвы Михаил Игнатьев не понял. Сутки в России было на одного беспартийного губернатора больше, а 29 января глава Чувашии был уволен в связи с утратой доверия президента. Для всех губернаторов, кроме мэра Москвы Юрия Лужкова, отставка с такой формулировкой заканчивалась уголовным делом. Сам Игнатьев, как говорят, узнал о своем увольнении из новостей. В башне на берегу Чебоксарского залива, где расположена администрация главы республики, до глубокого вечера горел свет. Но когда туда зашел корреспондент Би-би-си, в приемной уволенного главы ему сообщили: «Михаил Васильевич уехал домой и на работу уже, видимо, не вернется».

На следующий день в доме правительства Чувашии полпред президента в Приволжском федеральном округе Игорь Комаров представлял нового и.о. главы Олега Николаева. Уволенного Игнатьева на представлении не было. Выступление полпреда заняло пятнадцать минут и местами сильно напоминало послание Михаила Игнатьева, после которого его уволили. Чиновник упомянул сильное сельское хозяйство региона, вспомнил построенные за последние годы школы и детские сады, упомянул динамично развивающееся здравоохранение и отметил, что в Чувашии неплохо обстоит ситуация с демографией, но надо поработать с рождаемостью.

Сторонний наблюдатель, слушавший обе речи, мог бы и запутаться, из-за чего, собственно, уволили предыдущего главу, но под конец полпред пожелал Олегу Николаеву «не терять связь с жителями» — видимо, именно потеря этой связи стоила в итоге Игнатьеву должности.

Когда в 2015 году Михаил Игнатьев только избирался на второй срок, его основным конкурентом на выборах был как раз эсер Олег Николаев, теперь возглавивший республику. Тогда он набрал почти 15% и занял второе место.

В начале 1990-х годов Николаев начинал свою карьеру монтажником на заводе «Монолитстрой», работал водителем в ООО «Бодигард» и специалистом службы безопасности в АО «Текстильмаш».

В 2009-2013 годах работал управляющим операционным офисом и директором чебоксарского филиала Мособлбанка. Его Николаев покинул вовремя — через год в офисах компании прошли обыски, банк заподозрили в обходе запретов ЦБ и в незаконном выводе средств. В апреле 2016 года бывший владелец банка Анджей Мальчевский был приговорен к четырем годам колонии общего режима по делу о хищении денежных средств в особо крупном размере. До конца срока банкир не дожил и в июне 2018 года скоропостижно скончался в исправительной колонии в Рязанской области.

В 2011 году Николаев был избран депутатом Госсовета Чувашии от «Справедливой России». А через год после губернаторских выборов стал депутатом Госдумы. «Его работа там мне не понравилась, — говорит Кочкин из штаба Навального. — Он предлагал законы против интернета и приходит сейчас в республику, где интернет щемят. Он судился с журналисткой, которая про него писала, на нее завели уголовное дело и дали условный срок».

Конфликт у Николаева случился с журналисткой Дарьей Комаровой. Сейчас она сотрудничает с одним из проектов радио «Свобода», а пять лет назад работала в газете, которая выпускалась на деньги штаба Игнатьева, поддерживала действующего главу региона и «мочила» всех его конкурентов. «Тогда я поддерживала Игнатьева, потому что думала, что он будет защищать чувашский язык, — объясняет теперь Комарова. — Многие шутили над его неграмотной речью, но русский просто для него не родной и потом он его подтянул. При этом он свой, смешной.

В издании «Эксперт Чувашии» Комарова опубликовала статью о семье кандидата от «Справедливой России», где подробно описывала его личную жизнь, поговорив для статьи с первой женой политика. Сначала кандидат потребовал запретить газету через ЦИК, потом подал гражданский иск к журналистке, а когда стал депутатом Госдумы, добился возбуждения уголовного дела.

После нескольких судебных разбирательств Комарову, которая к тому моменту возглавляла в Чувашии штаб кандидата в президенты Ксении Собчак, приговорили к двум годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 2,5 года. «Если бы у меня не было маленького сына, просто посадили бы, — говорит Комарова. — А так хожу теперь два раза в месяц отмечаться во ФСИН. Думаю, как политик Николаев тогда ошибку сделал, решив судиться с журналистом».

После назначения Николаева исполняющим обязанности главы республики, его место в Госдуме занял Игорь Маляков, отработавший в чувашском Госсовете шесть созывов подряд. Как и предсказывал он в разговоре с Би-би-си, через день после отставки Игнатьева в республиканских СМИ появилась информация, что работой команды прежнего руководителя региона заинтересовались правоохранительные органы.

Президент России Владимир Путин 4 февраля, впрочем, заявил, что о возможных уголовных делах против прежнего руководства республики ему ничего неизвестно: «Насколько я себе представляю, претензий к нему со стороны правоохранительных органов нет, — сказал он. — Есть одно требование, без которого работать на таких местах невозможно. Какое это требование? Уважение к людям. Если этого нет, то человек должен оставить это место работы и найти себе другое применение».

Тэги новости: Происшествия Владимир Путин Дмитрий Медведев
Поделитесь новостью с друзьями